Форум "В Керчи"

Всё о городе-герое Керчи.
Текущее время: 17 окт 2019, 13:06
Книга Памяти Керчи Крым - твой! О Крыме и отдыхе в Крыму


Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 11 ]  На страницу 1, 2  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Боевая слава Керчи
СообщениеСообщение добавлено...: 30 сен 2013, 15:36 
В сети
Фотоманьяк
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 10 мар 2010, 21:06
Сообщений: 19561
Изображения: 0
Откуда: Город Герой Керчь
Благодарил (а): 4711 раз.
Поблагодарили: 8070 раз.
Пункты репутации: 75
Боевая слава Керчи


С.М.Щербак

Об авторе


Изображение Щербак Сергей Михайлович родился 20 сентября 1911 г. в поселке Дергачи Харьковской области. Окончил Харьковский институт инженеров транспорта и Военно-политическую академию в Москве. Первое боевое крещение принял еще слушателем Академии в 1939 г. на советско-финляндском фронте. Последние экзамены выпускники академии сдавали за две недели до начала Великой Отечественной войны.
Затем последовали годы службы в авиации до Победы, которую он встретил на аэродроме Гроссенхаген, близ Штеттина, заместителем командира 42-гвардейского Краснознаменного истребительного авиационного Танненбергского полка. Особенно тяжелыми и памятными были схватки с врагом в составе полка на Северном Кавказе; в боях за освобождение Керчи Сергей Михайлович совершил 30 боевых вылетов.
Война окончилась, а служба в Армии продолжалась: в Германии, Польше, Крыму - Джанкое, Евпатории, Керчи. В нашем городе полковник С.М. Щербак исполнял должность начальника политотдела учебного отряда ВВС ЧФ.
В ноябре 1960 г. закончилась его военная 25-летняя служба в Вооруженных Силах и началась служба гражданская – в городском историко-археологическом музее, преемником которого стал Керченский историко-культурный заповедник. В музее он прошел все ступени – от научного сотрудника до директора. Но главной его заботой за 18 лет был Аджимушкайский музей, созданию и развитию которого он посвятил все эти годы.
Сергей Михайлович оставил нам важное научное наследие – создал архив, без использования которого ни одна статья или публикация последующих исследователей обороны Аджимушкая не является достоверной, написал множество статей и целый ряд книг по истории великой Отечественной войны, в том числе и о события в Керчи. Достаточно перечислить главное: «Боевая слава Керчи», «Легендарный Аджимушкай», «Керчь и Керченский полуостров в военные годы 1942-44», «В катакомбах Аджимушкая», буклеты: «Огненная земля» и «Подвиг Керчи». Но последняя книга так и осталась неизданной.
Сергей Михайлович заложил традицию проведения подземных поисковых экспедиций (первая - была организована в 1972 г.), в которых принимали участие поисковики огромной Советской страны.
Ученый-историк, непревзойденный организатор музейного дела во многом способствовал присвоению Керчи звания "Город-герой". С его уходом специалиста такого уровня в заповеднике не осталось и не появилось. Казалось, он знал о войне все – но сам так не считал. Сергей Михайлович Щербак ушел из жизни, оставив о себе, не только светлую память, но и памятник – Музей Обороны Аджимушкайских каменоломен.

Содержание











_________________
Изображение Изображение Я В контакте. Группа В контакте.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Боевая слава Керчи
СообщениеСообщение добавлено...: 30 сен 2013, 16:35 
В сети
Фотоманьяк
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 10 мар 2010, 21:06
Сообщений: 19561
Изображения: 0
Откуда: Город Герой Керчь
Благодарил (а): 4711 раз.
Поблагодарили: 8070 раз.
Пункты репутации: 75
Предисловие


Ты когда-нибудь был в Керчи?
Обязательно съезди в Керчь.

Сергей Островой


Вы приехали в Керчь. Из школьных уроков истории, из прочитанных книг у вас еще до встречи с городом возникло представление о нем, заочный образ-ожидание. Вам известно, что Керчь — один из древнейших городов нашей страны с уникальными памятниками разных эпох, что ныне это один из крупных центров морского и океанического рыболовства, железорудной промышленности, судостроения. Вам ясна исключительность положения города на берегу у пролива, отделяющего Крым от Кавказа. Но над всеми этими предваряющими сведениями, разрозненными впечатлениями властно берет верх сознание, что вы в городе-герое, городе величественной и трагической военной судьбы.
Триста двадцать военных дней и ночей Керчь была фронтовым городом. Дважды в ходе Великой Отечественной войны ее захлестывало фашистское нашествие. И дважды советские воины ценою многих жизней освобождали город. При большой концентрации войск на тесном пространстве Керченского полуострова, лишенном гор, лесов и других укрытий, бои приобретали особенно ожесточенный, кровопролитный характер. Каждое селение становилось опорным пунктом, любая складка местности — рубежом обороны. Борьба с ненавистным врагом шла на земле и под землей, на воде и в воздухе.
В подвиге Керчи слились воедино ратный труд и героизм солдат Крымского фронта, 18-й и 56-й армий, Отдельной Приморской армии, бесстрашных моряков Черноморского флота и Азовской военной флотилии, подземных бойцов Аджимушкая, партизан и подпольщиков, рабочих городских предприятий, строителей оборонительных сооружений. Слава Керчи — это бесстрашие и мужество тех, кто сражался на улицах города-героя, кто не щадил своей жизни в оборонительных и наступательных боях.
Вы читаете названия улиц, в которых увековечены славные имена, молча стоите перед памятниками. Прошлое обступает вас, стучится в сердце. Впечатления ваши постепенно приобретут единство и стройность, наполнятся конкретной плотью фактов. А чтобы вы увидели и узнали побольше, мы предлагаем маршруты экскурсий по местам боев в Керчи и на Керченском полуострове. И прежде всего вы познакомитесь с центральной частью города, откуда подниметесь на гору Митридат, увенчанную обелиском Славы, озаренную пламенем Вечного огня.
Исторически сложившийся у подножия горы центральный район Керчи в последние годы получил новую, четкую планировку. Вся в зелени, в многоцветий куртин раскинулась площадь Ленина, где высится памятник великому вождю. Эта площадь — место праздничных демонстраций и митингов, шествий и торжественных манифестаций. Сюда после выпускного вечера приходят вчерашние десятиклассники, к подножию памятника кладут цветы ветераны войны, передовики труда, счастливые новобрачные.
Ступени широкой каменной лестницы ведут на вершину Митридата. Общеизвестна привязанность керчан к знаменитой горе. И действительно, трудно представить себе историю города и сам город без Митридата. Обелиск Славы на его вершине воздвигнут по проекту академика архитектуры М. Я. Гинзбурга 9-м мото-инженерным батальоном подполковника Ф. И. Киневского. Памятник был открыт 8 октября 1944 года на многотысячном митинге под гром артиллерийского салюта, слившийся с гудками заводов, паровозов, кораблей.
Трехгранный 24-метровый обелиск высится над постаментом. На стороне, обращенной к городу, укреплен макет ордена Славы. Под ним — бронзовые буквы посвящения: «Бессмертным героям — Советская Родина. Генералам, офицерам, сержантам, рядовым Отдельной Приморской армии и морякам Азовской военной флотилии, павшим смертью храбрых за освобождение Крыма в ноябре 1943 — апреле 1944 гг.». На постаменте, словно охраняя обелиск, стоят три 76-мм пушки. Рядом — большая мемориальная доска в виде развернутой книги с надписью: «Вечная слава героям, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины». На боковых плоскостях высечены имена героев, погибших в боях за Керчь. Строгий, светло-серого камня, памятник виден на расстоянии до 20 километров.


14 сентября 1974 года. Министр обороны СССР, член Политбюро ЦК КПСС А. А. Гречко вручает городу-герою Керчи орден Ленина и медаль «Золотая Звезда».


9 мая 1959 года на скале неподалеку от обелиска Славы зажжен Вечный огонь. Пылающий факел привезли с Малахова кургана в Севастополе; честь зажечь огонь в чаше была предоставлена бывшему моряку-потемкинцу М. П. Панфилову.
В годы военного лихолетья господствующая над городом гора представляла собой важную позицию. Не удивительно, что с ней связаны знаменательные события гражданской и Великой Отечественной войн.
В ночь на 23 мая 1919 года красные партизаны, выйдя из Аджимушкайских каменоломен, ворвались в город, захватили почту, телеграф, уничтожили батареи деникинцев в морском порту. Наступившее утро выявило, однако, преобладание белогвардейских сил; к тому же деникинцы получили подкрепление с кораблей интервентов. Партизаны и примкнувшие к ним городские рабочие вынуждены были отойти на Митридат. Целый день на северо-восточном склоне горы длился кровопролитный бой. Более полутора тысяч красных партизан и рабочих пали с оружием в руках; немногие попавшие в плен были зверски замучены карателями. В память о них одна из улиц, прилегающих к Митридату, названа улицей 23 Мая.
Перед Великой Отечественной войной на скальных выступах вершины горы были оборудованы позиции 68-й зенитной батареи Керченской военно-морской базы. Для пушек соорудили бетонные опоры; в казематах хранились боеприпасы, размещался личный состав. Здесь же находился командный пункт 54-го отдельного зенитного артдивизиона. Осенью 1941 года зенитчики своим огнем не давали фашистским самолетам прицельно сбрасывать бомбы. В ноябре, когда фронт вплотную приблизился к городу, бетонные сооружения пришлось взорвать. Остатки их можно осмотреть, если пройти по гребню горы в западном направлении.
С вершины Митридата открывается захватывающая дух панорама. Ширь Керченского пролива, соединяющего два моря. По ту сторону виден далекий берег Тамани. Косы Чушка, с белыми домами на южной оконечности, и Тузла как бы парят над водной гладью. Вдоль пролива на сорок километров протянулась Керчь. Глядя отсюда на город-герой, думаешь о доблести его защитников и освободителей, об этапах его большого пути.

...К осени 1941 года на фронтах Великой Отечественной войны сложилась напряженная обстановка. Воспользовавшись временным военным преимуществом, фашистские полчища глубоко вклинились в пределы нашей Родины. Учитывая большое стратегическое значение Крыма, гитлеровское командование стремилось овладеть полуостровом, чтобы использовать его как плацдарм для проникновения на Кавказ. Захватив нефтеносные районы Грозного и Баку, враг рассчитывал лишить нашу страну нефти. Для наступления на Крым фашистское командование выделило семь пехотных дивизий 11-й армии и две румынские бригады.
С первых дней войны жизнь в Керчи стала перестраиваться на военный лад. Вместо мобилизованных в армию и флот мужчин встали на рабочие места женщины, подростки, старики. Они сумели не только сохранить уровень производства на промышленных предприятиях, но и превзойти его. «Больше металла фронту!» — стало девизом рабочих завода имени Войкова, железорудного комбината. Они изготовляли оружие и боеприпасы, строили бронепоезда. Судоремонтники переоснащали для военных целей рыболовецкий флот, транспортные суда.
Фронт приближался. Когда обстановка стала угрожающей, Керченский городской комитет партии организовал два партизанских отряда, для которых были заблаговременно подготовлены базы в Старокарантинских и Аджимушкайских каменоломнях. Керчь стала местом пребывания подпольного областного партийного центра, во главе которого стоял старый большевик, опытный конспиратор И. А. Козлов. В городе был создан истребительный батальон, организованы бригады народного ополчения.
25 октября 1941 года гитлеровцы прорвали фронт на Перекопе, и 51-я армия, неся большие потери, стала отступать на Керченский полуостров. После тяжелых кровопролитных боев на Акмонайских позициях она отошла к Керчи. 16 ноября, исчерпав возможности дальнейшей обороны, наши части оставили Керченский полуостров.
Полтора месяца длилась в этот раз фашистская оккупация. Более семи тысяч мирных жителей Керчи были злодейски замучены и расстреляны палачами. Но город не покорился. Уничтожить партизан в каменоломнях гитлеровцам не удалось. Совершая бесстрашные вылазки, партизаны мстили фашистским извергам за невинные жертвы, за пытки и казни, отвлекали на себя часть сил врага.
В конце 1941 года Керчь была освобождена высадившимися частями Керченско-Феодосийского десанта. 30 декабря славные морские пехотинцы водрузили красное знамя на вершине Митридата. Крупнейшую десантную операцию успешно осуществили войска Закавказского фронта, Черноморский флот и входившая в него Азовская военная флотилия. Войска 44-й, 51-й Отдельной армий освободили Феодосию и весь Керченский полуостров.
Однако долгим и тяжким был наш путь к победе, и много еще горьких испытаний выпало на долю многострадальной керченской земли. 17 января наши части под натиском превосходящих сил противника вынуждены были оставить Феодосию и закрепились на Акмонайских позициях. Здесь в затяжных, тяжелых боях советские воины проявили массовый героизм, мужество и отвагу. И все время, пока на Акмонайском перешейке гремели бои, Керчь была промышленной базой и единственным портом фронта. Под непрерывными массированными бомбежками трудился прифронтовой город. Рабочие его заводов ремонтировали орудия, минометы, танки, автомашины. Самоотверженно работали портовики и железнодорожники, труд которых под бомбами и снарядами сам по себе был подвигом.

Наступил трагический для Керчи и всего Крымского фронта май 1942 года.
Гитлеровцы запланировали на предстоящее лето общее наступление на восточном фронте, в котором, по их мнению, должен был решиться исход войны. Нам теперь хорошо известно, как он решился: в великой Сталинградской битве, сражении на Орловско-Курской дуге, битве за Кавказ. Но все это было впереди. А в мае сорок второго тяжелый удар приняли на себя армии Крымского фронта. Неся огромные потери, они вынуждены были оставить акмонайские рубежи. 14 мая враг подошел к Керчи. Вечером того же дня гитлеровцы прорвались на Митридат. Части 44-й армии ночной атакой выбили их оттуда, однако на следующий день фашисты вновь заняли вершину горы. Отдельные городские кварталы неоднократно переходили из рук в руки. Повторные контратаки наших воинов имели лишь частичный успех: слишком неравны были силы. Враг установил на Митридате свои батареи — это резко ухудшило положение оборонявшихся. После нескольких дней жестоких боев гитлеровцы вторично захватили Керчь.
Главные силы фронта ушли через пролив. Но остались на керченской земле те, кто прикрывал отход. Они стали бойцами легендарного подземного гарнизона. Защитники Аджимушкайских каменоломен сражались, пока бились их сердца; подвиг аджимушкайцев вошел в историю Отечественной войны как образец стойкости, мужества, непоколебимой верности воинскому долгу.
В мрачный второй период оккупации ничто не могло заставить керчан покориться фашистскому «новому порядку». Бездействовали заводы и фабрики, опустели рыболовецкие причалы. Летом 1942 года молодежь Керчи и окрестных сел создает боевые группы для борьбы с оккупантами; совместно с подпольем в городе действуют военные разведчики. Многие гибнут в фашистских застенках, но их дело продолжают другие. По инициативе коммунистов и комсомольцев в сентябре — октябре 1943 года в каменоломнях под Керчью вновь организуются и успешно осуществляют боевые операции партизанские отряды. В ноябре партизаны Аджимушкайских каменоломен соединились с десантными частями 56-й армии. Славной и трагической была судьба Старокарантинского и Багеровского отрядов.
После исторических побед Красной Армии под Сталинградом и Курском наступил перелом в ходе войны. Части Северо-Кавказского фронта, освободив Новороссийск и Таманский полуостров, 9 октября 1943 года вышли к Керченскому проливу, а войска 4-го Украинского фронта, разгромив гитлеровцев под Мелитополем, подошли к Перекопу. 17-я вражеская армия, насчитывавшая 195 тысяч солдат и офицеров, оказалась блокированной в Крыму.
Морские коммуникация ее подвергались ударам кораблей Черноморского флота. Непосредственно на Керченском полуострове находился 5-й армейский корпус гитлеровцев общей численностью в 85 тысяч человек. Все суда противника, выведенные из Азовского моря, были сосредоточены в проливе; дополнительно в ноябре из Севастополя пришло 60 быстроходных десантных барж. Готовясь к длительной осаде, гитлеровцы соорудили на Керченском полуострове три мощных оборонительных рубежа.
Решающая битва за Крым грянула в апреле 1944 года, когда на севере полуострова начали штурм войска 4-го Украинского фронта, а в районе Керчи пошла в наступление Отдельная Приморская армия. А до этого был беспримерный подвиг наших десантников на Огненной земле Эльтнгена; более пяти месяцев геройски дрались с врагом воины 11-го гвардейского и 16-го стрелковых корпусов, 3-го горнострелкового корпуса, удерживавшие плацдарм северо-восточнее Керчи.

11 апреля 1944 года Керчь была освобождена нашими доблестными войсками.
Над одним из домов по улице 23 Мая затрепетал на весеннем ветру алый стяг. Его сберег от гитлеровцев и вывесил 84-летний Кузьма Иванович Паньков, отец трех фронтовиков...
Красное знамя водрузили на вершине Митридата советские воины-освободители. Перед ними вся в руинах лежала Керчь. Враг заминировал почти все, что чудом уцелело, особенно в морском порту. Много мин осталось в огородах, во дворах. После освобождения было обезврежено 41 078 противотанковых и 55 075 противопехотных мин, 16 520 артиллерийских снарядов и бомб, 67 944 минометных снаряда. За время оккупации фашисты убили около 15 тысяч жителей города и столько же военнопленных, насильственно угнали на каторгу в Германию более 14 тысяч керчан. До войны населения в городе насчитывалось более ста тысяч человек, на 17 апреля 1944 года было зарегистрировано всего 5764 человека.
Как ни старались гитлеровцы стереть Керчь с лица земли, город выстоял, жизнь в нем оказалась неистребимой. С первого же дня развернул свою работу городской комитет партии, возглавляемый Н. А. Сиротой. Всего в первичных парторганизациях Керчи числилось вначале 137 коммунистов и 24 кандидата в члены партии. Встали на учет 72 комсомольца. Это была сила, сплотившая керчан, поднявшая их на трудную работу по восстановлению родного города.
Тот, кто видел Керчь фронтовую, кто побывал в ней в первые послевоенные годы, с трудом узнает ее сейчас. Уходят в прошлое одноэтажные строения, тесные дворы, узкие улочки. На их месте встают новые микрорайоны с многоэтажными современными домами, зелеными насаждениями. До войны жилая площадь в городе составляла 528 тысяч квадратных метров, ныне Керчь располагает полутора миллионами квадратных метров.
В феврале 1976 года, в дни работы XXV съезда КПСС, в город пришла днепровская вода. Это стало поистине историческим событием для всего Керченского полуострова, веками страдавшего от недостатка воды.
Предприятия города взяли в десятой пятилетке хороший старт. В творческом труде керчан постоянно изыскиваются возможности повышения эффективности и качества работ, делается все для успешного решения заданий пятилетки.
Боевой подвиг Керчи, ее повседневная трудовая доблесть определяют характер и облик города, привычки, традиции керчан. Взволнованно встречает Керчь 9 Мая — праздник Победы. В этот день здесь проводятся митинги, возлагаются цветы к многочисленным братским могилам и памятникам. Апофеозом празднества становятся встречи на горе Митридат. Дорогие гости керчан — ветераны войны — в золоте наград собираются у обелиска; воины, сражавшиеся на керченской земле, навсегда породнились с городом-героем. Несут и несут люди цветы и венки к пьедесталу обелиска Славы... Заканчивается общегородской митинг, но долго еще звенят на Митридате песни военных лет, не умолкает праздничное многоголосье. Седые ветераны оглядываются на пройденный ими путь, любуются обновленной Керчью.
Но не только в праздник — в любой день увидишь людей на Митридате. Их влекут сюда Вечный огонь, памятник боевой славы, великолепная панорама города, открывающаяся с орлинои высоты.

7 ноября 1973 года впервые на Митридате прозвучал праздничный артиллерийский салют; с тех пор многоцветьем ракетных гирлянд, огненными вспышками орудийных залпов город-герой ежегодно салютует тем, кто отстаивал родную землю, кто отдал жизнь для Победы.


Первый салют в городе-герое Керчи 7 ноября 1973 года.


Сто тридцать семь воинов, сражавшихся за Керчь, отмечены высшим отличием — званием Героя Советского Союза. Многим из них это звание присвоено посмертно. Двадцать одна воинская часть удостоена почетного наименования «Керченской». Нерушимое фронтовое братство связывает Керчь с другими черноморскими твердынями: городами-героями Севастополем, Одессой и Новороссийском. Ко всем им в равной мере относятся слова Леонида Ильича Брежнева: «Выдержали. Все выдержали, через все прошли и победили, разгромили фашистского агрессора».

_________________
Изображение Изображение Я В контакте. Группа В контакте.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Боевая слава Керчи
СообщениеСообщение добавлено...: 30 сен 2013, 21:38 
В сети
Фотоманьяк
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 10 мар 2010, 21:06
Сообщений: 19561
Изображения: 0
Откуда: Город Герой Керчь
Благодарил (а): 4711 раз.
Поблагодарили: 8070 раз.
Пункты репутации: 75
Керчь - акмонайские позиции


Военные события в самой Керчи и на Керченском полуострове связаны неразрывно. Акмонайские позиции — конечный пункт первой нашей экскурсии — по существу были выдвинуты на запад передним краем борьбы за Керчь. Здесь, в наиболее узком месте полуострова, и на промежуточных рубежах в первый период войны решалась судьба города.
Ключевой пункт Акмонайских позиций — село Фронтовое. По пути к нему вы посетите ряд других сел, осмотрите многие достопримечательные места. Большинство их памятно по Керченско-Феодосийской десантной операции конца 1941-го и действиям Крымского фронта весной 1942 года.

...Разгром гитлеровских войск под Москвой, Ростовом и Тихвином изменил стратегическую обстановку на фронтах войны. Ставкой Верховного Главнокомандования была поставлена задача провести Керченско-Феодосийскую десантную операцию с целью деблокирования Севастополя и полного освобождения Крыма. Эта операция планировалась как составная часть общего контрнаступления Красной Армии в зимнюю кампанию 1941—1942 годов.
На Керченском полуострове к тому времени находился 42-й немецкий армейский корпус численностью в 25 тысяч человек. Враг имел здесь 118 танков, 180 орудий, до 100 самолетов, располагал значительным флотом. Однако противнику так и не удалось достичь господства своего флота на море.
17 декабря 1941 года гитлеровцы развернули второй, «решающий» штурм осажденного Севастополя. Керченско-Феодосийский десант должен был оттянуть на себя часть сил противника от главной базы Черноморского флота.
Осуществление операции возлагалось на Закавказский фронт (командующий генерал-лейтенант Д. Т. Козлов, член Военного совета дивизионный комиссар Ф. А. Шаманин) во взаимодействии с Черноморским флотом. Высадка предполагалась на широком 250-километровом фронте от Арабатской стрелки до Феодосии. Главный удар должна была нанести 44-я армия (командующий генерал-майор А. Н. Первушин) с юга в направлении Феодосии, Ак-Моная. Ей предстояло овладеть Феодосией и занять Акмонайкий перешеек.
Войска 51-й армии (командующий генерал-лейтенант В. Н. Львов), высаживаемые на северном побережье, в районе мысов Хрони, Тархан, Зюк, в Казантипском заливе, и на восточном — у Камышбуруна, получили задание нанести вспомогательный удар. Они должны были занять город и порт Керчь, наступать до Акмонайских позиций и совместно с 44-й армией разгромить керченскую группировку противника.
Таковы самые общие сведения, которые необходимы тому, кто отправится в путь по маршруту экскурсии. Поездку удобнее всего совершить в собственном автомобиле, но можно воспользоваться и рейсовыми автобусами. Правда, во втором случае некоторые отрезки пути придется пройти пешком. Начало маршрута — у автовокзала. Рейсовый автобус № 68 через Аджимушкай и Глазовку доставит вас к Азовскому морю, в село ЮРКИНО.
Всем известен Южный берег Крыма, но еще мало кто бывал на северном побережье Керченского полуострова. Слово «северное», вероятно, отпугивает, а между тем этот интересный район крымской курортной целины находится на одной широте с Евпаторией. Яркое солнце, мелководье, отличные песчаные пляжи, имеющие то преимущество, что нигде они не стеснены близостью города. Издавна на десятки километров здесь приходились считанные рыбацкие поселки, лишь в последние годы на этом побережье появились первые пансионаты, зоны отдыха трудящихся.
Остановимся на возвышенности перед крутым спуском в село Юркино (бывш. Юргаков Кут). Берег окаймляет живописная гряда, достигающая в высоту 180 метров над уровнем моря. Весною здесь все в цвету. Склоны покрыты густыми зарослями шиповника, боярышника, в просторных ложбинах зеленеет трава. На западе виднеется высота 164,5; ее оконечностью является мыс Тархан. Восточнее Юркино находится мыс Хрони. Между ними округло вдается в сушу Булганакская бухта. Трава и кустарник скрывают от взгляда шрамы земли. Это тихое побережье в дни войны было местом жестоких боев.
В ночь на 26 декабря 1941 года корабли Азовской военной флотилии, которой командовал контр-адмирал С. Г. Горшков, вышли с десантом в море. Переход оказался очень трудным. Начался сильный шторм, волны захлестывали малые суда, управление ими нарушилось. Артиллерийская и авиационная подготовка не проводилась — в расчете на внезапную высадку ночью. Из-за шторма, снегопада, оледенения корабли смогли выйти в назначенный район лишь к утру.
У мысов Тархан и Хрони к берегу приближались суда отрядов капитана 2 ранга В. С. Грозного и капитана 3 ранга В. М. Дубового. В редеющем рассветном сумраке силуэты кораблей выделялись все отчетливее. Как только они вошли в зону поражения, море вздыбилось стеной разрывов. В небе появились стаи «юнкерсов» и «мессершмиттов», на десантные суда посыпались бомбы.
Канонерские лодки и бронекатера, расчищая огнем дорогу десантникам, принимали на себя удары с суши и с воздуха. Падали, обливаясь кровью, члены экипажей судов, бойцы и командиры частей десанта; уцелевшие воины продолжали выполнять боевое задание. То одно, то другое судно, пылающее, изрешеченное, исчезало в пучине. Несмотря ни на что, десантники прыгали в ледяную воду, выбирались к береговой кромке и с ходу шли в бой.


Схема Керченско-Феодосийской десантной операции (26 декабря 1941 г. — 2 января 1942 г.).


Уцепившись за берег, требовалось захватить хоть небольшой плацдарм и как можно быстрее продвигаться вперед. С кличем «полундра» шли в атаку не знающие страха воины 83-й бригады морской пехоты, устремились вперед бойцы 224-й горнострелковой дивизии. Сводный отряд возглавлял командир бригады полковник И. П. Леонтьев.
Дальнейшее наступление в сторону Керчи шло с нарастающими трудностями. Опомнившиеся фашисты оказали яростное сопротивление перед Аджимушкаем, на подготовленном рубеже. Они приостановили и даже потеснили десантников. Но врагу не удалось сбросить их в море. Героические действия, беззаветное мужество советских воинов отвлекли на себя значительные силы противника, создали благоприятные условия для высадки десанта 44-й армии на главном, феодосийском направлении.


30 декабря 1941 года. Керчь свободна!


...Спустя четыре месяца, когда гитлеровцы, перейдя в контрнаступление, прорвали оборону Крымского фронта, вдоль Азовского побережья отходили измотанные части 51-й и 47-й армий. 14 мая полевое управление 47-й армии было эвакуировано в Темрюк, чтобы обеспечить оборону Таманского полуострова; оставшиеся подразделения влились в состав 51-й армии. Здесь, у села Юркино, были прижаты к морю части 138-й горнострелковой дивизии. Наши воины героически отбивали атаки врага. Многие бойцы и командиры пали здесь смертью храбрых. Лишь небольшой группе удалось пробиться к переправам...
Высоты у села Юркино вновь были местом ожесточенных боев во время десантов ноября 1943-го — начала 1944 года. Скорбным напоминанием о них служит братская могила западнее села. «Люди, склоните головы перед светлой памятью героев. Они погибли, чтобы жили мы, чтобы вечно жила Отчизна», — читаем на обелиске...
Взгляните еще раз на мыс Тархан и прибрежные высоты. Мы вспомним о них в ходе одной из последующих экскурсий. А теперь впереди БОНДАРЕНКОВО (бывш. Булганак). На машине туда можно проехать от мыса Тархан по грунтовой дороге или же через Глазовку и Аджимушкай по шоссе. Те, кого доставил рейсовый автобус, на обратном пути сходят при въезде в Керчь на улице Гагарина и пересаживаются в автобус маршрута № 64.
Мы едем полями, где не раз гремели тяжелые бои. 14—15 мая 1942 года здесь стойко сдерживали натиск врага будущие защитники Аджимушкайских каменоломен. В боях участвовали подразделения 72-й Кубанской кавалерийской дивизии. Когда ее командир генерал-майор В. И. Книга получил тяжелые ожоги от упавшего вблизи горящего самолета, командование принял на себя комиссар Дроздов. Воины дивизии героически сражались с врагом в ходе всей обороны на Керченском полуострове. Огнем с земли кавалеристы сбили 18 самолетов, уничтожили 15 танков противника.
На восточной окраине села Бондаренково находятся Булганакские каменоломни. Входы в них взорваны гитлеровцами, бесформенные глыбы загромождают поверхность. Выработки там двухъярусные, глубиною в несколько десятков метров. Следует помнить, что из-за разрушений спускаться под землю небезопасно.
Весной 1942 года катакомбы использовались как укрытие различными частями и госпиталями Крымского фронта. В начале мая здесь располагались артиллерийское подразделение и медсанбат 396-й стрелковой дивизии. Они имели некоторый запас продовольствия и оставшуюся от ранее эвакуированного госпиталя дистиллированную воду. Когда 14 мая гитлеровские танки вышли к селу Булганак, в верхнем ярусе каменоломен оставалось до 70 раненых; с ними было несколько врачей и медсестра. В нижний ярус после боя опустились до ста бойцов, оказавшихся в окружении. Эту группу возглавляли старший лейтенант Светлозаров, старший политрук Бакидзе (Вахидзе), младший лейтенант Елкин, старшина Коба.
18 мая противник начал осаду катакомб. Завязались бои. Видимо, решив, что в Булганаке, подобно Аджимушкаю, находится крупная группировка советских войск, фашисты стали рыть у каменоломен окопы, устанавливать огневые точки. Взрывами они завалили выходы.
Две группы объединились в нижнем ярусе катакомб в отряд, которому дали название «Кара». Бывший участник событий рядовой Б. Н. Устрицкий вспоминает: «Очень часто проводились сборы отряда, чувствовалась дисциплина; в конце таких сборов пели задушевные песни, а также «Интернационал», да так громко, чтобы наверху было слышно. Пусть знают, что мы живем и полны бодрости».
Но день за днем усугублялись трудности. Не было освещения, подходили к концу запасы продовольствия. В июне—июле резко уменьшилось количество воды, капающей с кровли. Бойцы отряда под командованием старшего лейтенанта Светлозарова неоднократно пытались пробиться на поверхность, чтобы уйти в Аджимушкайские каменоломни (они знали, что там сражаются наши воины) или пробраться в лес, к партизанам. Но стоило прорубить выход, и всякий раз фашисты забрасывали его гранатами, дымовыми шашками, открывали огонь. В одной из схваток с врагом погиб комиссар отряда Бакидзе.
От взрывов и удушья, от голода и жажды погибло большинство бойцов. В середине июля во тьме подземелья еще держалась горсточка измученных людей. Последние попытки пробиться успеха не имели. Смертью храбрых пал командир Светлозаров. Очень немногие из тех, кто прошел фашистский плен, остались в живых. Они и донесли до нас рассказ о героях, почти шестьдесят дней сопротивлявшихся врагу в Булганакских каменоломнях...

Недалеко от каменоломен у дороги стоит памятник. Надпись на нем гласит: «Герою Советского Союза младшему лейтенанту В. П. Бондаренко, отличившемуся и павшему в боях с немецко-фашистскими захватчиками на Керченском полуострове в 1943 году». О событиях того периода борьбы речь впереди. Мы расскажем лишь о герое, чье имя носит прежний Булганак.
Девятнадцатилетний комсорг батальона 694-го стрелкового полка младший лейтенант В. П. Бондаренко 18 ноября в боях за высоту 34,0, что в полутора километрах южнее села, первым поднял бойцов в атаку. Гранатами он забросал станковый пулемет, уничтожил огнем из автомата более десяти фашистов, четверых взял в плен. Во время танковой атаки гитлеровцев отважный воин один заменил погибший расчет противотанковой пушки. Восемь бронированных чудовищ шли на него. В. П. Бондаренко подбил головную машину, остальные отступили. Затем последовала еще одна атака. С помощью подоспевших бойцов младший лейтенант выкатил орудие на открытую позицию и поджег еще один танк. В этом бою молодой коммунист В. П. Бондаренко был смертельно ранен. Посмертно он удостоен звания Героя Советского Союза.

Изображение

Герой Советского Союза В. П. Бондаренко.


Из Бондаренково мы направляемся в село КУРОРТНОЕ, что у мыса Зюк. Автотуристы следуют туда через село Войково, остальные возвращаются на городской автовокзал, откуда в Курортное можно отправиться на автобусе, следующем по маршруту № 69.
Старое рыбацкое село оправдывает свое название морским раздольем, хорошим пляжем, целебными грязями Чокракского озера, первозданной красотой мыса Зюк. Возвышенная оконечность мыса издали похожа на крепостную башню. Простор, тишина, нарушаемая лишь глухим рокотом волн и вскриками чаек. На вершине мыса — братская могила с обелиском. Здесь похоронены десантники, павшие смертью храбрых в боях с немецко-фашистскими захватчиками 26 декабря 1941-го — 2 января 1942 года.
На этот берег, у мыса Зюк, под огнем нацеленных с высот фашистских пушек и пулеметов высаживались подразделения 185-го полка 224-й горнострелковой дивизии и морские пехотинцы 83-й бригады. Их поддерживала огнем канонерская лодка «Дон» (командир—старший лейтенант Т. П. Перекрест). К исходу дня 26 декабря на берег сошли и завязали бой 1378 человек. При них было три танка, четыре орудия, девять минометов. Захватив плацдарм, десантники повели наступление в сторону села Катерлез (Войково).
В боях, которые велись у мыса Зюк, исключительное мужество, находчивость, смелость проявили бойцы 83-й бригады морской пехоты. Трое суток вела ожесточенный бой с гитлеровцами попавшая в окружение группа морских пехотинцев, которой командовал комиссар батальона старший политрук И. А. Тесленко. Отважные десантники не только не дрогнули, но и нанесли фашистам большие потери в живой силе, захватили две вражеские батареи, несколько минометов, много другого оружия. И все это время ими умело руководил И. А. Тесленко; даже будучи трижды раненным, старший политрук продолжал командовать. Первым из сражавшихся под Керчью он был удостоен звания Героя Советского Союза.

Изображение

Герой Советского Союза И. А. Тесленко.


История десанта, высаженного у мыса Зюк, изобилует фактами подлинного мужества, дерзкой находчивости. Так, бойцы полуроты 275-го отдельного саперного батальона с помощью кольев и камней сумели пришвартовать баржу «Хопер», установить сходни. Стоя по пояс в воде, саперы помогали десантникам-пехотинцам перебраться на берег, на руках перетаскивали материальную часть. Взрывом авиабомбы сейнер «Акула» выбросило на сушу. Уцелевшие члены экипажа присоединились к морским пехотинцам и героически сражались бок о бок с ними. В боях отличился керчанин М. К. Губа, старший рулевой сейнера.
Всего до 30 декабря, пока Азовское море не сковало льдом, на северном побережье, у мысов Хрони, Зюк и Тархан, в неимоверно сложных погодных условиях высадилось более 6 тысяч человек. Еще около 14 тысяч воинов форсировали Керченский пролив южнее города. А когда десантники 44-й армии захватили Феодосию, гитлеровцы, страшась окружения, поспешно оставили Керчь.
Расставаясь с Курортным, вы, несомненно, сохраните в памяти чудесную бухту, образуемую выступом мыса, золотистый пляж, Чокракское озеро, отгороженное от моря естественной перемычкой. Чокракское — в переводе значит «родниковое». И действительно, на дне озера бьют подземные сероводородные источники, а озерный ил обладает целебными свойствами.

Вернувшись из Курортного в Керчь, отправимся оттуда в поселок БАГЕРОВО, расположенный в двенадцати километрах от города. Эти экскурсии можно совершить в один день.
Весь мир знает о страшном Багеровском рве. Вы только что миновали железнодорожную станцию, полюбовались новым зданием аэропорта, ощутили простор широкого летного поля. Промчались бы мимо в радостном предвкушении дороги, движения, новизны. И вдруг — этот памятник.
Он стоит правее шоссе, а от него тянется старый противотанковый ров, полузасыпанный, ничем внешне не примечательный. В январские дни 1942 года, после освобождения Керчи десантниками, горожане пришли к Багеровскому рву, чтобы отыскать здесь своих родных, близких, соседей. Ров доверху был наполнен трупами, вдоль него валялись детские шапочки, варежки, бутылки с сосками...
Захватив город, гитлеровцы приказали жителям Керчи и ее окрестностей в трехдневный срок пройти регистрацию в городской управе и гестапо. Всем занесенным в списки гестапо было велено явиться на Сенную площадь (ныне Колхозный рынок, около автовокзала), имея продовольствия на трое суток. Пришло свыше семи тысяч человек. С площади людей отвели в тюрьму, потребовали сдать ключи от квартир, ценные вещи. Невзирая на стужу, отобрали обувь и верхнюю одежду. Начиная с 1 декабря партиями вывозили за город женщин с детьми, подростков, стариков и там расстреливали всех, от мала до велика. Здесь найдены и трупы 245 школьников, отравленных палачами. Багеровская трагедия была только началом; фашисты готовили новые расправы над мирным населением Керчи.
Дорога ведет к поселку. В 1942 году в районе Багерово были развернуты полевые аэродромы летных частей Крымского фронта. 5 февраля над расположением 50-го истребительного полка появился вражеский разведывательный самолет ХЕ-111. Адъютант эскадрильи лейтенант Е. Т. Прокурат получил разрешение на вылет. Одна за другой следовали атаки нашего истребителя, но вражеский пилот всякий раз выходил из-под удара. У советского лейтенанта кончился боезапас, и, чтобы не упустить фашиста с данными разведки, Е. Т. Прокурат пошел на таран. Ценою своей жизни герой уничтожил врага. Это был второй воздушный таран в небе Керчи. О первом, совершенном осенью 1941 года, вы узнаете во время другой экскурсии.
На восточной окраине поселка внимание привлекает памятник партизанам гражданской и Великой Отечественной войн. Неподалеку отсюда находятся Багеровские каменоломни — база партизан. Спускаться под землю туристам здесь нельзя: в старых выработках случаются обвалы. Ограничимся осмотром поверхности катакомб.
Тяжело пришлось здесь партизанам девятнадцатого года, но во сто крат труднее было советским патриотам во время Великой Отечественной войны, когда враг имел мощные взрывные устройства, танки, автоматическое оружие.
Осенью 1943 года завершались бои на Тамани, наступавшая Красная Армия выходила к Керченскому проливу. Советские люди с нетерпением ждали освобождения. И не просто ждали: патриоты стремились с оружием в руках принять участие в боевых действиях, защитить мирное население от зверств отступавших гитлеровцев. В этих условиях и возник партизанский отряд, условно названный «Шахта Багерово № 1». Создание отряда в каменоломнях явилось итогом деятельности подпольной организации, имевшей программу и устав, разработавшей текст присяги.
2 октября оккупанты начали угон мирного населения. Спасаясь от фашистского рабства, в подземелье ушли 240 жителей Багерово со своим домашним скарбом. 23 октября издается приказ: «Партизанский отряд «Шахта Багерово № 1» объявляет себя частью РККА, подчиняющейся всем законоположениям Советского Союза». Вдумайтесь, какой глубокий смысл вкладывали в эти слова люди, измученные полутора годами гитлеровской оккупации. В приказе назван командный состав отряда: командир С. Е. Паринов, замполит И. С. Белов, начальник строевой части В. А. Ларионов, начальник штаба и хозчасти В. В. Груша-Николаев. Во время вылазок багеровские партизаны уничтожали посты оккупантов, подорвали склад с боеприпасами, обстреляли воинский эшелон на железнодорожной станции.
В условиях подземелья одной из острейших была проблема продовольствия. Расход его строго нормировался. Фашисты блокировали каменоломни, позже, в декабре, обнесли колючей проволокой, заминировали подходы, ночью освещали их прожекторами и ракетами. Те, кто отправлялся добывать продукты, прорываясь через заслоны, подвергались огромной опасности. Захваченных партизан фашисты расстреливали. Так погибли А. С. Лазарев, Г. Н. Мореходов.
Сказалась нехватка воды. Еще 1 ноября багеровцы предусмотрительно начали рыть подземный колодец. Руководил этой работой молодой партизан П. Рогулин. На пятьдесят метров отвесно вниз пришлось пробиваться к воде! Безмерный труд-подвиг увенчался успехом. Однако при обильном потреблении жидкости голодные люди вскоре стали опухать...
Всего в нескольких километрах были свои, на плацдарме северо-восточнее Керчи сражалась с врагом Отдельная Приморская армия. Но продвижение ее временно приостановилось, фронт стабилизировался. О том, как жили в блокированной шахте и боролись советские патриоты, повествует дневник отряда, найденный в каменоломнях. Записи начинаются 2 октября сорок третьего года, а последняя сделана 29 февраля сорок четвертого. Пять месяцев борьбы и неимоверных лишений! В январе положение с продовольствием сделалось катастрофическим; участились случаи голодной смерти. Приводим две дневниковые записи: «22 января. Пища для бойцов не готовилась. Раздали по 150 граммов семечек». «25 января. Народ голодает. Произошел сильный обвал в колодце». На совещании командного состава и партийного бюро было принято решение: основному костяку отряда с оружием в руках пробиваться через фронт к своим. Мирным жителям предложили покинуть каменоломни. Однако на поверхности фашисты отобрали у обессилевших людей вещи и загнали обратно в шахту, требуя сдачи в плен вооруженных партизан.
В январе—феврале по ночам осажденные небольшими группами выходят на прорыв. 29 февраля шахту покинули В. А. Ларионов, И. С. Белов. Заключительная запись в дневнике сделана рукой С. Е. Паринова: «Кто когда жив будет, то скажите власти Советов, чтобы сообщили моей семье, что я последним выхожу из скалы...» Немногим, очень немногим удалось прорваться сквозь вражеское кольцо. Большинство партизан и многие мирные жители погибли. Судьба командира отряда осталась неизвестной.
В военной истории Керчи нам предстоит еще не однажды встретиться с событиями, аналогичными описанным, судьбами людей, подобных багеровцам. Что двигало этими людьми, чем поддерживалась их стойкость? Главное — они были патриотами, они боролись с врагом доступными им средствами. В непреклонности советских людей фашистские поработители видели будущий крах своих планов и расчетов...
Из Багерово можно грейдерной дорогой выбраться на магистраль Керчь — Феодосия.
На двадцать четвертом километре пути в зелени садов раскинулось большое село ГОРНОСТАЕВКА (бывш. Мариенталь). Здесь находится центральная усадьба совхоза «Керченский», снабжающего город овоще-молочной продукцией. В селе есть две братские могилы воинов, павших в апрельских боях 1944 года. На мраморных досках высечены фамилии героев.
В 1942 году, летом, в оккупированном селе Мариенталь была создана подпольная организация. Ее руководящее ядро составили ветврач Наум Гришанович, техник Иван Слободской, бежавший из плена советский офицер-коммунист Юрий Огарь, фельдшер Александра Плотникова. Все они и большинство их товарищей погибли. Организация была тесно связана с марфовским подпольем. Рассказ о деятельности сельского подполья мы приурочим к посещению Марфовки.
В трех километрах от Горностаевки дорога пересекает Турецкий (Киммерийский) вал. Переживший века вал встарь предназначался для обороны поселений, расположенных вдоль пролива.
Мы едем дорогами полуострова, где весной 1942 года разворачивались драматические события. Здесь надо сделать оговорку, что наше движение с востока на запад противоположно направлению, в котором наши войска отходили от Акмонайских позиций в сторону Керчи, поэтому рассказ приходится вести как бы в обратной последовательности, от более поздних дат к предшествующим.
12 — 13 мая войска Крымского фронта на Турецком валу пытались задержать прорвавших оборону гитлеровцев. Шли жестокие танковые бои. Враг стремился прорваться через Мариенталь кратчайшим путем на Керчь. Южнее Новоотрадного 229-й отдельный танковый батальон, имевший тяжелые танки КВ («Клим Ворошилов»), потерял последние машины. Только восемь машин 40-й танковой бригады отошли вдоль берега Азовского моря. Здесь на поле боя потерял много боевой техники и 126-й отдельный танковый батальон. В районе Марфовки вместе с воинами 39-й танковой бригады мужественно сражались солдаты аэродромной команды. На восток ушло только 6 уцелевших танков, а всего в двух бригадах осталось 14 машин... Юго-восточнее, у села Сараймин (Сокольское), оказала упорное сопротивление врагу 156-я стрелковая дивизия, в которую входил Свердловский политбатальон.
В майских боях 1942 года 44-я армия оказалась в крайне тяжелом положении. Об этом свидетельствует сохранившееся донесение командира 276-й стрелковой дивизии от 10 мая: в соединении осталось всего 369 человек, боеприпасы только на руках у бойцов, продовольствия и горючего нет. Остановить врага при подобных обстоятельствах было невозможно. И все же борьба продолжалась. У стен Керчи, в уличных боях враг встретил упорное сопротивление.

...Миновало почти два года. Стремительно наступала, уничтожая противника, Отдельная Приморская армия. 11 апреля 1944 года наши передовые части встретили на Турецком валу организованную оборону противника. Однако после коротких, мощных атак 63-й танковой бригады, 85, 244, 257-го танковых полков и пехоты враг был опрокинут. Бросая технику, гитлеровцы поспешно бежали.
На тридцатом километре влево от автострады уходит грейдерная дорога. Она ведет в МАРФОВКУ. Вокруг села — совхозные поля, пологие холмы зеленеют виноградниками. Неподалеку от Марфовки, на взгорке, — кладбище. Здесь в братской могиле, отмеченной скромным памятником, покоятся герои патриотического подполья.
Летом 1942 года по заданию райкома партии организацию возглавил местный житель Андрей Наголов, активными ее участниками были Александр Касьянов, Тоня Загорко, Анатолий Подпорин, Александр Чуб, Лида Влачуга. Многое сделала врач Анна Анатольевна Белоненко, мать двоих малолетних детей, не устрашившаяся смертельной опасности борьбы. «Именно ради детей, — говорила она товарищам, — я хочу бороться».
Подпольщики Марфовки и соседнего Мариенталя действовали смело и изобретательно. Они запасались оружием для будущего открытого выступления, собирая его на полях недавних боев. А пока то в одном, то в другом месте взрывались на минах немецкие машины, нарушалась телефонная связь гитлеровцев— подпольщики вырезали целые километры проводов. На складах портилось зерно, награбленное фашистами у населения, исчезала мука с мельницы. Осенью 1943 года продукты и медикаменты были переправлены багеровским партизанам.
Большое значение члены организации придавали агитационной работе среди населения. Распространялись листовки, воззвания, сводки Совинформбюро. В дни революционных праздников на видных местах в Марфовке, Мариентале, Тайгуче (Дорошенково) появлялись красные флаги. Из листовок, сбрасываемых советскими самолетами, марфовцы узнали о героях Краснодона. Тогда-то они решили свою организацию тоже назвать «Молодой гвардией».
В Керченском историко-археологическом музее есть стенд, посвященный сельскому подполью. На одной из фотографий — А. А. Белоненко с маленькой дочерью на руках; рядом — карточка пятилетнего сына. Здесь же диплом об окончании мединститута, учебники немецкого языка. Экспонируется патефон, который с целью конспирации заводили на «вечеринках».
Долго гестаповские ищейки шли по следам подполья. Выявив отдельных членов, они в начале 1944 года сумели обманом проникнуть в него и раскрыть организацию. Гитлеровцы подвергли арестованных патриотов зверским пыткам. Особенно жестоко издевались над Александрой Плотниковой (Бауэр), которую считали немкой, «своим человеком». Совсем немного не дожили патриоты до светлого дня освобождения, для которого они сделали все, что могли...

Из Марфовки возвращаемся на автостраду. Слева остается большое село Ленинское, где весною 1942 года располагался штаб Крымского фронта. Проехав еще с десяток километров, сворачиваем вправо, в районный центр ЛЕНИНО (бывш. Семь Колодезей). Сюда заходят автобусы из Керчи, Феодосии, Симферополя и других крымских городов.
Правее дороги установлен памятный обелиск с надписью: «Здесь в 1944 году немецкие фашисты замучили, расстреляли сотни партизан, подпольщиков и мирных жителей района». Из Марфовки, Мариенталя, со всей округи арестованных доставляли в гестапо, в Семь Колодезей. Испытавшие страшные муки в застенках палачей, но не сломленные, советские люди мужественно принимали здесь смерть. Позднее останки казненных были перезахоронены в родных селах.

Изображение

Памятник партизанам, подпольщикам, мирным жителям Ленинского района, погибшим от рук фашистов.


Поселок Ленино является административным центром района, занимающего территорию Керченского полуострова. В нем трудно узнать былое заброшенное село Семь Колодезей, вопреки названию страдавшее от безводья. Теперь Ленино — поселок городского типа, у окраины его проходит трасса Северо-Крымского канала. В 1942 году село Семь Колодезей было ближней тыловой базой Крымского фронта. В центре поселка Ленино находятся три любовно ухоженные воинские братские могилы, а также памятник патриотке Галине Перемещенко, погибшей от рук палачей менее чем за месяц до прихода наших войск.
И вновь мы на автостраде Керчь — Феодосия. Впереди село БАТАЛЬНОЕ (Арма-Эли), само нынешнее его название говорит о многом. Мы приближаемся к АКМОНАЙСКИМ ПОЗИЦИЯМ, и в особенностях ландшафта, в многочисленных шрамах земли, в названиях населенных пунктов невольно ощущается накал отшумевших сражений.
Акмонайские позиции находились на перешейке, соединяющем Керченский полуостров с основной территорией Крыма. На юге — Черное море, на севере — Азовское; расстояние между ними в этом месте не составляет и 18 километров. Вокруг всхолмленная степь, совершенно безлесная, вся на виду.
Позиции именовались по прежнему названию населенного пункта Ак-Монай (ныне Каменское), расположенного на берегу Азовского моря. Осенью сорок первого года, с января по май сорок второго, в апреле сорок четвертого здесь шли бои. С обеих сторон в них участвовали крупные силы. С той поры перешеек изрезан траншеями и рвами, усеян воронками от снарядов и бомб; от моря до моря идет линия железобетонных дотов. В открытой степи, у дорог, видны обелиски, памятные стелы — они увековечивают подвиг советских солдат, для которых Акмонайские позиции стали последним смертным рубежом. Поистине весь перешеек является памятником беззаветному мужеству тысяч героев.
Акмонайские позиции известны еще со времен гражданской войны. Весной 1919 года части Красной Армии, которыми командовали П. Б. Дыбенко, И. Ф. Федько, освободили большую часть Крыма. Но выйти на Керченский полуостров тогда не удалось: помешали пушки Антанты. С кораблей интервентов перешеек, где проходила линия фронта, простреливался насквозь.
В октябре 1941 года после ожесточенных боев на Перекопе гитлеровцам удалось прорвать фронт и потеснить наши войска. В первых числах ноября на Акмонайские позиции отошла измотанная 51-я армия. Под натиском превосходящих сил противника, в течение двух дней штурмовавшего ее позиции, 51-я армия вынуждена была их оставить. Велики были тогда наши потери, но и гитлеровцы терпели весьма ощутимый урон. Всего в трех недельных кровопролитных боях на Керченском полуострове было уничтожено более 20 тысяч вражеских солдат. Однако превосходство в авиации и танках оставалось на стороне фашистов, и 16 ноября наши части покинули полуостров.
Но ненадолго. Успешно высадившиеся в Феодосии в конце декабря десантные части 44-й армии заставили гитлеровцев в панике бежать из Керчи. Стремительно наступавшие от Феодосии и со стороны Керчи части 44-й и 51-й армий 1 января 1942 года соединились. Продвинувшись от восточного побережья на 100— 110 километров, они вышли на рубеж Победное — Новопокровка — Первомайское — Планерское. На этой линии фронт временно стабилизировался. «Правда» в передовой статье от 31 декабря 1941 года писала, что победа Красной Армии явилась «свидетельством мужества, исключительного героизма советских воинов, их всесокрушительного наступательного порыва в боях за освобождение земли от иноземных поработителей».
Командующий 11-й немецкой армией генерал Манштейн впоследствии признал, что в это время судьба гитлеровцев в Крыму «висела на волоске». Они вынуждены были прекратить второй, «решающий» штурм Севастополя и перебросить в район Феодосии значительные силы. Враг предпринимал отчаянные попытки восстановить положение в восточном Крыму. Почти вся немецкая авиация, базировавшаяся на аэродромах Крыма, была нацелена на керченско-феодосийское направление. Гитлеровцы подвергали непрерывной массированной бомбардировке транспорты на морских коммуникациях, по которым шло снабжение десантных войск, их пополнение. Наши сухопутные коммуникации были растянуты, тылы отставали от передовых частей. Воспользовавшись этим, противник развернул сильное контрнаступление. 17 января наши войска оставили Феодосию. Отошедшие части 44-й и 51-й армий закрепились здесь, на Акмонайских позициях.

28 января 1942 года Кавказский фронт был преобразован в Крымский, в состав которого позднее вошла 47-я армия.
Перед Крымским фронтом ставилась задача развивать наступление. В течение месяца шло наращивание сил. Но и гитлеровцы успели создать узлы обороны, насыщенные мощными огневыми средствами, построить противотанковые сооружения.
Утром 27 февраля после артподготовки войска Крымского фронта пошли в наступление.
Сильный дождь, распутица, туман затрудняли действия наступавших, тем не менее на правом фланге части 51-й армии продвинулись на 8 километров и овладели селами Джантора (Львово), Тулумчак. 18-я пехотная дивизия противника потеряла более половины своего состава. Была захвачена вся артиллерия дивизии — 60 орудий. Полному разгрому подверглись еще три вражеских полка.
В тяжелых боях наши воины проявляли массовый героизм, в войсках царило воодушевление. За несколько дней в одной лишь 51-й армии 608 воинов подали заявления о приеме в партию, 175 — в комсомол.
В последующие дни наступавшие части закреплялись на достигнутых рубежах, вели операции по овладению важными высотами. Шли кровопролитные бои у сел Корпечь и Кой-Асан (Фронтовое). Бои на Акмонайских позициях приобрели затяжной характер. В марте и апреле последовали еще два наступления Крымского фронта, однако решающего перевеса сил наши войска не имели; противник упорно оборонялся.
Наступательные действия войск Крымского фронта происходили в очень сложных погодных условиях (дождь, распутица).

Изображение

Командующий 51-й армией генерал-лейтенант В. Н. Львов


Бездорожье затрудняло доставку боеприпасов и продовольствия, маневрирование боевой техники; на открытой местности нелегко было осуществлять маскировку войск, их боевых порядков, что позволяло авиации противника наносить тяжелые бомбовые удары.
Из-за просчетов командования фронтом не была создана надежная, глубоко эшелонированная оборона. Слабо укреплен был левый фланг фронта.(История второй мировой войны 1939—1945. М., Воениздат, 1975, т. 5, с. 123, 125—126.)
20—21 марта в районе сел Корпечь и Тулумчак противник крупными силами танков и пехоты перешел в контрнаступление. Оно было отбито, но очень дорогой ценой: одна лишь 390-я стрелковая дивизия потеряла около 5 тысяч бойцов и командиров. Но и противник потерпел большой урон: 22-я танковая дивизия, потеряв около семидесяти боевых машин, была отведена в Старый Крым для переформирования; были разгромлены 28-я легкопехотная и 18-я пехотная дивизии.
Утром 8 мая гитлеровцы развернули тщательно подготовленное контрнаступление и прорвали фронт. Село Батальное (Арма-Эли) находилось на направлении главного удара.
9 мая восточнее села мужественно сражалась 72-я Кубанская кавалерийская дивизия, но остановить врага ей не хватило сил. Фашисты торопились развить успех; до ста танков совместно с пехотой под вечер устремились через Батальное на север. Возникла угроза окружения 51-й и действовавшей на правом фланге 47-й армий. Против острия вражеского клина командование Крымского фронта выдвинуло 236-ю стрелковую дивизию, 56-ю танковую бригаду и 229-й отдельный танковый батальон. Тяжелый бой продолжался дотемна, в нем участвовала и артиллерия. В итоге гитлеровцы не досчитались 50 сгоревших и разбитых танков. К сожалению, это не могло изменить положение: в полосе 44-й армии уже не было сплошного фронта — бои вела обособленные группы войск. На Керченский полуостров вновь опустилась черная ночь оккупации.

...Возмездие пришло апрельским днем 1944 года. С востока донесся нарастающий гул моторов. Гитлеровцы пытались удержаться в Батальном, но были выбиты из села стремительным ударом танкистов 244-го полка Отдельной Приморской армии. На этот раз вражескую оборону на Акмонайском перешейке советские войска преодолели с ходу.
В сельском парке внимание привлекает братская могила с монументом. «Навсегда сохранит наш народ память о сражениях за село Батальное 1941—1942 годов», — читаем на нем. Здесь же — изображение скорбящей матери и мужественных лиц пехотинца, моряка, летчика.
Вдоль западной окраины села, мимо центральной усадьбы совхоза «Батальное», к северу ведет широкий грейдер. Мы едем в Каменское (Ак-Монай) через село Семисотку, расположенное у железной дороги в 70 километрах от Керчи. В январе — феврале 1942 года по восстановленному железнодорожному пути под орудийным обстрелом и вражескими бомбежками шли на Крымский фронт эшелоны с подкреплениями. Обратно в Керчь отсюда отправлялись составы с ранеными.
В центре села — воинское кладбище; посредине возвышается обелиск. В числе похороненных — старший лейтенант И. С. Солуянов, политрук И. И. Лавров. В другом скорбном перечне из 25 фамилий первым назван Герой Советского Союза рядовой Г. П. Схулухия. Попав в руки фашистов, он вынес на допросе страшные пытки, но до конца остался верен присяге, не выдал врагу военной тайны.
Северо-восточнее Семисотки находятся села КРАСНОАРМЕЙСКОЕ и УВАРОВО, с которым не так давно слилось село Бранное Поле. Отсюда до Азовского моря всего пять с половиной километров. После неудачи севернее Батального фашистское командование в мае 1942 года еще раз попыталось танковым клином отрезать и взять в котел 51-ю и 47-ю армии. Войска правого фланга начали отход на три дня позднее 44-й армии, и вблизи села Бранное Поле решалась их судьба.
К исходу 10 мая здесь разгорелась смертельная схватка. Навстречу врагу, вместе с частями 77-й горнострелковой дивизии, устремились 40-я и 55-я танковые бригады. На наши танки пикировали бомбардировщики, из-за железнодорожного полотна били пушки противника. Герои стояли насмерть, стремясь любой ценой задержать врага, не дать ему прорваться к морю. Гитлеровцы потеряли в этом бою около 20 танков и два батальона пехоты. 77-я дивизия всю ночь удерживала позиции, обеспечивая отход двух армий, затем отошла сама. На поле боя остались могилы...

К горьким ароматам степных трав примешиваются запахи соли и морских водорослей. Еще один поворот дороги, и перед нами распахивается лазурь Азовского моря. Мы въезжаем в КАМЕНСКОЕ (Ак-Монай). В центре села стоит памятник. Много советских воинов полегло у теплого, ласкового моря; на здешнем воинском кладбище похоронено несколько тысяч человек...
Через Каменское проходят важные дороги на Арабатскую стрелку и в глубь Керченского полуострова. Части Красной Армии сражались на этом берегу с врагом в ноябре сорок первого года; отсюда начинали они наступление в феврале сорок второго. Бойцы 77-й горнострелковой дивизии и 83-й бригады морской пехоты разгромили тогда крупные силы врага. 11 мая 1942 года подразделения 138-й горнострелковой дивизии вели в районе Ак-Моная тяжелые, упорные бои, находясь в арьергарде 51-й армии.
12 апреля 1944 года сюда вышла 2-я гвардейская стрелковая дивизия. Прорвав вражескую оборону, воины-освободители открыли путь на просторы полуострова.
Неподалеку от Каменского и находились упоминавшиеся выше села Тулумчак, Корпечь, памятные по трудным боям весны 1942 года. Сел этих теперь нет, остались только братские могилы погибших здесь воинов. Чтобы посетить ФРОНТОВОЕ, центральный пункт Акмонайских позиций возвратимся в Батальное и от него проселочной дорогой проедем несколько километров к западу. Миновав села Ячменное и Холмогорки, достигнем конечной цели маршрута. Заметим, что именно у Холмогорок утром 8 мая, в первые часы фашистского наступления, советские артиллеристы и бронебойщики сожгли и подбили 18 немецких танков. Как и повсюду на Акмонайском перешейке, здесь есть безымянные могилы тех, кто, не щадя жизни, защищал эту землю от врага.

...Наверное, не было человека на Крымском фронте, кто не знал бы Кой-Асан, нынешнее Фронтовое. С востока подходы к селу открытые, простреливаемые издалека, а крутой берег речки был почти непреодолимым препятствием для танков. По другую сторону речки — высокий холм с удобными для размещения огневых средств склонами. И местоположение Кой-Асана посреди перешейка, и особенности рельефа предопределили значение, которое придавали этому населенному пункту обе стороны. Бои здесь достигали особого накала.
Захватив в январе 1942 года Кой-Асан, гитлеровцы превратили его в главный узел своей обороны. 13 марта, перейдя вторично в наступление, части 51-й армии взяли Корпечь, что был в 8,5 километрах северо-западнее Кой-Асана. 44-я армия полукольцом охватила его с юга. Чтобы не допустить окружения Кой-Асана, гитлеровцы 20—21 марта предприняли ряд сильных контрударов. В Корпечь прорвалось до полка фашистской пехоты и несколько десятков танков. В жестоком бою советские воины не дрогнули; раненые отказывались оставить позиции.
Отважно действовали воины 25-го артполка. Расчеты коммуниста Акинева, Огурцова, Тимошина, Заволошина, невзирая на губительный огонь, непрерывные налеты бомбардировщиков, танковые атаки, стойко отражали натиск врага. Отмечено, что в течение одного лишь дня противник вводил в бой до 180 танков. Мужественно сражались с ними экипажи наших Т-34 и КВ 39-й и 40-й танковых бригад. Пехотинцы пропускали фашистские танки через свои окопы, затем уничтожали их в глубине своего расположения.
Чувства и думы советских воинов, боровшихся не на жизнь, а на смерть с заклятым врагом, выразил в письме родным артиллерист лейтенант И. В. Нырков: «Про свою жизнь настоящую писать не буду, одно скажу, что невероятная злоба берет на этих выродков, которые заставили наш народ нести лишения во имя свободы Советской Родины. Конечно, здорово не хочется умирать, ведь мне 18 лет, но если придется, то я не поколеблясь умру, ибо знаю, за что стою». Да, они знали, за что боролись, за что умирали: за любимую Родину, за свой народ. И не было силы, которая сломила бы их стойкость и мужество.
Кой-асанский узел, овладеть которым не удалось, как и прежде, разрезал Крымский фронт. Выше уже говорилось, что соотношение сил весной 1942 года все более изменялось в пользу противника. Третье крупное наступление наших войск заметного результата не дало. 14 апреля 1942 года фронт по приказу Ставки перешел к обороне.
Здесь уместно подвести некоторые итоги наступательных действий Крымского фронта в феврале — апреле 1942 года. 44-я армия продвинулась вперед на четыре, 51-я — на двенадцать километров. Фашисты потеряли в боях более 200 танков, 460 орудий, минометов, много другой техники. Были разгромлены 22-я танковая, 18-я и 28-я пехотные дивизии врага, большой урон нанесен 46-й и 73-й пехотным дивизиям.
Мы многое рассказали об операциях сухопутных армий; было бы несправедливо обойти молчанием боевые дела моряков и летчиков.
Корабли Черноморского флота артиллерийским огнем надежно прикрывали фланги фронта, громили тылы противника. Так, с 27 февраля по 26 апреля 1942 года моряки восемнадцать раз наносили удары по целям на побережье Феодосийского залива. Железнодорожный узел Владиславовка обстреливался одиннадцать раз. На моряках же лежала нелегкая обязанность доставлять фронту подкрепления. Только за март морем было перевезено 64 947 человек, 9766 лошадей, 1717 автомашин, 350 орудий, 284 трактора, 38 танков, много боеприпасов и разнообразного военного имущества. И все это — под непрерывными массированными налетами бомбардировочной и торпедоносной авиации врага.
Отважные советские летчики с 27 февраля по 13 апреля 1942 года совершили 17 334 боевых вылета (в среднем по 369 в сутки). В воздушных боях, большей частью над Керчью, они сбили более 100 вражеских самолетов, потеряв 42 своих машины. Наши летчики навязывали врагу бой в любых условиях и при самом неблагоприятном соотношении сил. Фашистские же асы принимали бой лишь при многократном численном преимуществе.
Прошли годы. Степь вокруг усеяна патронными гильзами, дожди вновь и вновь вымывают из земли то пулеметный диск, то проржавевший ствол винтовки...

Ныне через Фронтовое прошел Северо-Крымский канал, село разрослось, застроилось рядами новых домов. В последний раз окинем взглядом приметную высоту, овражистые склоны, где недавно выросла насыпная плотина большого гидротехнического сооружения. Чтобы возвратиться на автотрассу, едем к югу. На обратном пути в Керчь мы вновь пересекаем Акмонайские позиции. И снова глаз отмечает следы боев, особенно заметные перед знакомым уже селом Батальным. На двадцатом километре словно караулят дорогу бетонные колпаки дотов. У одного из них установлена памятная мраморная стела с надписью: «Ак-Монайские позиции. Здесь в 1919 г. части Красной Армии под командованием П. Е. Дыбенко вели бой с белогвардейцами и интервентами. В декабре 1941 — мае 1942 г. войска 51, 44, 47-й армий героически сражались против немецко-фашистских захватчиков».
Степь перед дотами рассечена широким противотанковым рвом. Отчетливо видны остатки окопов, ходов сообщения, многочисленных воронок. Надолго останутся в памяти эти свидетели тяжелых боев, беспримерного мужества. Тысячи воинов, выполнив до конца свой долг, навсегда остались лежать в этой земле. Над могилами павших встали обелиски. И нетленна память о них в сердцах потомков.

_________________
Изображение Изображение Я В контакте. Группа В контакте.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Боевая слава Керчи
СообщениеСообщение добавлено...: 02 окт 2013, 13:21 
В сети
Фотоманьяк
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 10 мар 2010, 21:06
Сообщений: 19561
Изображения: 0
Откуда: Город Герой Керчь
Благодарил (а): 4711 раз.
Поблагодарили: 8070 раз.
Пункты репутации: 75
Подземная крепость


Каждый, кто приезжает в Керчь, стремится побывать в Аджимушкайских каменоломнях. Тысячи людей специально едут издалека, чтобы совершить туда экскурсию. Подвиг бойцов Аджимушкая бросает особый отсвет на всю суровую военную судьбу Керчи; это одна из героических и трагических страниц Великой Отечественной войны. Спросите об Аджимушкае любого керчанина: в его голосе вы услышите и гордость и незаживающую боль.
Путь наш недолог: от центра города до каменоломен — неполных пять километров. От автовокзала в Аджимушкай с небольшими интервалами ходят автобусы маршрута № 4.
Не одну сотню лет добывали здесь камнерезы известняк-ракушечник, из которого строился город. В результате образовались подземные выработки — лабиринты большой протяженности. Обычно их именуют по названию ближайшего селения: Аджимушкайские, Багеровские, Булганакские, Старокарантинские. Работа «в скале» требовала силы, упорства, смелости. При царизме в каменоломнях гнездился дух независимости, возмущения жестокой эксплуатацией. Бывало, проводились в них тайные большевистские сходки; в Аджимушкайской каменоломне работала подпольная типография. В годы гражданской войны катакомбы Аджимушкая были очагом красного партизанского движения.
Обширный подземный лабиринт Аджимушкая состоит из Малых и Центральных каменоломен. Первые осенью 1941 года стали базой партизанского отряда имени В. И. Ленина. С мая по октябрь 1942 года в Малых и Центральных каменоломнях боролись два отдельных подземных гарнизона. Осенью 1943 года в подземелье Аджимушкая вновь обосновались партизаны. Отрядами командовали К. И. Моисеев и П. И. Шерстюк. Экскурсию удобнее начать с МАЛЫХ КАТАКОМБ, чтобы затем перейти в Центральные, где ныне создается мемориальный музей.
Автобус останавливается на главной улице поселка, у магазина. Грунтовая дорога ведет вправо, по обе стороны ее зияют громадные воронки. Всюду серые осыпи камня, мрачные провалы пустот. Неподалеку — стела с надписью-посвящением партизанам 1941 года. Поднимемся на одну из возвышенностей, оглядимся вокруг. На всей обширной поверхности каменоломен взорам открывается потрясающая картина разрушения: словно неведомые стихийные силы оставили здесь следы своей деятельности. Но нет, не извержение вулкана или землетрясение, а тонны взрывчатки, заложенной фашистами, вздыбили толщу камня, нагромоздили горы щебня, вывернули наизнанку многометровые пласты.
Дорога берет под уклон и обрывается перед входом в подземелье. Спустимся вниз, пройдем вглубь, до пределов досягаемости дневного света. На нас пахнет промозглым холодом камня. В настороженной тишине слышится монотонный мерный звон капель, падающих со сводов. Следует иметь в виду, что экскурсии в глубь Малых каменоломен, туда, где располагался отряд, в настоящее время не проводятся.
В базировавшийся здесь осенью 1941 года партизанский отряд имени В. И. Ленина входили рабочие завода имени Войкова; командиром, комиссаром и начальником штаба были коренные керчане М. А. Майоров, С. И. Черкез, Н. И. Бантыш. Первоначальная численность отряда составляла 60 человек, затем к ним присоединились 12 курсантов школы береговой обороны, возглавляемые младшим лейтенантом А. В. Кобелецким. Заблаговременно в каменоломни завезли оружие и припасы. Один из тупиков, разгороженный на два отсека, тщательно зацементировали. Несколько дней будущие партизаны возили в бочках пресную воду и заполняли цементные резервуары (они целы и поныне). С первых дней боевой страды в подземных галереях сооружались перегородки с амбразурами, устанавливались посты, между ними и штабом была проведена телефонная связь. На главном входе подрывники заложили фугасы.
«За поруганную землю нашу, за сожженные города и села, за пытки и издевательства над моим народом я клянусь мстить врагу жестоко и беспощадно...» — так присягали партизаны.
В отряде насчитывалось 35 коммунистов и 7 комсомольцев. 16 ноября было избрано партбюро. На собраниях рассматривали вопросы приема в партию, обсуждали действия отряда.
Попытки оккупантов 20—21 ноября прорваться в партизанское расположение были безуспешны. Большой урон потерпел враг от удачно взорванных фугасов. Фашисты блокировали каменоломни, были вынуждены держать здесь крупные силы. Под землёй у партизан соблюдались четкий порядок, строжайшая дисциплина. Расход воды контролировался: ведь никто не мог предугадать, на какое время нужно растянуть имеющийся запас. «Хозяйкой воды» стала М. Р. Молчанова (закончив незадолго до этого курсы медсестер, она ушла в катакомбы вместе с мужем).
Отряд и в блокаде не прекращал активных действий. Разведчик коммунист Н. В. Кочубей, миновав фашистское оцепление, пробрался в город и вернулся с важными сведениями. Отличился комсорг Виктор Иудин: за короткий срок, стреляя из укрытия, он уничтожил более десятка гитлеровцев.
В конце декабря, когда под напором десантников оккупанты начали отступать, отряд имени Ленина вышел на поверхность и ударил им в тыл. В бою за поселок Аджимушкай партизаны уничтожили свыше ста фашистов, взорвали шесть автомашин, захватили документы вражеского полка и два знамени. Были спасены от смерти 25 заложников.

С января по май 1942 года, в период действий Крымского фронта, Керчь подвергалась нещадным вражеским бомбардировкам. Каменоломни представляли собой хорошее укрытие, и в них были переведены некоторые части, отделы и службы фронта, в том числе 1-й запасной фронтовой стрелковый полк. Батальон, которым командовал старший лейтенант Михаил Григорьевич Поважный, разместился в Малых катакомбах. Он-то и составил впоследствии основу этого подземного гарнизона.

Изображение

М.Г. Поважный


К батальону М. Г. Поважного примкнули остатки других подразделений, в частности, до 70 человек из 291-го стрелкового полка во главе с подполковником С. А. Ермаковым и комиссаром Б. М. Семеновым (впоследствии эта группа ушла из каменоломен на прорыв; в ходе боев она погибла). Уйдя в подземелье после тяжелых оборонительных боев на поверхности, советские люди объединились в боеспособную часть. Были сформированы три батальона, назначены комиссары и политруки, созданы штаб, партийная организация. Гарнизон Малых катакомб насчитывал до трех тысяч бойцов, возглавил его старший лейтенант М. Г. Поважный.
Когда гитлеровцы заняли Керчь, два советских гарнизона, разделенных толщей камня и вражеской блокадой, сражались бок о бок, терпели одинаковые лишения. При меньшей численности защитники Малых катакомб проявили такую же стойкость и мужество, как и их боевые товарищи в Центральных каменоломнях.
И здесь противник взорвал входы, применил газы, и здесь защитники каменоломен собирали воду, что капала с кровли, мучились от нехватки продовольствия, отсутствия медикаментов, но держали оборону, продолжали борьбу с ненавистным врагом. До нас дошел исключительной силы человеческий документ — дневник старшего лейтенанта А. И. Клабукова (Дневник этот опубликован в сборнике "В катакомбах Аджимушкая" "Таврия", 1975, с. 83—111.). Его обнаружили связисты 166-го полка 55-й гвардейской стрелковой дивизии в январе 1944 года. В нем описываются жизнь и боевая деятельность солдат подземного гарнизона с конца июня по 20 августа 1942 года. О преданности их Родине, партии, делу Ленина говорит следующий факт: через три месяца после начала обороны, измученные, изголодавшиеся, без надежды на помощь извне, коммунисты Малых каменоломен приняли в партию старшего лейтенанта М. Г. Поважного, лейтенанта В. П. Шкоду и автора дневника (А. И. Клабуков погиб в конце августа при выполнении боевого задания).
Политическую работу в гарнизоне возглавлял батальонный комиссар М. Н. Карпекин; он умер от истощения в последние дни обороны. Когда 30—31 октября гитлеровцы провели прочес катакомб, к ним в руки попали шестеро изнуренных, полумертвых защитников Малых каменоломен. Они прошли через все ужасы фашистских лагерей смерти, выстояли и сохранили верность своей Родине, народу. Михаил Григорьевич Поважный ныне живет в Керчи. Он ведет большую патриотическую работу, выступая с воспоминаниями о борьбе непокоренных аджимушкайцев...

От Малых катакомб к ЦЕНТРАЛЬНЫМ ведет пешеходная тропа. Если же вы приехали на автомобиле, надо возвратиться в поселок, а там свернуть на другую дорогу, идущую в сторону каменоломен. Но прежде остановитесь у братской могилы. В ней покоятся останки 1450 воинов, перенесенные из захоронений 1941—1944 годов; среди них — прах Героя Советского Союза Татьяны Костыриной и старшего лейтенанта А. И. Клабукова...
Неподалеку отсюда находится могила времен гражданской войны. Зимой 1919 года в катакомбах размещался и совершал боевые действия против белогвардейцев большой отряд красных партизан. Им руководил Военно-революционный штаб во главе с большевиком С. Т. Самойленко. Открытое выступление отряда, имевшее целью восстановить в Керчи Советскую власть, не увенчалось успехом; многие партизаны погибли. Два обелиска, две могилы рядом. И эта близость глубоко символична, в ней — олицетворение родства поколений, преемственности героических традиций, которыми столь богата история Керчи.

К юго-востоку от могилы партизан тянется ложбина. Ее и нужно держаться, чтобы осмотреть поверхность Центральных катакомб.
В апреле 1942 года сюда перешел отдел боевой подготовки Крымского фронта, возглавляемый полковником П. М. Ягуновым, и резерв командно-политического состава, где командиром был капитан В. М. Левицкий. В ночь на 13 мая в каменоломнях размещался командный пункт фронта; на КП побывали генерал-лейтенант Д. Т. Козлов, представитель Ставки Л. 3. Мехлис, член Военного совета фронта Ф. А. Шаманин. Враг рвался к проливу, стремился расчленить наши силы, отрезать от переправ. Сводный отряд в составе запасного полка и резерва получил приказ прикрыть отход войск 44-й и 51-й армий. Командиром отряда был назначен полковник П. М. Ягунов. Вбирая остатки отступавших частей, отряд вырос до нескольких тысяч бойцов.
14 и 15 мая шли ожесточенные бои западнее Аджимушкая. Оборонявшиеся стойко отражали атаки противника, однако слишком велико было его превосходство в танках и артиллерии. К тому же многие наши солдаты и молодые офицеры из резерва не имели оружия, так как недавно прибыли на Крымский фронт из госпиталей и училищ. Почти полностью отсутствовали у сводного отряда противотанковые средства, не было артиллерийской поддержки. К исходу дня, когда уже не было возможности держаться на поверхности, защитники рубежа ушли в каменоломни.
Утром 16 мая противник вошел в поселок Аджимушкай. Контратака сводного отряда без артогня успеха не имела. Докладывая об этом командующему 51-й армией, полковник П. М. Ягунов сообщил, что связь с соседними подразделениями потеряна. В ответ ему в письменной форме было передано распоряжение командующего: «Отход и эвакуация вашего участка обороны — по особому приказу».
В этот же день гитлеровцы вышли к поселку Войково и на позиции юго-восточнее Аджимушкая.
Таким образом, отряд Ягунова оказался в окружении. «Полковник Ягунов честно выполнил приказ оборонять район Аджимушкая,— писал впоследствии бывший командующий фронтом генерал-лейтенант Д. Т. Козлов. — Он не имел приказа на отход, а на выход из окружения у него едва ли были силы, так как он не имел ни пушек, ни танков. Связь с Ягуновым была прервана, и восстановить ее не удалось, несмотря на усиленные попытки арьергарда 51-й армии прорваться к окруженным»... (Цит. по кн.: В катакомбах Аджимушкая, «Таврия», 1975, с. 34.)
Началась легендарная оборона Центральных аджимушкайских каменоломен. Костяком гарнизона явился фронтовой резерв командно-политического состава. Возглавили гарнизон полковник П. М. Ягунов и старший батальонный комиссар И. П. Парахин.

Изображение

П. М. Ягунов


Изображение

И. П. Парахин


Начальником штаба был старший лейтенант П. Е. Сидоров, политотделом руководил батальонный комиссар Ф. А. Храмов. Были созданы четыре батальона, рота противотанковых ружей. Кроме нескольких тысяч военнослужащих, в катакомбах укрывалось гражданское население — женщины, дети, старики.
Каменоломни к обороне заблаговременно, конечно, не готовили, специальных запасов не делали. С первых же дней остро ощущалась нужда в воде. Добыть ее можно было лишь в двух наружных колодцах. В ложбине экскурсанты видят так называемый «сладкий» колодец; он подвергался обстрелу, и за воду приходилось платить многими жизнями. Бывало, что мучительно переносившим жажду раненым выдавали в день по столовой ложке воды. Недавняя партизанка Мария Родионовна Молчанова, ставшая медсестрой подземного госпиталя, ходила с ведром к колодцу. Гитлеровцы отчетливо видели красный крест на ее косынке, однако открывали прицельный огонь. В одну из таких вылазок вражеская мина разорвалась рядом. Смертельно раненная медсестра скончалась в подземном госпитале. Именем Марии Молчановой названа улица в поселке Аджимушкай.
Добывать воду было опасно не только днем, но и ночью: немцы непрерывно простреливали это место из пулеметов. И тем не менее солдаты подземелья, рискуя жизнью, совершали ночные вылазки. Чтобы окончательно лишить осажденных воды, гитлеровцы забросали колодец трупами погибших...
По краю ложбины, вдоль которой идут экскурсанты, бросаются в глаза сплошные нагромождения камня. Между тем до войны каменоломни имели свыше тридцати широких открытых выходов; в них свободно въезжали повозки и автомашины. Стремясь похоронить людей под землей, фашисты взорвали все выходы.
У второго колодца, названного местными жителями «соленым», шла такая же борьба за воду. Гитлеровцы завалили его большими камнями, обломками автомашин и подвод, досками. К счастью, их заклинило, поэтому дно и часть ствола были свободны. В гарнизоне решили пробить к колодцу подземный ход.
В двадцатых числах мая 1942 года специальная команда приступила к работе. Подкоп вели на глубине четырех метров. Дело оказалось неимоверно трудным: в тесной норе люди задыхались от едкой пыли и копоти светильников, к тому же до последнего момента не было уверенности, что удастся выдержать верное направление.
Третьего июня подкоп был завершен. Ведро воды немедленно доставили в штаб батальона.

«Вода, вода! Стучат кружками, пьют. Я тоже туда. Капитан подал мне полную кружку холодной чистой воды, шепотом сказал: «Пей, это уже наша вода». Не знаю, как я ее пил, но мне кажется, что ее как будто и не было. К утру вода была в госпитале, где давали уже по 200 г. Сколько радости, вода, вода! 15 дней без воды, а теперь, хотя пока и недостаточно, но есть вода. Застучали, зазвенели котлы, каша, каша! Суп! О! Сегодня каша, значит будем жить. Сегодня уже имеем в запасе 130 ведер воды. Это ценность, которой взвешивают жизнь до 3000 людей...».

Мы привели отрывок из потрясающего подлинностью правды и безыскусственностью дневника, найденного в каменоломнях возле подземной могилы. Его обнаружил в 1944 году после освобождения Аджимушкая младший лейтенант Ф. Грицай, офицер штаба 414-й стрелковой дивизии. До сих пор точно не установлено, кто был автором дневника: Л. Трофименко или А. Сериков (Сариков) — оба были политруками (Дневник опубликован в сб. «В катакомбах Аджимушкая», «Таврия», 1975, с. 53—76. В настоящее время исследователи склоняются к мнению, что имеется больше оснований считать его автором Александра Трофименко (прим. ред.).). Так распорядилась история: голос тысяч погибших не пропал бесследно, он звучит в каждой строке документа.
Для подачи воды сделали специальное приспособление. Как долго оно прослужило, сказать трудно. Есть свидетельства, что по крайней мере до последних чисел июля из колодца брали воду. В конце концов фашисты взорвали «соленый» колодец.
Остатки его и подземного хода ныне раскопаны работниками Керченского музея.
Из ложбины тропинка выводит на плато. Повсюду кратеры воронок. Взорвав выходы из каменоломен, фашисты вскоре убедились, что этого недостаточно: гарнизон продолжал борьбу.
«Аджимушкайские катакомбы, находящиеся в трех километрах от окраин Керчи, превращены большевиками в сильно укрепленные гнезда сопротивления», — докладывали сами гитлеровцы в одном из секретных документов...
Почти каждую ночь осуществлялись боевые вылазки, в которых фашисты несли ощутимые потери; существование наших гарнизонов представляло для них постоянную угрозу. «Ведь не было того дня, чтобы так, мирно сидели сложа руки. Была самая настоящая борьба с немецким фашизмом. 21—23 мая было организовано наступление на село Аджимушкай. В этом бою мы потеряли более половины нового батальона. Был убит комроты (новый) Котик Андрей. Погибли командиры взводов Король, Молодецкий», — вспоминает А. И. Лодыгин. Об этом же свидетельствуют М. Т. Ткаченко и другие участники обороны. В июне гитлеровцы начали производить мощные взрывы на поверхности каменоломен, чтобы обрушить кровлю и под завалами похоронить людей. В большие ямы закладывалось по двадцать и более авиабомб. Взрывы велись одновременно в разных местах.
В 1967 году для экскурсантов в Центральных каменоломнях сквозь толщу камня был прорезан наклонный вход и в расположении легендарного гарнизона устроен подземный музей Аджимушкайской обороны. В настоящее время на поверхности завершается строительство мемориального комплекса. У спуска в катакомбы выступают два бетонных пилона высотою в 10—11, протяженностью до 60 метров. На их фасадной части создаются многофигурные скульптурные композиции, олицетворяющие массовый героизм бойцов Аджимушкая. Мемориал сооружается по проекту скульпторов Б. Е. Горбаня и Б. Е. Климушко, архитектора С. Н. Миргородского.
В подземелье рекомендуется идти только с экскурсоводом. Для осмотра отведена часть катакомб с наиболее важными объектами, характеризующими обстановку, в которой жили и боролись участники обороны. В целях безопасности кровля укреплена (в потолке видны металлические пластины).
Мрак, сырость, холод подавляют и сковывают человека, едва ступившего в подземелье с поверхности. Лабиринт кажется бесконечным, враждебно затаившимся. Через три-четыре минуты зрение адаптируется, и можно разглядеть окружающее. Неподалеку от входа виден довоенный колесный трактор выпуска Сталинградского завода. В первое время он приводил в действие электрогенератор, и часть штолен получала свет. Когда начались систематические взрывы, трактор вышел из строя. Теперь он стал реликвией музея Аджимушкайской обороны.
Как мы уже знаем, очень тяжело сказывалось на жизни гарнизона отсутствие воды. Сотни котелков, ведер, касок устанавливались в местах, где с кровли падали скупые капли. Ход, пробитый к «соленому» колодцу, облегчал положение, но в гарнизоне сознавали, насколько ненадежен источник, находившийся вне катакомб. И под землей начали рыть два недоступных для врага колодца. Один из них сохранился до наших дней. Место для него выбрал старый камнерезчик керчанин Н. С. Данченко; вместе со своим семнадцатилетним сыном Колей он ушел в катакомбы, не желая покориться оккупантам. Оба, отец и сын, погибли здесь, в подземелье.
Приглядимся внимательно к уникальному сооружению. Ломами и кирками, топорами и саперными лопатами долбили, рубили, выковыривали неподатливый камень. Обессилевшие люди на четырнадцать с лишним метров углубились в землю. Никто не знал, сколько еще пробиваться к воде, есть ли она там вообще. Но упорный, исступленный труд, стоивший не одной человеческой жизни, не прекращался: от того, будет ли добыта вода, зависело существование гарнизона, перспектива продолжения борьбы с ненавистным врагом. В начале июля водоносный слой был достигнут. Эту воду враг уже не мог отнять у защитников каменоломен. Кровлю над колодцем укрепили опорами, около него выставили охрану; теперь только обвал мог лишить гарнизон воды. Такая опасность грозила постоянно: изо дня в день гремели взрывы, содрогалась земля, то тут, то там рушились своды. Ударная волна, распространяясь по галереям, вызывала жестокие контузии. Десятки, сотни людей гибли в завалах, и поныне остающихся безымянными братскими могилами. Около колодца мы видим огромную коническую осыпь камня. Здесь обрушилась кровля толщиной в девять метров; таково подземное продолжение воронок, наблюдаемых с поверхности. К счастью для защитников каменоломен, сила разрушения обошла источник воды.
Чтобы уменьшить потери, в катакомбах была создана служба «слухачей». Командовал ими крымчанин старший лейтенант Н. Н. Белов. Бойцы на слух определяли, где врагом ведутся работы перед взрывом, и из опасного участка удаляли людей.
Убедившись, что советские воины не собираются складывать оружие, гитлеровские палачи пустили в ход средство, запрещенное международной конвенцией как преступное. 24 мая они начали нагнетать в катакомбы отравляющий газ.

В известном нам дневнике описаны потрясающие сцены: «Видели вы такую зверскую расправу, какую применяют германские фашисты?.. Они дошли до крайности. Они начали давить людей газами... Бедные детишки кричали, звали на помощь своих матерей. Но, увы, они лежали мертвыми на земле с разорванными на грудях рубахами, кровь лилась изо рта. Вокруг крики: «Помогите! Спасите! Покажите, где выход, умираем!»... Мне дали противогаз. Теперь быстро к делу — спасать раненых, что были в госпитале. Ох, нет, не в силах описать эту картину! Пусть вам расскажут толстые каменные стены катакомб, они были свидетелями этой ужасной сцены. Вопли, раздирающие стоны, кто может — идет, кто не может — ползет, кто упал с кровати и только стонет: «Помогите, милые друзья! Умираю, спасите!» Белокурая женщина лет 24 лежала вверх лицом на полу, я приподнял ее, но безуспешно... Это врач госпиталя. До последнего дыхания она спасала больных и теперь она, этот дорогой человек, удушена...
Смерть грозила всем, и она была так близко, что ее чувствовал каждый. Чу! Слышится пение «Интернационала». Я поспешил туда. Перед моими глазами стояли 4 молодых лейтенанта. Обнявшись, они в последний раз пропели пролетарский гимн...
Умирают сотни людей за Родину. Изверг, гитлеровская мразь, посмотри на умирающих детишек, матерей, бойцов, командиров. Они не просят пощады, не становятся на колени перед бандитами, издевающимися над мирными людьми. Гордо умирают за свою любимую священную Родину...»


В это страшное, полное трагизма время начальник главной радиостанции старший лейтенант Ф. Ф. Казначеев передал в эфир сообщение полковника П. М. Ягунова: «Всем! Всем! Всем! Всем народам Советского Союза! Мы, защитники обороны Керчи, задыхаемся от газа, умираем, но в плен не сдаемся!»....

От первых газовых атак подземный гарнизон понес очень большие потери. Но не отчаяние и страх владели теми, кто остался жив, а лютая ненависть к врагу, желание отомстить ему. Решено было спешно строить хотя бы примитивные газоубежища, сооружать в туннелях каменные перегородки. Из одеял, брезента, плащ-палаток сшивались занавеси, которыми завешивались проходы. Одно из газоубежищ экскурсанты могут осмотреть. В нем три перегородки: две с проходами посредине и третья глухая. Остатки противогазовой перегородки имеются и неподалеку от колодца.
Борьба с газовыми атаками не сводилась только к пассивным средствам, хотя со временем они и стали достаточно эффективными. Есть сведения, что аджимушкайцам удавалось, выходя на поверхность, уничтожать нагнетательные машины.
Зная о первоначальных громадных потерях гарнизона от газовых атак, фашистские изверги полагали, что сопротивление сломлено. Однако стоило им сунуться в подземелье, их, как и прежде, встречал огонь.
В течение нескольких месяцев гитлеровские палачи с холодной, расчетливой методичностью ежедневно нагнетали ядовитый газ в каменоломни. И лишь когда убедились, что бойцы подземелья научились защищаться и почти не несут потерь, они прекратили газовые атаки.
Экскурсантам, движущимся по галерее, вдруг попадается под ногами ровик, пересекающий ее во всю ширину. Такой ровик, называемый «сигнальным», защитники каменоломен наполняли порожними бутылками, жестяными консервными банками. Аджимушкайцы обеспечили себя водой, нашли способы защиты от газов, научились распознавать готовящиеся взрывы. Но с каждым днем все отчетливее определялся самый неодолимый враг— голод. Запасы продовольствия истощались, сокращались нормы и без того скудного пайка. В середине лета люди стали умирать от голода. Ряды защитников каменоломен таяли. Нехватка людей для внутренней охраны и заставляла делать всякие ловушки, сигнальные устройства (вроде ровика), заменявшие постовых.
Продвигаясь дальше, экскурсанты видят в потолке скважину диаметром до 20 сантиметров, заделанную обрезком бревна. Фашисты пробурили ее для нагнетания газа. Деревянный чоп— одно из средств борьбы с газовой опасностью.
Вправо за углом, у стены, видны два небольших углубления. В этом месте школьники-следопыты откопали ящики с останками детей — годовалого и трехлетнего. Чуть дальше — еще яма: в ней была погребена женщина. Долго обстоятельства трагедии оставались неизвестными. Однажды каменоломни посетила бывшая партизанка Н. С. Соломченко, и благодаря ей тайна раскрылась. В отряде «Красный Сталинград», базировавшемся здесь уже после завершения аджимушкайской обороны, в сентябре — ноябре 1943 года, находилась семья партизана П. П. Рослякова: жена и пятеро детей. Фашисты не щадили никого из родственников партизан, поэтому в отряд люди приходили целыми семьями. Тяжело переносили условия каменоломен взрослые, для детей же они были губительны. Холод, сырость, тьма сделали свое дело: младшие дети Росляковых умерли. Похороненная женщина — Е. П. Проценко. Ослабленная длительным пребыванием в подземелье, она скончалась при родах.
Спустившись по ступенькам, мы приближаемся к одному из больших обвалов кровли. В 1973 году поисковая экспедиция производила частичный разбор завала. В основании его была отрыта пустая ниша. Порознь найдено 16 стабилизаторов: таково, следовательно, если не больше, число взорванных здесь авиабомб.
И вот мы находимся в центре расположения гарнизона. О многом говорят детали сурового быта солдат подземелья. Невольно ловишь себя на мысли, что условия его исключали самую возможность человеческого существования. И все же герои каменоломен не просто жили, существовали — они боролись. В первых числах июля аджимушкайцы по радио узнали о том, что оставлен Севастополь. Гитлеровцы рвались к Волге, продвигались на Кавказ. Надежды на высадку в Керчи десанта и помощь извне уже не осталось. Но именно в это время гарнизон и развил большую боевую активность. Есть ли лучшее свидетельство того, что верность Родине, забота о выполнении воинского долга были для солдат подземелья превыше всего!
Особенно крупная вылазка проводится в ночь на 9 июля. В жестоком бою был разгромлен вражеский гарнизон в поселке Аджимушкай. Операцией руководил полковник П. М. Ягунов, во главе боевых групп встали подполковник Г. М. Бурмин, майор А. П. Панов, капитан В. М. Левицкий, старшие лейтенанты Г. И. Бармет, Н. Н. Белов, лейтенанты Г. А. Гунашев и Н. А. Ефремов. Этот бой зафиксирован в документах 47-й армии, находившейся по ту сторону Керченского пролива: «9 июля 1942 года в 2 часа 40 минут ружейно-пулеметная и артстрельба в районе Керченских каменоломен. В течение ночи в районе каменоломен слышны взрывы и выстрелы».
Отважный командир подземного гарнизона Павел Максимович Ягунов трагически погиб вскоре после вылазки. Оборону каменоломен возглавил заменивший его Г. М. Бурмин. Борьба продолжалась.

Изображение

Г. М. Бурмин


20 июля была совершена новая крупная боевая вылазка. В этот день противник открыл артиллерийский огонь по району каменоломен от горы Митридат (Сб. «В катакомбах Аджимушкая». «Таврия», 1975, с. 39.).
Аджимушкайцы приковали к себе большие вражеские силы: полки 46-й и 132-й пехотных дивизий, боевую группу полковника Корнэ.
В жестоких битвах с врагом, под обвалами, от газов, от голода и ран гибли бойцы подземной крепости. В катакомбах навечно остались две братские могилы, в которых похоронено около трех тысяч безвестных героев. Они мужественно прошли свой тяжкий путь, не посрамив чести советского воина и гражданина. Теперь здесь торжественно-траурный зал подземного мемориала. Медленно, в молчании проходят люди. Могилы забетонированы, на них всегда цветы. В этом священном месте пионеры проводят торжественные сборы, посвященные памяти павших; принятым в комсомол вручают билеты; здесь происходят встречи с уцелевшими участниками обороны.
По установившейся традиции гасится свет, и в полном мраке минутой молчания живые чтят память погибших. После этого в торжественной тишине звучит голос экскурсовода, читающего стихи Ильи Сельвинского:

Кто всхлипывает тут?Слеза мужская
Здесь может прозвучать кощунством. Встать!
Страна велит нам почести воздать
Великим мертвецам Аджимушкая...


Советские люди хорошо знают, во имя чего сражались и гибли воины Аджимушкая, что придавало им непреоборимую силу. Они беззаветно любили свою Родину, верили Коммунистической партии и за ее идеи шли на смерть.

«К большевикам и ко всем народам СССР. Я не большой важности человек. Я только коммунист-большевик и гражданин СССР. И если я умру, так пусть помнят и никогда не забывают дети, братья, сестры и родные, что эта смерть была борьбой за коммунизм, за дело рабочих и крестьян... Война жестока и еще не кончилась. А все-таки мы победим...» Эта записка была найдена в партийном билете погибшего политрука С. Т. Чебаненко. Людей такого неукротимого духа нельзя было победить.

Вторая часть подземного маршрута проходит через место,где находился госпиталь. Медицинские работники в невыносимо тяжелых условиях, не щадя своих жизней, делали все для спасения раненых, больных, обессилевших. Мало кто из врачей и медсестер остался в живых. В числе медперсонала были ныне здравствующие Е. Ф. Валько, А. А. Теренько, Д. И. Мирошниченко. Эти женщины рассказали нам о страшных буднях подземного госпиталя...
Недалеко от выхода из подземелья, в разрушенных позднее выработках, базировались в 1919 году красный партизанский отряд и Военно-революционный штаб. Из этих катакомб боевые отряды вышли на поверхность, чтобы изгнать белогвардейцев И установить Советскую власть в Керчи.
В 1942 году здесь размещался штаб Аджимушкайского гарнизона, откуда руководили обороной полковник П. М. Ягунов, комиссар И. П. Парахин, начальник штаба П. Е. Сидоров. В охране штаба состояли курсанты Ярославской авиационной школы. Однажды после наряда завязался у них обычный разговор людей голодных, давно не видевших солнца. Вдруг поднялся боец Анатолий Волошенюк: «Хлопцы, дорогие мои, я предлагаю на всякий случай дать коллективное обещание, что если кто из нас останется жив, то пусть напишет о нас, хоть неумело, но, знаете, такими хорошими, черт возьми, теплыми словами. Пусть расскажет людям, что мы были молоды, ведь нам только по двадцать лет, что мы любили жизнь и имели прекрасную мечту юности и ради этой светлой мечты отдали свои молодые жизни». Анатолий Волошенюк погиб, как и многие его боевые товарищи. Братскую могилу, где он покоился, обнаружили участники поисковой экспедиции «Аджимушкай-75». Она находилась рядом с большим провалом. Останки героев перезахоронены на городском воинском кладбище.
Перед выходом на поверхность есть «низовки» — ямы, в которых поисковая экспедиция 1973 года нашла много неврученных и неотправленных писем. Нельзя без волнения читать сохранившиеся строки. В них — высокие гражданские чувства и тревога за близких, вера в конечную победу и страстная надежда на возвращение с войны родного человека. В районе «низовок» похоронен руководитель обороны полковник П. М. Ягунов. Могила его пока не найдена.
Чуть поодаль от выхода, в направлении котлована, дети участника обороны Н. Д. Филиппова нашли фрагмент портрета В. И. Ленина. Картина была написана неизвестным художником на холсте маслом.

Изображение

Портрет В. И. Ленина, найденный в Аджимушкайских каменоломнях.


Мы не знаем, какими путями она попала в катакомбы Аджимушкая, одно несомненно: бойцы, сражавшиеся до последнего вздоха, свято хранили портрет вождя, берегли его, как знамя. Дорогой образ Ильича согревал им душу, помогал преодолевать беды и лишения, укреплял веру в победу.
28—29 октября 1942 года после беспримерной 170-дневной обороны оставшиеся немногочисленные воины гарнизона были схвачены врагом в состоянии полного истощения. Но и в своем последнем бою они, по признанию самих гитлеровцев, вывели из строя (ранили) 20 фашистских солдат.
Оборона Аджимушкайских каменоломен — событие, единственное в своем роде, не имеющее себе равных в ходе войны. Наряду с чисто военным значением борьба подземных гарнизонов действовала как фактор политический, психологический. Несломленные бойцы катакомб одержали над фашистским воинством моральную победу.

...Кончился 1942-й, наступил 1943 год, вместивший Сталинградскую и Курскую битвы. 26-ю годовщину Октября Керчь встречала под гром артиллерийской канонады. И вновь воюют Аджимушкайские каменоломни. Утром 7 ноября над истерзанной поверхностью катакомб и в поселке Аджимушкай развевались на ветру красные флаги, водруженные партизанами. Они присоединились к десантникам 56-й армии и вместе с ними выбили фашистов из поселка. В бою отличились партизаны Д. С. Блохин, Н. К. Коротченко, В. И. Конищев, К. Г. Веревкин, А. Н. Данченко, Л. Лагута, Ф. Г. Тубольцев, Е. Н. Сопельникова, П. Проценко.

...Первой приоткрыла тайну погибших гарнизонов 414-я грузинская стрелковая дивизия. Созданная в дивизии комиссия в январе—феврале 1944 года провела обследование катакомб, собрала сохранившиеся документы. Знаменательно, что в канун 30-летия Победы именно из Аджимушкайских каменоломен были взяты останки Неизвестного солдата, ныне покоящиеся в центре Тбилиси.
Слава героев подземной обороны обрела крылья, получила всенародное признание. Подвиг аджимушкайцев отмечен в поздравительной телеграмме Леонида Ильича Брежнева по случаю присвоения Керчи звания города-героя.
Минули десятилетия. На полях былых сражений люди растят хлеб, на месте пепелищ и руин отстроены новые жилые кварталы. Здесь же, в Аджимушкайских каменоломнях, следы войны сохранятся всегда, как безмолвные свидетельства силы человеческого духа.
Герои Аджимушкая навечно вошли в сердце и память народа. Они остались в названиях улиц и школ, пионерских отрядов и кораблей. Живописным памятником защитникам каменоломен стала серия картин «Герои Аджимушкая» заслуженного художника РСФСР Н. Я. Бута, которые выставлены в галерее, созданной в одном из залов Керченского историко-археологического музея.

Изображение

Последняя граната. Репродукция с картины Н. Я. Бута.


Накануне 30-й годовщины освобождения Керчи научный сотрудник Крымской астрофизической обсерватории Т. М. Смирнова (дочь участницы подземной обороны Е. Ф. Валько) открыла планету-астероид. По праву первооткрывателя Тамара Михайловна нарекла новую малую планету Солнечной системы именем «Аджимушкай». Утвержденное Международной федерацией астрономии, оно войдет во все каталоги. Блеск небесной странницы вечно будет напоминать людям о мужестве, о верности Родине тех, кто сражался здесь до конца...
Нескончаем поток посетителей катакомб. Люди идут в Аджимушкай, чтобы ощутить атмосферу подвига, увидеть своими глазами опаленные войной камни, поклониться памяти героев.

_________________
Изображение Изображение Я В контакте. Группа В контакте.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Боевая слава Керчи
СообщениеСообщение добавлено...: 03 окт 2013, 22:08 
В сети
Фотоманьяк
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 10 мар 2010, 21:06
Сообщений: 19561
Изображения: 0
Откуда: Город Герой Керчь
Благодарил (а): 4711 раз.
Поблагодарили: 8070 раз.
Пункты репутации: 75
Где боролось керченское подполье


Мы уже знаем, что формы борьбы с немецко-фашистскими захватчиками в Керчи и на Керченском полуострове были разнообразны: крупные, стратегического значения фронтовые операции, прославленные десанты, исключительная по стойкости оборона Аджимушкайских каменоломен, партизанская борьба... Скромное, но достойное место в этом ряду занимает керченское антифашистское подполье. Небольшая по площади и числу жителей Керчь в первый и более длительный второй периоды оккупации имела развитую сеть активных патриотических групп.
Коммунисты-подпольщики главную свою задачу видели в развертывании массового сопротивления врагу. Сила коммунистов была в связи с населением, в том доверии и постоянной поддержке, которую оказывал им народ. Участниками подполья чаще всего являлись молодые люди, комсомольцы, воспитанные, направляемые партией.
Мы предлагаем совершить небольшую пешеходную экскурсию по центральной части города. Это даст возможность ознакомиться с наиболее значительными фактами и событиями подпольной борьбы.
От Пионерского сквера с памятником Володе Дубинину идем до пересечения улиц Советской и Козлова. На стене кинотеатра «Украина», обращенной к центральному рынку, укреплена мраморная доска с надписью: «Улица названа именем Ивана Андреевича Козлова — секретаря Крымского подпольного обкома партии в годы Отечественной войны, который в ноябре — декабре 1941 года находился в г. Керчи».
Центр по руководству подпольной и партизанской борьбой в Крыму создавался по указанию Центрального Комитета партии; по ряду соображений местом пребывания его избрали Керчь. Руководителем областного подпольного центра стал Иван Андреевич Козлов, член партии с 1905 года, подпольщик с дореволюционным стажем. Юношей на баррикадах рабочей Коломны начал он революционную деятельность. Ссылки и каторга закалили большевика. Во время гражданской войны он вел подпольную работу в деникинском тылу. Когда гитлеровцы напали на нашу Родину, И. А. Козлов, несмотря на тяжелую болезнь и угрозу слепоты, не только не устранился от активной борьбы, но возглавил партийное подполье.
В состав центра входили Л. Н. Боруц из Симферополя, В. С. Колесниченко из Евпатории, Е. В. Ефимова из Старого Крыма, Н. В. Скворцов из Феодосии. По понятным причинам сюда не включили лиц, известных в Керчи. Сам Иван Андреевич стал Петром Ивановичем Вагиным, якобы прибывшим из Красноярска после заключения.
Обстановка осени 1941 года не позволяла медлить. Нужно было до прихода немцев законспирировать членов партийного центра, снабдить их надежными документами, помочь устроиться с работой и жильем. Деятельность подполья немыслима без явочных квартир и определенной материальной базы. Подготовка оказалась делом сложным, требовала большой осторожности, умения все предусмотреть. Громадный опыт И. А. Козлова обеспечил успех.
В условиях жесточайшего террора центр развернул свою деятельность. Формировались диверсионные группы; выходили листовки, разоблачавшие ложь фашистской пропаганды и призывавшие население к отпору оккупантам. Чтобы поддерживать связь с группами, центр организовал мастерскую по ремонту домашней утвари и остеклению окон (надо сказать, что стекла чаще всего «бились» в тех окнах, которые интересовали связных). Но одной мастерской было недостаточно, и Козлов добился от оккупационных властей разрешения открыть комиссионный магазин. Подпольщикам представилась возможность разъезжать по городам и селам «для закупки товара». Оккупанты догадывались, что в городе действует хорошо законспирированная организация. Знало об этом и население Керчи. Однако первое партийное подполье, руководимое И. А. Козловым, гитлеровцы так и не раскрыли. 30 декабря 1941 года патриоты встретили в Керчи советских воинов-десантников. Впоследствии Иван Андреевич вел работу в оккупированном Симферополе, о чем подробно повествует его книга «В крымском подполье», удостоенная Государственной премии. Надо думать, опыт, приобретенный в Керчи, помог ему наладить дело и в областном центре.
Выходим на улицу Самойленко. Она носит имя профессионального революционера-большевика, который в 1919 году возглавлял военно-революционный штаб партизан и погиб в Аджимушкайских каменоломнях. Пройдя этой улицей влево, окажемся на одном из оживленных перекрестков города, где сходятся улицы Ленина, Самойленко, Пирогова и Комарова. Нам — на улицу Комарова, 37.
На стене одноэтажного дома укреплена бронзовая доска с барельефным портретом девушки и надписью: «Из этого дома в период Великой Отечественной войны, с мая по август 1942 года, разведчица-радистка штаба Северо-Кавказского фронта Женя Дудник передавала по рации сведения о дислокации немецко-фашистских войск на Керченском полуострове. В сборе разведданных принимала участие семья: Дудник Женя, ее сестры Нина и Тоня, отец Денис Филиппович, мать Мария Ивановна. Все они были арестованы и казнены фашистами 17 августа 1942 года». Простая советская девушка, рядовая рабочая семья, а каким героизмом, какой высокой трагичностью отмечена их судьба...
Накануне войны после десятилетки Женя Дудник окончила курсы радистов и плавала на рыболовецких судах. В марте 1942 года девятнадцатилетняя комсомолка добровольно ушла в армию. В течение апреля она прошла специальную разведывательную подготовку. Умение и добросовестность девушки были замечены командованием, и при отходе наших войск ее оставили в городе с ответственным заданием.
Женя тайно установила на чердаке рацию. Вскоре в доме поселились фашистские офицеры. С одной стороны, это увеличивало трудности в работе разведчицы, с другой, обеспечивало определенную маскировку. 27 мая Женя Дудник вышла в эфир с позывным «Тоня» и установила связь с разведотделом Северо-Кавказского фронта. С этого дня передачи стали регулярными.

Изображение

Из этого дома вела передачи радистка-разведчица Женя Дудник.


К разведывательной работе Женя, наряду с родными, привлекла своих школьных товарищей Сергея Бобошина и Анатолия Родягина. Они же помогали ей в ремонте аппаратуры, доставали необходимые запчасти. По существу возникла патриотическая подпольная группа, деятельность которой имела важное значение для советского командования. «Тоня» сообщала о численности и номерах частей врага в городе, о движении воинских эшелонов и автоколонн, о складах боеприпасов и аэродромах, о возможности высадки фашистского десанта на Тамани. И если силы и намерения противника в Крыму не остались тайной для советских разведорганов, то есть в этом доля труда Жени и ее друзей-патриотов. Разведчица сообщила однажды о скоплении поездов на станции Керчь-II. Вскоре появилась группа самолетов. Бомбы легли точно: горели вагоны, долго рвались боеприпасы; на путях остались лежать трупы фашистских солдат и офицеров. За два месяца «Тоня» передала 87 радиограмм.
Гитлеровцы запеленговали передатчик. 7 августа рация «Тони» прекратила работу. Женю арестовали. Были арестованы и ее отец, мать, сестры, а также С. Бобошин и А. Родягин. После жестоких пыток гитлеровцы расстреляли всех членов семьи Дудник; они казнили также Анатолия и Сергея, родителей Бобошина.
Подвигом юной керчанки гордятся земляки. Именем комсомолки Евгении Дудник названа новая улица неподалеку от ее родного дома.
Ряд косвенных данных говорит о том, что группа Дудник была летом 1942 года не единственной в Керчи. Известно также, что защитники Центральных аджимушкайских каменоломен некоторое время имели связь с городским подпольем; важно было координировать действия подземного гарнизона и городского подполья на случай ожидаемого советского десанта. Кроме того, подпольщики могли помочь аджимушкайцам, у которых рация уже не действовала, связаться с Большой землей.
К сожалению, мы располагаем очень скудными сведениями об этой стороне деятельности подполья и подземного гарнизона. Тайна немного приоткрывается в захваченном у гитлеровцев документе — спецдонесении в Берлин керченского гестапо. В нем, в частности, говорится: «В Аджимушкае, в Центральных каменоломнях, по достоверным сведениям, находилось 10 партизан из Керчи. Большая часть их была известна полиции безопасности пофамильно и погибла в каменоломнях. Связь с гражданским населением была раскрыта зондеркомандой 10-Б, которая обнаружила в июле 1942 года в Керчи подпольный передатчик. В связи с этим тогда же по обвинению в шпионаже было расстреляно 14 человек. Одна женщина-учительница добровольно взялась за шпионскую работу, она и доставляла известия из каменоломен к нелегальному передатчику...».
Поиск сведений о расстрелянных гитлеровцами 14 патриотах до сих пор не дал результатов; даже их имена остаются неизвестными. По-видимому, не осталось в живых никого Из аджимушкайцев, знавших о них.
Много еще загадок таит военное прошлое Керчи. Возлагая цветы на могилы известных и неизвестных героев, вспомните и о группе четырнадцати...
Продолжая экскурсию, мы пройдем по улицам Самойленко, Маршала Еременко, Второй Продольной на Полевую, которая выведет к улице Стрижевских. Посещение этой части города интересно еще и тем, что она хранит черты старой, довоенной Керчи.
Улица идет в гору. В конце ее — стела с надписью: «Улица имени Стрижевских. Керчане отец и сын Стрижевские с группой патриотов устраивали диверсии и побеги советских военнопленных. Зверски замучены гестаповцами в сентябре 1943 года».
1942 год. Фронт отдаляется на восток. Фашисты трубят о своих победах, о скором падении Москвы, разгроме Красной Армии. Воинская часть, в которой воевал комсомолец керчанин Алексей Стрижевский, под Ростовом попала в окружение. Стрижевскому удалось избежать плена и пробраться в оккупированную Керчь. Его отец Григорий Симонович, известный в городе врач, работал в единственной больнице для населения, помещавшейся по улице Петра Алексеева (ныне там детский сад). Тяжела и унизительна служба при оккупантах, невыносимо было подчиняться их порядкам. Григорий Симонович и в этих условиях оставался советским патриотом, не терял веры в победу над фашизмом.
Отец и сын Стрижевские приняли решение вступить на путь борьбы с ненавистным врагом. Алексей взял на себя организацию молодежной патриотической группы. В числе других в нее вошли Людмила Черникова, ее подруга Тамара Клоконос. По рекомендации главврача П. Ф. Лисицына, Алексей Стрижевский стал санитаром психиатрического отделения. Выбор должности был не случаен: она давала возможность совершать поездки в Симферополь, ходить по городу в ночное время. По заданию группы Люда Черникова поступила на биржу труда, где получила доступ к различным форменным бланкам. Они использовались для изготовления документов, которыми перед побегом снабжали военнопленных. Известно, что Л. Черникова не только фабриковала документы, но и сама участвовала в организации побегов. Ей удалось переправить на таманский берег двух советских воинов: летчика и моряка.
Алексей Стрижевский сопровождал в Симферополь под видом больных бежавших из лагеря; после их уводили к партизанам. По-видимому, Алексею удалось установить контакт с областным подпольем.

Изображение

Алексей Стрижевский.


В ходе борьбы молодежная группа расширялась. В нее вошел коммунист лейтенант Н. В. Кудряшов. В майских боях танкист Кудряшов был тяжело ранен и скрывался в городе. Партийная закалка, знания, боевой опыт создали ему авторитет в группе, и он стал ее военным руководителем.
Деятельность подпольщиков активизировалась. Наряду с организацией побегов и распространением сводок Совинформбюро совершались диверсии. Патриоты взорвали состав с боеприпасами на Широком молу, нефтебазу в районе бондарного завода, организовали взрыв мин в доме, где фашистские летчики праздновали рождество.
Старший Стрижевский тем временем вел работу среди медперсонала и больных. Григорий Симонович читал в больнице немецкие газеты со своими «комментариями». Когда оккупанты готовили угон молодежи в Германию, старый врач фиктивными справками о болезнях спас немало юношей и девушек.
Гестапо напало на след подпольщиков, и в сентябре 1943 года отец и сын Стрижевские были арестованы. Одновременно в руки врага попали другие члены подполья. После зверских пыток 13 человек были казнены.
С группой Стрижевского было связано молодежное подполье в поселке Войково. Оно известно как группа Марии Русановой. В патриотическую организацию входили Надежда Комарова, Клара Карасева, Владимир Клопченко, Дмитрий Сотников, Зинаида Черноморченко, Владимир Самрай, Тамара Григорьева, супруги Мария и Филипп Пшоник. Войковцы имели свою комсомольскую организацию, все члены группы подписали присягу, текст которой составил коммунист А. Козлов (Храбров) — Скрывавшийся в поселке советский летчик.
Деятельность подпольщиков опиралась на поддержку многих людей. Этим объясняется, что организация продержалась более года и немало сделала. Патриоты распространяли сводки Совинформбюро, выпускали рукописную газету «Крымский партизан», специальными листовками поздравляли население с революционными праздниками. На здании фабрики-кухни и в других заметных местах в такие дни появлялись красные флаги. Для боевых действий, открытой схватки с врагом подпольщики добывали и накапливали оружие.
Когда начались аресты, организация сумела оповестить всех оставшихся на свободе. В отличие от группы Стрижевского, которая погибла вся, часть войковцев избежала расправы. Уйдя в лес, к партизанам, керченские патриоты продолжали борьбу вплоть до освобождения Крыма. Мученической смертью от рук палачей погибли Т. Григорьева, В. Клопченко, Д. Сотников, В. Самрай, 3. Черноморченко, С. Колотаев и другие молодые герои.

Деятельность молодежного подполья — одна из славных страниц истории Керченской комсомольской организации, заслужившей высокую награду Родины — орден Отечественной войны I степени.

_________________
Изображение Изображение Я В контакте. Группа В контакте.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Боевая слава Керчи
СообщениеСообщение добавлено...: 05 окт 2013, 19:07 
В сети
Фотоманьяк
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 10 мар 2010, 21:06
Сообщений: 19561
Изображения: 0
Откуда: Город Герой Керчь
Благодарил (а): 4711 раз.
Поблагодарили: 8070 раз.
Пункты репутации: 75
Эльтиген - Огненная земля


В поселок Героевское (бывш. Эльтиген) сначала надо ехать на автобусе, следующем из центра Керчи по маршруту № 5 к поселку Аршинцево. На площади Ленина, где он делает остановку, можно осмотреть церковь Иоанна Предтечи, памятник византийского зодчества X века. В ней размещен лапидарий (каменный архив) Керченского историко-археологического музея. Хранящаяся здесь коллекция надгробий времен Боспорского царства имеет мировое значение. На улице Свердлова вы проедете мимо самого музея, отметившего в 1976 году свое 150-летие. Сотрудники его ведут большую работу по изучению истории, военного прошлого Керчи. В поселке Аршинцево нужно пересесть на автобус № 15.
Дорога огибает «Ковш» — так называют в обиходе морской рыбный порт. У его причалов всегда стоят суда: одни пришли с промысла и разгружают трюмы, другие готовятся в далекий рейс. Керчь не без основания именуют рыбацкой столицей. Более 300 тысяч центнеров рыбы в год — такова добыча промысловиков, ведущих лов в Черном и Азовском морях. Столько же приходится на долю «Югрыбпромразведки», ведущей поиск в морях и океанах. Однако основу всего улова дает объединение «Керчьрыбпром», чьи корабли бороздят просторы Атлантики. На его долю приходится более 40 процентов валовой продукции предприятий города.
На горизонте, по краю возвышенности, видна цепь курганов с общим названием Юз-Оба (Сто холмов), давших бесценные для науки археологические находки, составляющие славу ленинградского Эрмитажа.
Поднявшись на плато у ретрансляционной телевышки, вы окажетесь в районе Старокарантинских каменоломен. Выработки здесь двухъярусные, глубиной до 60—70 метров. Вблизи одного из входов установлен памятник: фигуры вооруженных юноши и девушки. Надписи на трех плитах гласят, что в 1919, 1941, 1943—1944 годах каменоломни служили базой партизан, а весной 1942 года в них размещались отдельные цеха городских предприятий. Организованные экскурсии в Старокарантинские каменоломни в настоящее время не проводятся, туристы ограничиваются осмотром поверхности катакомб. Мы расскажем о связанной с этими каменоломнями истории двух партизанских отрядов.
Первый был организован по решению горкома партии в октябре 1941 года. Партизаны ушли «в скалу» в канун 24-й годовщины Великого Октября. 7 ноября здесь проводилось торжественное собрание. Командиром отряда, в котором первоначально насчитывался 41 боец, был назначен А. Ф. Зябрев, комиссаром— И. 3. Котло. Непредвиденно пришло пополнение: в отряд влилась группа военнослужащих под командованием А. Н. Петропавловского. С ними численность партизан достигла 92 человек.
Начались боевые действия. Ночью 13 ноября, когда еще не закончились бои за Керчь, был совершен налет на штаб фашистского подразделения. Гитлеровцев забросали гранатами. Первый успех, однако, был оплачен дорогой ценой: от вражеской пули погиб командир отряда Александр Федорович Зябрев. Его заменил С., М. Лазарев, бывший рабочий железорудного комбината. А. Ф. Зябрев посмертно был награжден орденом Ленина.
18 ноября фашисты сделали попытку занять каменоломни, но их атака была отбита. 20 и 21 ноября они вновь большими силами попытались проникнуть в партизанское расположение. Бой шел под землей. В течение полутора суток партизаны успешно отбивали атаки врагов в в конце концов заставили их отступить. Вернуться на поверхность удалось далеко не всем фашистам: партизаны произвели взрыв фугасного поля.
Встретив столь решительный отпор, оккупанты больше не делали попыток захватить Старокарантинские каменоломни. Как и в Аджимушкае, они стали нагнетать в катакомбы газ. Но и таким варварским способом фашисты не заставили партизан сдаться, хотя до 30 бойцов получили серьезные отравления. Тогда гитлеровцы блокировали и заминировали все выходы из каменоломен. Отряд оказался как бы заживо погребенным под землей.
Но выбираться на поверхность могли мальчишки — юные партизаны-разведчики. Кто не знает керченского пионера Володю Дубинина, героя с детства памятной книги Л. Кассиля и М. Поляновского «Улица младшего сына»! Вместе с Володей незаметно, через узкие щели ходили в разведку его сверстники Ваня Гриценко и Толя Ковалев. В конце декабря Володя Дубинин принес в каменоломни радостную весть: советские войска высадились в Камыш-Буруне (это был один из отрядов Керченско-Феодосийского десанта).
Юному разведчику поручили установить связь с командованием десантников и передать просьбу о разминировании и разборке завалов. Володя это задание выполнил. Минеры приступили к своей опасной работе; мальчик, в качестве проводника, был с ними. 2 января 1942 года Володя Дубинин и четверо наших солдат погибли от взрыва мины у входа в каменоломню. Приказом командующего Крымским фронтом Володя Дубинин посмертно был награжден орденом Красного Знамени.
Имя юного героя носят в Керчи улица, школа, в которой он учился, детская библиотека. Дубининцами называют себя не только керченские ребята, но и пионеры многих городов и сел Советского Союза; есть они и в Болгарии и других социалистических странах. В центре города сооружен памятник Володе Дубинину (автор проекта — крымский скульптор Л. С. Смерчинский).
Выйдя из катакомб, старокарантинские партизаны активно включились в восстановление городского хозяйства, промышленных предприятий Керчи.

Старокарантинские каменоломни вновь стали базой партизан осенью 1943 года. Около шести месяцев здесь действовал отряд, состоявший из молодых патриотов — жителей Камыш-Буруна и Старого Карантина. Командиром его стал бывший рабочий железорудного комбината матрос К. К. Мухлынин, один из тех, кто в мае сорок второго года прикрывал отход наших войск с полуострова, а сам не смог переправиться на тот берег.

Изображение

К. К. Мухлынин


Комиссаром был рабочий Д. А. Васюнин. Вооружились молодые партизаны тем, что прежде собрали на местах боев и спрятали под землей. Северо-западнее каменоломен пролегала старая феодосийская дорога, рядом, как и теперь, шел путь на Камыш-Бурун и Эльтиген. Обе дороги имели важное значение для гитлеровских войск. Партизаны поставили целью срывать движение на этих дорогах.
1 ноября разведка доложила, что в Эльтигене высадился советский десант и противник стягивает туда силы. Ночью Кузьма Мухлынин вывел отряд наперерез гитлеровцам. В жестоком бою партизаны уничтожили 4 орудия, 7 автомашин, свыше 30 вражеских солдат-артиллеристов. Образцы мужества и находчивости показали Д. Васюнин, В. Товарчи, А. Савельев, А. Эмин, Т. Кокошко, И. Чепелев, В. Шакшин, В. Панкратов, Г. Подливайло, Н. Гаврилов, К. Гапоненко, А. Бойчевская.
3 ноября в длительном тяжелом бою К. К. Мухлынин погиб: пуля фашистского снайпера оборвала его жизнь. Командиром молодежного партизанского отряда теперь, по единодушному выбору, стал семнадцатилетний Владимир Панкратов. Память Кузьмы Мухлынина увековечена ныне в названии одной из улиц поселка.
Праздник Октября старокарантинские партизаны отметили не только торжественным собранием в каменоломнях, но и новой дерзкой вылазкой. Свою ненависть к фашизму они вкладывали в каждый выстрел, каждый бросок гранаты. И падали сраженные оккупанты, пылала вдоль дороги их техника. Более 40 солдат, несколько грузовиков недосчитались в этот день гитлеровцы.
Боевая деятельность отряда продолжалась. 9 декабря разведчики во главе с Тимофеем Кокошко встретили арьергардную группу десантников, совершивших прорыв с Эльтигенского плацдарма. 14 человек вместе с командиром 335-го гвардейского полка полковником П. И. Нестеровым влились в Старокарантинский отряд. Бывший политработник, кадровый военный, П. И. Нестеров оказал большое влияние на жизнь отряда. Район действий партизан расширился, удары по врагу стали более чувствительны. Обеспокоенные их активностью гитлеровцы усилили блокаду каменоломен; выходы из первого яруса оказались под их контролем. Тогда партизаны взорвали перекрытие между ярусами и проникли в нижний горизонт подземных выработок. Теперь они могли использовать дальние, не известные оккупантам, выходы на поверхность. Это было тем более важно, что после ликвидации Эльтигенского плацдарма следовало готовиться к длительной осаде. Вскоре враг бросил против отряда батальон карателей. В четырехчасовом бою вражеские атаки были отбиты.
Полковник П. И. Нестеров твердо решил, чего бы это ни стоило, вернуться в ряды Красной Армии. 20 февраля 1944 года он с группой бойцов перешел линию фронта. На плацдарм Отдельной Приморской армии советские воины вынесли незапятнанным знамя гвардейского полка. Их сопровождали партизаны В. Панкратов и В. Матюхин. На обратном пути молодой командир отряда попал в руки фашистов. Как и многих других партизан, подпольщиков, Владимира Панкратова зверски замучили в поселке Семь Колодезей. Он был пятым, последним сыном керчанки Екатерины Алексеевны Панкратовой. Всех сыновей и мужа потеряла она в войну...
Трудно сложилась судьба Старокарантинского отряда в завершающий период борьбы. Шел шестой месяц пребывания в каменоломнях: партизаны терпели крайнюю нужду в самом необходимом. В конце марта было решено мелкими группами пробиваться в крымские леса или уходить на нелегальное положение в город. Как ни тяжело было выбираться из катакомб, большинству это удалось.
За все время своего существования Старокарантинский отряд уничтожил свыше 600 фашистов, 5 орудий, взорвал или сжег 32 грузовика, 4 легковые машины, много другой техники. Смертью храбрых пал 31 боец отряда, пропали без вести 28 человек. Останки погибших, в том числе К. К. Мухлынина, после освобождения города были перезахоронены на кладбище (неподалеку от автобусной остановки «Институт»). Над братской могилой установлен памятник: фигуры вооруженных партизан, старого и молодого. Ежегодно 11 апреля (в день освобождения Керчи) оставшиеся в живых партизаны встречаются у могилы, где захоронены их боевые друзья.
У районного Парка культуры и отдыха сделаем остановку. Здесь покоятся старокарантинские партизаны 1941 года, в том числе первый командир отряда А. Ф. Зябрев, пионер-герой Володя Дубинин. Памятник из инкерманского камня сооружен по проекту керченских авторов: скульптора Р. В. Сердюка и архитектора А. Н. Морозова. На скальной глыбе рельефно выступает многофигурная группа народных мстителей. Сбоку высечены имена погибших.
И вот мы в центре Аршинцево (бывш. Камыш-Бурун), одного из самых благоустроенных рабочих поселков Керчи. Аршинцево — средоточие крупных промышленных предприятий. На его южной окраине возвышаются корпуса фабрик и цехов Камышбурунского железорудного комбината, детища первых пятилеток. Рядом порт, где загружаются горячим агломератом специальные суда — лихтеры. В начале войны комбинат перешел на выпуск военной продукции. По инициативе коммунистов здесь был построен бронепоезд «Горняк». На фронт его повел машинист С. М. Орлов.
В наши дни на рудниках комбината добывают в год более 8 миллионов тонн руды и 2,5 миллиона тонн известняка. Производится более 4 миллионов тонн агломерата. У железнодорожного переезда можно наблюдать, как огненная лава агломерата течет в вагонетки (думпкары) нагружаемого состава.

Изображение

В поселке Аршинцево.


Автобусный маршрут № 5 заканчивается. Перед нами огромные цеха и краны судостроительного завода «Залив». Здесь был сооружен супертанкер «Крым» водоизмещением в 180 тысяч тонн. Впечатляют размеры судна: длина 296, ширина 45 метров. Это самое крупное судно такого типа, когда-либо созданное в нашей стране. «Крым» сдали в эксплуатацию в 1974 году, и сразу же на освободившихся стапелях был заложен однотипный танкер «Кубань». Второй корабль построен в два с лишним раза быстрее первого. Уже спущено на воду в торжественной обстановке третье нефтеналивное судно-гигант «Кавказ».
Новые суда оборудуются совершенными машинами, автоматикой, электроникой, навигационными приборами, которые поставляют заводу 670 предприятий страны. В числе лучших судостроителей — кавалеры ордена Трудового Красного Знамени B. И. Жигарев, В. И. Бакаев, Герой Социалистического Труда C. Т. Бережной, делегат XXV съезда Компартии Украины Д. И. Забобуро. Свои огненные автографы на супертанкерах оставили передовые электросварщицы бригады В. Борщовой.
По берегу, вдоль косы, на многие километры растянулись песчаные пляжи. Летом в выходные дни керчане приезжают сюда отдыхать целыми семьями. О военной поре напоминает обелиск на Камышбурунской косе. Этот памятник виден отовсюду: из окон цехов завода, с моря. В братской могиле похоронены воины-десантники, погибшие здесь в конце 1941 года.

Изображение

Братская могила воинов-десантников на Камышбурунской косе.


Ночью 26 декабря к побережью южнее Керчи подошли суда Керченской военно-морской базы (командир контр-адмирал А. С. Фролов). База имела 20 торпедных, 6 сторожевых катеров и 47 вспомогательных судов, в основном сейнеров и барж. На борту их находились десантные части 51-й армии. Каждый из трех отрядов кораблей был нацелен на один из пунктов побережья, в соответствии с общим планом Керченско-Феодосийской десантной операции.
У Старого Карантина берега достигли 55 моряков; большинство смельчаков пало в неравном бою, лишь немногие пробились на юг. В районе Камыш-Буруна и на косе высаживались подразделения 302-й горнострелковой дивизии полковника М. К. Зубкова. Успех был обеспечен дерзким маневром 1-го отряда судов. Вглядитесь в чуть возвышающийся над проливом песчаный остров с группой белых домиков, искажаемых маревом. Это коса Тузла, или Средняя (в 1925 году в шторм образовалась промоина, отделившая косу от Таманского полуострова). Командир 1-го отряда старший лейтенант И. Г. Литошенко и комиссар Е. М. Бурцев приняли решение идти не через мелкую промоину, а главным фарватером, что было очень рискованно из-за близости противника. Но расчет на неожиданность маневра полностью себя оправдал: отряд без потерь высадил свыше батальона десантников. Так был захвачен плацдарм, ставший основным на восточном побережье.
Героизм как норма поведения был характерен для экипажей кораблей. Торпедный катер капитан-лейтенанта В. Б. Иванчикова, прикрывая сейнеры с десантниками, принял на себя огонь вражеских батарей. Команда не покинула катер даже когда он потерял ход и начал тонуть; орудийный расчет продолжал стрелять. Израненный корабль удалось привести к берегу. Несмотря на сильный шторм и плавающий в проливе лед, Керченская военно-морская база высадила 11 225 человек, доставила на берег необходимую технику и боеприпасы. Ночью 30 декабря с плацдарма была выслана разведгруппа под командованием начальника штаба базы А. Ф. Студеничникова. Выяснив, что противник оставил Керчь, десантники начали его преследование.

...Продолжаем путь дальше, на юг. Пешеходы при желании могут пройти вдоль берега, автомобилистам же лучше вернуться к разъездному кольцу, рядом с железорудным комбинатом, я свернуть влево на хорошую асфальтированную дорогу. Здесь же остановка рейсового автобуса, следующего в поселок Героевское.
На позиции от комбината до озера Чурбашского в ноябре 1941 года стойко держали оборону воины 9-й бригады морской пехоты. Для многих это было первое боевое крещение. Бригада взаимодействовала со 106-й стрелковой дивизией, занимавшей позиции севернее.
В Героевском дорога идет вдоль берега. С песчаной возвышенности у самой воды открывается широкий вид на пролив, Среднюю косу, туманный таманский берег. В декабре 1941 года, когда начиналась Керченско-Феодосийская десантная операция, к эльтигенскому берегу из-за шторма удалось подойти лишь одному торпедному катеру. Высадившийся отряд из 19 моряков, возглавляемый майором береговой службы И. К. Лопатой и заместителем начальника политотдела базы политруком И. Г. Шутовым, оказался в гуще врагов. Весь день отбивались смельчаки, но слишком неравны были силы, и редели ряды моряков. Оставшиеся втроем майор, политрук и матрос Н. Е. Сумцов продолжали отстреливаться, засев в развалинах сарая. Осколком смертельно ранило И. Шутова; И. Лопате и Н. Сумцову с наступлением темноты удалось прорваться на Камышбурунский плацдарм. Гитлеровцы потеряли около ставшего крепостью сарая 23 солдата.
Исключительное мужество проявили моряки экипажа торпедного катера, доставившего десантников к берегу. Судно штормом выбросило на сушу. В течение суток экипаж вел бой с противником. Лишь двое раненых — старшина 2 статьи Лопаев и матрос Павлюсенко — на резиновой шлюпке сумели возвратиться к своим. Эльтиген тогда, в 1941-м, был взят с суши воинами 302-й горнострелковой дивизии.
Во второй раз, осенью 1943 года, неприметный рыбацкий поселок Эльтиген вошел в историю Великой Отечественной войны как плацдарм легендарной десантной операции. Именно тогда он получил громкое название Огненная земля.
18-й армии (командующий генерал-лейтенант К. Н. Леселидзе) была поставлена задача во взаимодействии с 56-й армией захватить плацдарм в районе Эльтигена, расширить его, взять Камышбурунский порт и далее наступать на Багерово в обход Керчи. Форсирование пролива с Таманского полуострова должно было осуществляться силами и средствами Черноморского флота.
Накануне операции Военный совет фронта обратился к войскам с воззванием: «Вы одержали огромную победу, очистив полностью Кавказ и Кубань от проклятого и подлого врага. В борьбе с фашистскими палачами вы показали чудеса храбрости, героизма и самоотверженности. На долгие годы не померкнет ваша слава героев битвы за Кавказ и Кубань. Вы честно и храбро выполнили одну боевую задачу. Перед вами стоит вторая, не менее ответственная и не менее важная задача — ворваться в Крым и очистить его от немецко-фашистских захватчиков... В данный момент самое главное и важное — форсировать и преодолеть Керченский пролив».
Политотдел 18-й армии, где начальником был полковник Л. И. Брежнев, укреплял в десантных отрядах партийно-комсомольское ядро. Передовые части усиливались кадрами опытных политработников. Коммунисты были призваны в самых трудных обстоятельствах показывать пример мужества, инициативы, выдержки. Перед посадкой на корабли Леонид Ильич Брежнев лично проверял боеготовность ударных подразделений.
В ночь на 1 ноября 1943 года, преодолевая крутую волну и данные заграждения, суда Новороссийской военно-морской базы (ею командовал контр-адмирал Г. Н. Холостяков) направились к Эльтигену. Сто кораблей разных типов, сведенные в шесть отрядов, должны были высадить части 318-й Новороссийской стрелковой дивизии, которой командовал полковник В. Ф. Гладков, морских пехотинцев 386-го отдельного батальона и батальон 255-й бригады морской пехоты. Форсировать пролив предстояло в самой широкой его части, превышающей 16 километров.

Изображение

Герой Советского Союза полковник В. Ф. Гладков.


Артиллерию буксировали на плотах. Но в сильный шторм они тонули, приходилось, жертвуя пушками, рубить тросы. Сорванные с якорей мины каждое мгновение грозили кораблям гибелью. Плавающие мины очень трудно было заметить и обойти, так как судовые огни не зажигались.
Мы уже знаем, что значит подойти к берегу, занятому врагом, и под бешеным огнем высадить десант. Неимоверно трудно сделать это в тихую погоду, а тем более в шторм. Легкие мотоботы и бронекатера волной выбрасывало на сушу. Другие суда из-за повреждений и усилившегося шторма теряли ход и управление, многие тонули. Флот нес большие потери. Тяжелой утратой была гибель командира отряда кораблей капитана 3 ранга Н. И. Сипягина. Он был участником обороны Севастополя, затем командовал у кавказских берегов отрядом катеров, ворвавшихся в Новороссийский порт 10 сентября 1943 года. За мужество и отвагу, проявленные в боях за освобождение Новороссийска, Н. И. Сипягин был удостоен высокого звания Героя Советского Союза.
С небольших судов бойцы прыгали в ледяную воду. Ни разбушевавшаяся стихия, ни яростное сопротивление врага не могли остановить их. Более 2500 человек ступили на крымскую землю. Набрасывая на колючую проволоку бушлаты и шинели, они устремились к высотам, откуда из дотов и дзотов их поливали огнем фашистские пулеметы, минометы и пушки. С крупных кораблей, имеющих глубокую осадку, десантников должны были доставить к берегу малые суда. Но значительная часть вспомогательного флота вышла из строя, это вынудило оставшуюся часть десанта с рассветом возвратиться на базу. Тем тяжелее было высадившимся.
На правом фланге морским пехотинцам капитана Н. А. Белякова путь преградили колючая проволока и минное поле. Цепь залегла. Тогда главстаршина Галина Петрова бесстрашно бросилась вперед, увлекая за собой товарищей. Моряки ворвались в поселок, забрасывая гранатами дома, в которых засели гитлеровцы. Галина Константиновна Петрова одной из первых на Огненной земле стала Героем Советского Союза.

Изображение

Герой Советского Союза Галина Петрова.


Напротив мощного железобетонного дота (он хорошо виден с берега) высаживался батальон 1339-го полка, которым командовал капитан П. К. Жуков; с ним высадился и штаб полка (начальником штаба был майор Д. С. Ковешников). Южнее берег занял батальон 1331-го полка под командованием майора А. К. Клинковского. На левом фланге действовали воины 1337-го полка под командованием майора А. А. Афанасьева. Впоследствии он геройски погиб на горе Митридат, отбивая атаку гитлеровцев, окруживших штаб 318-й дивизии. Посмертно майор А. А. Афанасьев был удостоен звания Героя Советского Союза.
Гитлеровцы, подтянув резервы, обрушились на десантников с явным намерением сбросить их в море. Одна атака сменялась другой: впереди шли танки, за ними пехота; затем опять танки и пехота, и так, волнами, накатывались они по нескольку раз, тесня десант на кромку берега.
Командование 18-й армии еще не имело точных сведений о происходившем. Лишь летчики сообщали, что на крымском берегу идет бой. В 11 часов майор Д. С. Ковешников, установив радиосвязь со штабом армии, доложил о положении и попросил артиллерийскую поддержку. В ответ генерал-лейтенант К. Н. Леселидзе поздравил десантников с успешным выполнением задачи и попросил держаться до темноты. «Всеми мерами держитесь. Как стемнеет — пошлем подкрепление... Надеемся на вашу отвагу и мастерство», — радировал он.
Просьба командарма была выполнена. За день десантники отразили до пятнадцати атак и удержали плацдарм. С наступлением темноты подошли суда с подразделениями, которые не смогли высадиться в первую ночь.
Утром 2 ноября фашисты под прикрытием танков и самолетов нанесли удар на левом фланге, но десантники не дрогнули. Их поддержала огнем тяжелая артиллерия с таманского берега, большую помощь оказали наши летчики-штурмовики. Отлично действовали саперы под командованием инженера Б. Ф. Модина.

Изображение

Железобетонный дот на Эльтигене. В нем размещался командный пункт 318-й стрелковой дивизии.


Снимая тысячи мин противника, они затем использовали их для укрепления своего переднего края. На правом фланге отважно сражались моряки 386-го отдельного батальона морской пехоты. Рота автоматчиков лейтенанта П. Г. Дейкало (вскоре получившего звание Героя Советского Союза) удерживала противотанковый ров. Вместе с моряками в отражении танковых атак и в рукопашных схватках участвовал замполит батальона майор Н. В. Рыбаков. Отважный политработник был награжден орденом Ленина.
Десантники Эльтигена несли тяжелые потери, но дрались с таким мужеством и воодушевлением, что выходили победителями. «Мое стрелковое отделение оказалось сильнее четырех танков, идущих на меня в атаку», — сказал корреспонденту армейской газеты командир отделения Александр Полтавец. Даже серьезно раненные бойцы, ограничившись перевязкой, оставались на передовой. Красноармеец Петр Зноба, раненный в грудь, убил восемь гитлеровцев и заявил, что скорее умрет, чем покинет поле боя.
В числе сражавшихся на Эльтигене были и керчане. Младший лейтенант А. М. Кокорин со своим взводом высадился на родную землю в числе первых. Закрепившись, бойцы приготовились к отражению вражеских атак. И вот показались танки. Двенадцать танков и семь штурмовых орудий шли на позиции взвода. Командир связкой гранат подорвал первую машину. Успех воодушевил бойцов, они дрались с беспримерной отвагой и не пропустили врага. Но не довелось Анатолию Кокорину войти освободителем в родную Керчь, не довелось носить Золотую Звезду Героя, которой он был удостоен посмертно. Его именем керчане назвали одну из улиц города.

Изображение

Герой Советского Союза Анатолий Кокорин.


В ночь на 3 ноября на Эльтигене высадился 335-й гвардейский стрелковый полк (командир его П. И. Нестеров уже известен вам по Старокарантинскому партизанскому отряду). Гвардейцы заняли позиции на левом фланге. Затем прибыли 195-й горноминометный полк, подразделения саперов, связи, медсанбаты. Днем противник возобновил атаки. Это была самая яростная попытка смять десант танками.
На высотке, которую защищал батальон майора Клинковского, вражеским танкам удалось проникнуть в наши боевые порядки: их уже нечем было остановить — кончились противотанковые гранаты. И тогда майор вызвал артиллерийский огонь с Тамани на себя. Угроза танкового прорыва была ликвидирована. За подвиги, совершенные на плацдарме, А. К. Клинковскому было присвоено звание Героя Советского Союза. В дивизии его батальон называли «клинковским».
Плацдарм, имевший по фронту три и в глубину всего полтора-два километра, был удержан, несмотря на многократное превосходство противника в вооружении и боевой технике. Всего в этот день десантники отразили девятнадцать атак.
В небе Эльтигена совершили подвиг летчики Черноморского флота: командир эскадрильи 47-го штурмового авиаполка лейтенант Борис Воловодов и стрелок-радист, парторг эскадрильи Василий Быков. Получив приказ поддержать десантников, звено Б. Н. Воловодова атаковало гитлеровские танки, рвущиеся на плацдарм. С ходу удалось поджечь два танка. Когда летчики разворачивались, чтобы уходить, так как у них кончились боеприпасы, перед ними оказалась большая группа вражеских самолетов, летевших бомбить позиции эльтигенцев. Видя опасность, нависшую над десантниками, Воловодов направил свою машину прямо в лоб гитлеровскому бомбардировщику...
Воздушный таран летчиков-черноморцев придал новые силы защитникам Эльтигенского плацдарма. Они отбили все атаки противника и поклялись стоять насмерть, но не уступить врагу своих позиций. В радиограмме командованию эльтигенцы просили представить бесстрашного летчика к званию Героя Советского Союза. Лейтенант Б. Н. Воловодов посмертно был удостоен высшего отличия Родины.
Беззаветное мужество проявляли моряки. Три ночи подряд доставлял десантникам подкрепления через пролив сторожевой катер капитан-лейтенанта М. Бондаренко. В ночь на 3 ноября корабль ходил к крымскому берегу дважды. А когда на него напали вражеские торпедные катера, команда не покинула свой горящий корабль и погибла, сражаясь до конца. Экипаж катера лейтенанта В. Волкова отбил пять воздушных атак. Лейтенант был ранен в лицо и ноги, но не оставил своего поста. Из расчета носовой пушки остался в живых лишь командир орудия Данько; действуя за троих, он продолжал вести огонь. Почти погрузившись в воду, катер все-таки дотянул до берега.
В боях за освобождение советской земли проявляли героизм сыновья разных народов нашей страны. Лейтенант П. Л. Цикоридзе, отражая с ротой натиск врагов, не раз поднимал бойцов в контратаки. Он стал на Огненной земле Героем Советского Союза. Летчик-штурмовик Т. К. Ишмухамедов уничтожал в районе Эльтигена фашистские танки и артиллерию. Вторым в его экипаже был стрелок-радист Г. А. Литвин. В одном воздушном бою, когда вражеский истребитель зашел снизу, Литвин очередью сквозь фюзеляж своего самолета сбил гитлеровца. Примеры боевого содружества воинов разных национальностей можно приводить еще и еще.
В непрерывных атаках гитлеровцы несли большие потери. А когда северо-восточнее Керчи стали разворачиваться действия 56-й армии, в районе Эльтигена враги вынуждены были перейти к обороне. Но если напряжение наземных боев несколько ослабло, блокада плацдарма с моря становилась все ощутимее. Владея Камышбурунским портом, противник контролировал пути в проливе торпедными катерами и большими самоходно-десантными баржами (БДБ), оснащенными орудиями. На Эльтиген отныне изредка прорывались отдельные наши корабли: на плацдарм они доставляли боеприпасы и продовольствие, в обратный рейс брали раненых. Мотобот старшины А. Д. Емельяненко совершил через пролив пятнадцать рейсов, и каждый из них был связан со смертельным риском. Не раз маленькое суденышко подвергалось артиллерийскому обстрелу с берега, нападению вражеских самолетов и кораблей, но вновь и вновь отправлялось оно к Огненной земле. Вместе с другими прославленными эльтигенцами старшина А. Д. Емельяненко получил звание Героя Советского Союза.
Почти каждую ночь завязывались в проливе бои. Лучи прожекторов разрывали осеннюю тьму, гремели орудийные выстрелы, в небе пересекались огненные трассы снарядов и пуль. Пламя пожаров озаряло далеко вокруг штормовое море.
Мужественно сражались моряки 1-го Новороссийского Краснознаменного дивизиона сторожевых катеров. В ночь на 11 ноября два наших корабля вступили в бой с десятью торпедными катерами и двумя БДБ. Один вражеский катер и баржа были потоплены. В этом бою получил смертельные ранения командир дивизиона капитан 3 ранга Д. А. Глухов; он удостоен звания Героя Советского Союза. Его корабль, изрешеченный пробоинами (их насчитали более 250), на буксире привели в порт.
С прежним ожесточением продолжались воздушные бои. Вот один из эпизодов. 6 ноября, прикрывая плацдарм, командир эскадрильи 11-го гвардейского истребительного авиаполка старший лейтенант Д. А. Стариков дважды водил свою четверку в атаку. Гвардейцы сбили восемь самолетов врага; два бомбардировщика и два истребителя прибавилось на личном счету Дмитрия Александровича Старикова, ставшего вскоре Героем Советского Союза.
На авиаторов легла нелегкая задача снабжать десантников боеприпасами, продовольствием, медикаментами. Ее без устали и страха выполняли летчицы прославленного 46-го гвардейского женского полка ночных бомбардировщиков, которым командовала майор Е. Д. Бершанская. На своих легких ПО-2 они совершали каждую ночь десятки рейсов на Эльтиген. С самолетов, летящих на малой высоте, девушки метко поражали цель. Приглушив над плацдармом моторы, сбрасывали на парашютах необходимые грузы; бывало, даже окликали с неба и подбадривали десантников...
Пройдем по Героевскому, прославленному подвигами его защитников. Главная улица носит имя Героя Советского Союза Галины Петровой. В поселковом клубе есть комната-музей: здесь собраны подлинные документы, вещи, фотографии десантников. Неподалеку — бывшее бетонное водохранилище, которое использовалось в качестве операционной медсанбата. Рядом, в старой кузнице, была оборудована палата для тяжелораненых. Внутреннее убранство операционной и палаты с нарами в два яруса восстановлено в первоначальном виде.
Во время боев убитых хоронили на всей территории плацдарма. Позже останки многих погибших были перезахоронены в братской могиле; над нею стоит памятник. Ежегодно 1 ноября встречаются здесь эльтигенцы. Венки из живых цветов кладут они к памятнику и, по морской традиции, опускают на воду. Рядом с братской могилой лежит на берегу мотобот, весь в зияющих пробоинах, с развороченными бортами. Он сохранен как реликвия.
Из поселка поднимемся на возвышенность, к железобетонному доту. Угрюмо смотрит в сторону моря широкая темная амбразура. Немецкий дот был взят десантниками штурмом в первую ночь высадки; в нем размещался командный пункт 318-й стрелковой дивизии, а затем всего десантного отряда. Громадные воронки около дота — свидетельство многочисленных попыток врага разбомбить его. Южнее, над побережьем, скоро взметнется гигантский бетонный парус — там сооружается памятник эльтигенцам. Рельефы на фасаде его основания и мемориальной стеле изобразят эпизоды высадки и боев на плацдарме. Проходящие по проливу суда будут салютовать ему гудками. Сотни людей придут к памятнику-парусу, чтобы почтить память героев, склонить головы перед бессмертным их подвигом.
В середине ноября 18-я армия приказом Ставки была переведена на Украинский фронт: ее соединения покинули Таманский полуостров. Десантный отряд в Эльтигене передавался вновь созданной Отдельной Приморской армии. Общее командование отрядом возлагалось на полковника В. Ф. Гладкова.

Изображение

Бывший командир 386-го отдельного батальона морской пехоты Герой Советского Союза Н. А. Беляков у мотобота — реликвии Огненной земли.

В конце ноября части Отдельной Приморской армии перешли к обороне северо-восточнее Керчи. Это ухудшило положение десантников Эльтигена. Гитлеровцы решили во что бы то ни стало ликвидировать плацдарм, для чего стали подтягивать крупные силы. Они перебросили сюда дополнительно 6-ю кавалерийскую дивизию и сводный полк, усиленный артиллерией. Враг сосредоточил около эльтигенского «пятачка» до двух дивизий, 16 артиллерийских и 8 минометных батарей, до 30 танков.
Десант же к тому времени насчитывал немногим более 4500 человек и мог рассчитывать в основном на стрелковое оружие и противотанковые ружья.
Утром 4 декабря после сильнейшей артподготовки и бомбежки противник пошел в наступление. Главную атаку он повел на южную окраину поселка, в районе коммуны "Инициатива". Первые атаки были отбиты. В течение дня огневая мощь фашистской артиллерии нарастала; авиация все чаще совершала налеты группами от 18 до 36 самолетов. Противнику удалось потеснить боевые порядки эльтигенцев. В ходе боев за три дня погибли сотни наших воинов.
Неравенство в силах становилось все ощутимее. На исходе дня (5 декабря) противник овладел южной окраиной Эльтигена. Командир роты 2-го батальона 1331-го полка старший лейтенант Ищук, старшина Шурупов и боец, чье имя не установлено, были окружены фашистами. Кончились патроны, оставались в запасе лишь две противотанковые гранаты. Гитлеровцы рассчитывали захватить советских воинов живыми, но герои предпочли смерть плену. К тому же они не собирались дешево отдавать свою жизнь. В последний момент Ищук встал, ожидая, что гитлеровцы набросятся на безоружных. А когда те приблизились старшина Шурупов взорвал гранаты. Шесть фашистских трупов остались у места гибели отважных воинов.
6 декабря весь день не прекращался штурм позиций защитников плацдарма. Вечером фашисты ворвались в центр поселка. Ряды десантников таяли, кончались боеприпасы. Эвакуироваться было невозможно: плацдарм блокирован врагом с моря. Оставалось одно — идти на прорыв в сторону Керчи, попытаться соединиться с главными силами Отдельной Приморской армии. Планом предусматривалось пробиваться между морем и труднопроходимым Чурбашским озером и двигаться в обход Камыш-Буруна к северу.
К 20 часам 6 декабря группа прорыва сосредоточилась на северной окраине Эльтигена, на линии противотанкового рва занимаемого морскими пехотинцами (сейчас там установлена мемориальная стела, ее видно с дороги). Группа насчитывала около 1800 человек; в ней было двести раненых, которые могли идти. В прикрытии оставалось около ста человек из 335-го гвардейского и 1337-го стрелковых полков. В 22 часа авангард прорвал вражеские позиции. Начался легендарный рейд эльтигенцев по тылам гитлеровцев. Впереди, в голове отряда, шли морские пехотинцы.
Выезжая на основную дорогу, мы видим высоту 47,7, которую назвали тогда «высотой Шумского». За 36 дней до прорыва, когда высаживался десант на Эльтиген, взвод морских пехотинцев под командованием лейтенанта А. Д. Шумского, вырвавшись далеко вперед, взял эту высоту. Гитлеровцы стали контратаковать, завязался тяжелый бой. Окруженные врагами, восемнадцать моряков дрались до последнего патрона, до последнего дыхания. Здесь они ушли в бессмертие. Алексею Шумскому, после его гибели, было присвоено звание Героя Советского Союза. Восемнадцать тополей, по числу павших, посадили здесь, у высоты 47,7, керченские, комсомольцы...
Прорвавшиеся эльтигенцы, изнуренные жестокими боями, бессонными ночами, со считанными патронами и гранатами, ночью совершили двадцатикилометровый бросок по пересеченной местности. Они обогнули Камыш-Бурун, Старый Карантин и вышли на южную окраину Керчи. На рассвете 7 декабря после внезапной дерзкой атаки они заняли гору Митридат и часть берега от Соленого озера до центральной городской площади. Появление их здесь было для противника неожиданностью и поначалу вызвало панику. Эльтигенцы закрепились на горе и у ее южного подножия. В то же утро со стороны поселка Войково двинулись в наступление части 16-го стрелкового корпуса Отдельной Приморской армии. Однако гитлеровцы удержали здесь свои сильно укрепленные позиции, а затем направили все усилия на ликвидацию прорвавшихся эльтигенцев.
Еще четыре дня сражались в Керчи герои. Они отражали яростные атаки, бились с фашистами врукопашную, штыками, саперными лопатами. Враги окружили дот на склоне Митридата, где находился командный пункт 318-й стрелковой дивизии. Полковник В. Ф. Гладков, начальник политотдела М. В. Копылов и другие офицеры штаба стали боевой группой и отбивались всем, что было под рукой. Комдив по радио вызвал на себя огонь артиллерии с таманского берега...

Изображение

Памятник на братской могиле десантников Эльтигена.


Возвращаясь в центр города, сверните у музея на улицу Айвазовского, пройдите в парк и на пляж. Отсюда хорошо видны Керченская бухта, крутой склон горы Митридат — места, где завершалась эльтигенская эпопея.
На помощь эльтигенцам были высажены два десанта 83-й Новороссийской Краснознаменной бригады морской пехоты. Гитлеровцы бросили против них танки, артиллерию, самолеты. 305-й батальон морских пехотинцев был прижат к морю; десантники 144-го батальона ночью пробились на Митридат. С моряками были начальник политотдела 83-й бригады майор Александров и начальник артиллерии полковник Долгинский. Днем 9 декабря борьба достигла наивысшего накала. Гитлеровцам удалось вклиниться в боевые порядки моряков. И вновь, теперь уже по вызову полковника Долгинского, наша артиллерия бьет по расположению десантников. Это был пятый случай, когда в боях за Керчь советские воины вызвали огонь на себя.
Фашисты вновь завладели Митридатом. Им удалось крупными силами оттеснить эльтигенцев и морских пехотинцев 83-й бригады к городскому пляжу и Соленому озеру. В ночь с 9 на 10 и с 10 на 11 декабря они были сняты с берега моряками Азовской военной флотилии.
Сорок дней и ночей вели героическую борьбу бесстрашные воины Эльтигена. Терпя невероятные лишения, неся тяжелые жертвы, находясь, казалось бы, в безвыходном положении, они не дрогнули, не уступили врагу. 61 эльтигенец удостоен Золотой Звезды Героя Советского Союза. Подвиг на Эльтигене положил начало освобождению Керчи и всего Крыма. Гордые слова Огненная земля стали символом мужества и беспримерной стойкости, воинской славы и бессмертия.

_________________
Изображение Изображение Я В контакте. Группа В контакте.



За это сообщение автора Руслан поблагодарил: Серго
Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Боевая слава Керчи
СообщениеСообщение добавлено...: 10 окт 2013, 23:20 
В сети
Фотоманьяк
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 10 мар 2010, 21:06
Сообщений: 19561
Изображения: 0
Откуда: Город Герой Керчь
Благодарил (а): 4711 раз.
Поблагодарили: 8070 раз.
Пункты репутации: 75
На последнем Керченском рубеже


Экскурсия вдоль берега бухты и пролива, из центра Керчи в северо-восточную часть Керченского полуострова, знакомит с Ленинским (городским) районом. Это места тяжелых оборонительных боев; здесь на последних рубежах героически сражались защитники Керчи в ноябре сорок первого и мае сорок второго года.
Экскурсионную поездку удобнее всего совершить в собственном автомобиле, но можно воспользоваться и городскими автобусами маршрутов № 19 (поселок Войково), № 1 (порт Крым), № 18 (поселок Маяк). В этом случае начало маршрута придется пройти пешком.
Мимо гостиницы «Керчь» идем по широкой улице Кирова. В устье речки Приморской расположен Керченский судоремонтный завод. Памятен для ветеранов этого предприятия 1941 год, когда в самые сжатые сроки требовалось переоснастить для военных целей рыболовецкие и другие суда. Рабочие завода не жалели сил для выполнения заказа; мирные корабли ощетинивались стволами пушек и пулеметов. Оборудование завода эвакуировать в тыл не стали; перед приходом врага электромоторы, двигатели, наиболее важные части танков были надежно спрятаны. Сейнеры, переоборудованные судоремонтниками, сыграли большую роль в Керченско-Феодосийской десантной операции.
После освобождения Керчи частями десанта рабочие завода по призыву городского комитета партии сумели очень быстро возобновить работу. День и ночь трудились люди; они не отходили от станков и тогда, когда на территории предприятия рвались вражеские бомбы. 2 марта 1942 года на рабочих местах погибли машинист молота И. Кордоне, котельщик А. Кравченко, слесарь Я. Пензин, кузнец И. Пшеничный, электрик Я. Муратов — всего 18 человек. На заводе сооружена памятная стела с именами погибших.
За железнодорожной веткой находится въезд в морской торговый порт, который в 1971 году отметил свой 150-летний юбилей. В юбилейные дни перед зданием управления был установлен мемориальный знак. Во время Великой Отечественной войны порт многократно подвергался разрушительным бомбежкам, артиллерийским обстрелам. 27 октября 1941 года на Керчь был совершен массированный налет вражеской авиации, для которой порт являлся главной целью. В порту в то время находилось большое количество боеприпасов, у причалов стояли под разгрузкой суда. Произошло несколько сильных взрывов, заполыхал пожар. Налеты систематически проводились и с января по май 1942 года, когда через Керчь шло снабжение Крымского фронта. Фашисты бомбили порт даже тогда, когда из-за разрушений он бездействовал...
Автотуристы по улице Кирова едут до поселка и завода имени Войкова или же, свернув на улицу Пошивальникова, выезжают на основную магистраль города, названную именем Героя Советского Союза генерала армии И. Е. Петрова. Экскурсанты, не располагающие своим транспортом, на ближайшей остановке садятся в автобус одного из перечисленных выше маршрутов.
В Керчи много улиц и рабочих поселков, в названиях которых увековечены имена героев Великой Отечественной войны, революционеров, борцов за Советскую власть.
Керчанин Герой Советского Союза Д. С. Пошивальников был командиром эскадрильи штурмовиков. Своими подвигами он прославился на Украине, в битве за Днепр. Погиб отважный летчик при освобождении братской Польши.
Мемориальная доска с рельефным изображением видного советского военачальника генерала армии И. Е. Петрова установлена на одном из зданий при въезде в поселок Войково, около кинотеатра «Луч».
Не доезжая поселка, посмотрите влево. За территорией промбазы виден большой, глубокий котлован — бывший рудник Керченского металлургического завода. В 1942 году фашистские палачи превратили его в место массовых расстрелов. После освобождения здесь были обнаружены останки более тысячи советских граждан.
Автобусная остановка «Фабрика-кухня» находится в центре поселка Войково. В этом людном, оживленном месте сходятся основные транспортные линии Ленинского района Керчи; здесь сосредоточены многие районные учреждения, торговые предприятия.
В центре поселка установлен скульптурный памятник большевику П. Л. Войкову. Уроженец Керчи, Петр Лазаревич Войков начинал в этом городе свою революционную деятельность. Выдающийся дипломат, он погиб в 1927 году на посту Полномочного представителя Советского Союза в буржуазной Польше. Похоронен в Москве на Красной площади. Керчане гордятся своим земляком; именем его названы село близ Керчи, поселок, улица, школа, рыболовецкий колхоз, одно из крупных предприятий города — завод имени Войкова.
До войны завод имел полный металлургический цикл, он выплавлял чугун и сталь, давал прокат (в том числе 20 процентов производства рельсов в стране). Война изменила профиль предприятия. Войковцы стали изготовлять противолодочные заграждения, противотанковые ежи и мины, бронеколпаки и железобетонные кольца для дотов. Завод ремонтировал танки, перестроив технологический процесс одной из домен, производил самовозгорающуюся смесь для зажигательных бутылок. Фронт получал с завода минометы, ручные гранаты, мины. По инициативе коммунистов, единодушно поддержанной рабочими, здесь был построен бронепоезд «Войковец». Команда его, возглавляемая бывшим командиром танкового полка майором С. П. Барановым, участвовала в боях на севере Крыма и в районе станции Альма, южнее Симферополя.
Когда мужчины были мобилизованы, у станков встали женщины, старики, подростки. Но производство не сокращалось до сентября 1941 года, когда развернулась эвакуация оборудования и специалистов на восток. За несколько дней до прихода гитлеровцев доменные печи были потушены. Оккупанты никакими мерами не могли заставить рабочих привести завод в действие. Но сразу после освобождения Керчи десантными частями в конце 1941 года рабочие, проявив чудеса изобретательности, в короткий срок восстановили цеха. В них ремонтировалась боевая техника Крымского фронта, железнодорожный подвижной состав. Несомненно, без такой производственной базы фронт не мог бы вернуть в строй значительную часть подбитых танков, орудий, автомашин.
Для Крымского фронта войковцы построили третий керченский бронепоезд (вторым был «Горняк», сооруженный на Камышбурунском железорудном комбинате в 1941 году). Новая боевая единица получила название Отдельного легкого бронепоезда № 74 (ОЛБП-74). Руководил строительством бывший начальник котельно-сборочного цеха Тихонов. Бронепоезд имел на вооружении четыре 76-мм пушки, минометы, пулеметы, противовоздушные средства. Вооружение и связь устанавливало подразделение майора П. Ф. Кононенко, назначенного командиром бронепоезда. Экипаж укомплектовали людьми из личного состава бронедивизиона Северо-Кавказского военного округа.
13 мая 1942 года, когда начался обстрел города из орудий, бронепоезд вступил в бой. Им было уничтожено четыре танка, сбит самолет. 14 мая движущаяся крепость шесть раз выходила с территории завода на огневые позиции. Первым налетом была рассеяна группировка из 23 танков, сожжены три машины. Ночью трижды совершались налеты на противника в районе горы Высокой, села Катерлез (Войково). С 13 по 15 мая пушки бронепоезда выпустили по врагу 4000 снарядов.
15 мая шли кровопролитные бои на горе Митридат и в центре города, на линии Булганак — Аджимушкай. Бронепоезд оказывал поддержку отряду П. М. Ягунова, оборонявшему район каменоломен. За пять выходов им было уничтожено пять, подбито тринадцать вражеских танков из сорока, шедших в колонне, истреблено много живой силы. Фашистская авиация обрушила на бронепоезд сильные бомбовые удары. Были разрушены места его стоянки, заводские пути. Команда несла большие потери. 16 мая в донесении командующему фронтом майор Кононенко заверил: «Буду драться я и весь личный состав бронепоезда до последнего бойца».
Когда бои развернулись в самом поселке, возможности маневра стали очень ограничены, и все же 16—18 мая ОЛБП-74 совершил тринадцать огневых налетов, уничтожив семь вражеских танков, до пятидесяти автомашин. Во второй половине дня 18 мая прямым попаданием термитного снаряда была выведена из строя одна бронеплатформа. Начали взрываться боеприпасы. Сняв уцелевшее вооружение, команда присоединилась к частям, которые вели оборонительные бои. При отходе с завода машинисту старшему сержанту А. И. Ширшову было приказано взорвать бронепоезд. Вечером 19 мая коммунист Ширшов на глазах у фашистов выполнил приказ. Так завершился короткий, но славный путь бронепоезда ОЛБП-74, построенного руками керченских рабочих-войковцев.
В поселке Войково (его старое название — Колонка) с 16 мая держал оборону отряд 157-й стрелковой дивизии под командованием майора Коваленко и батальонного комиссара Сотникова, а также остатки 39-й танковой бригады и бронедивизиона 72-й кавдивизии. 17 мая майор докладывал в штаб 44-й армии: «Держусь несмотря на тяжелые условия. Танки на западной окраине Колонки отгоняются группами охотников. Выделил коммунистов-железнодорожников для формирования рот за заводом с задачей подготовки ночной атаки и крепкого оборонительного рубежа на линии завода Войкова».
В донесении начальника политотдела 44-й армии сообщалось: «Оборона продержалась до 18.5.42 г., т. е. до тех пор, пока были боеприпасы. За три дня обороны Колонки уничтожено 8 танков, истреблено много солдат и офицеров».
После отхода отряда Коваленко другая группа численностью около 600 человек под командованием подполковника Г. М. Бурмина действовала в центральной части поселка (ее штаб находился в помещении фабрики-кухни). Несколько суток группа билась в окружении, а в ночь на 21 мая прорвала кольцо и ушла в Аджимушкайские каменоломни, где влилась в подземный гарнизон.
По широкой улице Войкова пойдем в направлении завода. Слева, на месте спортзала металлургического техникума, до войны был клуб инженерно-технических работников. В мае 1942 года гитлеровцы согнали туда более 400 советских военнопленных, заперли и подожгли здание. Всех, кто пытался выскочить, встречали автоматные очереди. Рядом, в клубе имени Энгельса, фашисты устроили концлагерь. Здесь содержалось одновременно свыше тысячи военнопленных. С помощью керченских подпольщиков из лагеря не раз устраивались побеги. Бывшие узники пополняли ряды партизан.
На территории завода, за проходной, сооружена мемориальная стела с именами рабочих, павших на фронтах Великой Отечественной войны.
Металлургический завод имел разветвленный лабиринт туннелей, подземных переходов и помещений. В них размещались медицинские службы 44-й армии: подземелья и прочные стены цехов были хорошим укрытием. С отходом армии здесь оказались в окружении отдельные разобщенные группы. Так наряду с Аджимушкаем в Керчи возник еще один подземный очаг сопротивления. Ночами со стороны завода слышалась стрельба. Записи об этом неоднократно повторяются в документах 47-й армии, находившейся на Таманском полуострове.
Гораздо отчетливее звуки боя слышали жители оккупированной Колонки. Чем питаются осажденные, как у них с водой, остались ли медикаменты? Связь с ними сумели установить местные девушки-комсомолки. Через них население поселка оказывало бойцам посильную помощь. Есть сведения, что девушек было около двадцати, но мы знаем немного фамилий: Ю. Дьяковская, М. Бугаева, В. Олейник, М. Руденко. Фашисты выследили молодых патриоток. Одни были расстреляны, другие пропали бесследно. Более двух месяцев то умолкала, то вновь вспыхивала стрельба на заводе имени Войкова, потом все оборвалось... Многое остается неизвестным: кто командовал обороной, каков был состав отряда, уцелел ли кто-нибудь из его бойцов? Ответа на эти вопросы пока нет.
После майских боев сорок второго года завод представлял собой нагромождение камня и бетона, рухнувших труб и стальных конструкций. На развороченных путях лежали разбитые паровозы и вагоны. В течение всего периода гитлеровской оккупации завод был мертв.
Автобус маршрута № 1 или № 18, миновав завод, въезжает в раскинувшийся вдоль берега поселок КАПКАНЫ. Во время гражданской войны аджимушкайские партизаны громили здесь белогвардейцев. В мае 1942 года в поселке держали оборону отряды 44-й армии. Летом к берегу прорывались боевые группы из каменоломен, чтобы переправиться через пролив на Тамань.
За Капканами пересекаем железнодорожную линию, идущую к паромной переправе. Еще немного — и дорога выходит на обрывистый берег пролива в поселке СИПЯГИНО (бывш. Еникале). Слева, выше дороги, виден обелиск на братской могиле воинов-десантников. Имена их остались неизвестными. Поселок назван в честь Героя Советского Союза Н. И. Сипягина, погибшего при высадке Эльтигенского десанта.

Изображение

Герой Советского Союза Н. И. Сипягин.


От берега вверх по откосу идут замшелые, полуобвалившиеся стены крепости Еникале. Нельзя не остановиться перед этим впечатляющим памятником старины. Крепость построили турки в 1699—1703 годах. Расположенная против узкой части пролива, она должна была препятствовать выходу русских кораблей в Черное море. В 1771 году крепость взяли русские войска, а спустя еще три года Еникале и город Керчь вошли в состав России.
Осенью 1941 года в подземных казематах крепости размещался командный пункт 51-й армии. Тогда же и в мае 1942 года здесь сосредоточивались раненые. Сюда подходили корабли, осуществлявшие эвакуацию на Тамань.
Над Еникале был совершен первый в керченском небе воздушный таран. Произошло это так. В один из трудных дней ноября 1941 года до двадцати вражеских самолетов прилетели к переправе бомбить скопления нашей боевой техники. Внезапно в небе появились три советских истребителя. С ходу они подожгли два бомбардировщика. Но перед повторной атакой на наши самолеты устремилась пара «мессершмиттов». Находившийся на командном пункте 51-й армии офицер наведения скомандовал:

— «Сокол-2», принимайте бой, остальные выполняйте задачу!

«Сокол-2» — это был позывной лейтенанта Шаронова. Всего на несколько секунд задержал он «мессеров», но за это время был сбит еще один «юнкерс». В то же мгновение пламя охватило левую плоскость самолета Шаронова. У летчика еще была возможность спасти свою жизнь.

— Шаронов, покиньте машину! — поступило распоряжение с земли.

Все на командном пункте отчетливо услышали ответ:

— Прощайте, товарищи... Иду на таран!

И лейтенант направил свою машину на головной «юнкерс». От столкновения фашистский бомбардировщик и наш «ястребок» развалились в воздухе...

Товарищи Шаронова подожгли еще два «юнкерса». Строй фашистских стервятников нарушился. Беспорядочно сбросив бомбы, они повернули вспять. Звено истребителей, атакуя врага, в семь раз превосходившего их численно, уничтожило шесть бомбардировщиков! Огненный таран лейтенанта Шаронова потряс души тысяч людей, наблюдавших за воздушным боем. Подвиг героя стал для многих высоким нравственным ориентиром, образцом мужества и самоотверженности в служении Родине...

Продолжим экскурсию вдоль берега пролива. К Сипягино примыкают дома и улицы поселка ОПАСНОГО. Здесь находится главная база передового рыболовецкого колхоза имени Войкова, который славится богатыми уловами.
На возвышенной окраине поселка четко выделяется обелиск. Он установлен на братской могиле, где похоронено свыше шестисот героев боев за Керчь.
За Опасным справа высятся пирамиды деревянных бочек и горы соли, видны механизированные линии и транспортеры. На месте бывшего болота создан крупный современный рыбообрабатывающий комплекс. Особенно оживленно здесь в период путины. Десятки тысяч центнеров рыбы, доставленной колхозными сейнерами Азово-Черноморского бассейна, перерабатываются, упаковываются и отправляются отсюда во все концы страны.
Проезжаем ЖУКОВКУ, дорога за нею ведёт в гору. Далее широко раскинулся поселок МАЯК. Свернём на просёлочную дорогу и поднимемся на возвышенный откос. Отсюда хорошо виден весь берег; узнаем Сипягино с крепостными стенами Еникале, ниже — поселок Опасное, почти под нами, у самой воды, Глейки. Обернемся в сторону суши, став спиной к проливу. На западе видна гора Хрони. В этом районе шли тяжелые бои в ноябре 1941 года. Здесь же завершались сражения Крымского фронта.
Гитлеровцы рвались к переправам. 16 мая 1942 года на одном лишь участке между Хрони и берегом Азовского моря они бросили в атаку пехотную дивизию с 60 танками. Воины 51-й армии под командованием полковника Г. П. Котова, кавалеристы 72-й Кубанской дивизии, бойцы войск Наркомата внутренних дел отбивали натиск врага. Были случаи, когда наши солдаты вскакивали на движущиеся, извергающие огонь фашистские танки и «ослепляли» их водителей, закрывая гимнастерками смотровые щели. В контратаках действовало непререкаемое: «Коммунисты, вперед!» Именно они, коммунисты, явились той объединяющей, цементирующей силой, которая из остатков частей под вражеским огнем формировала новые боевые отряды. Организованными контратаками на некоторых участках фронта они отбрасывали фашистов на несколько километров к западу.
17—19 мая бои шли непосредственно у Маяка и Жуковки. Гитлеровцы с высот видели пролив, переправу войск, непрерывно вели огонь, но смять оборонявшихся не могли. Арьергардные части удерживали свои рубежи до конца. Когда кончались патроны, защитники переправы бросались в штыки, разили фашистов прикладами, ножами. О том, какой отпор встретили гитлеровцы на керченских рубежах, можно судить по темпу их продвижения: 80—90 километров от Акмонайских позиций противник преодолел за семь дней, оставшиеся же 10 километров до Опасного, Маяка и Жуковки отняли у него пять дней. Между тем Крымский фронт не получил за это время ни одной свежей части, никаких подкреплений.
Эвакуация на Таманский полуостров шла в мае 1942 года в трагически тяжких условиях. В первую очередь перевозили раненых, затем штабы и тыловые подразделения. На виду у противника отчаливали груженные до отказа суда. По ним прямой наводкой вела огонь артиллерия; «юнкерсы» и «мессершмитты» беспрерывно бомбили и обстреливали все, что держалось на плаву. В ночь с 19-го на 20 мая последние отряды прикрытия покинули крымскую землю. Более 23 тысяч раненых и около 100 тысяч боеспособных солдат и офицеров были эвакуированы благодаря мужеству и умению моряков, стойкости воинов, прикрывавших переправу.
С горечью приходится говорить, что все же очень велики были наши потери, что не всех людей удалось вывезти, пришлось оставить и много боевой техники (правда, в большинстве случаев она была приведена в негодность). Но и гитлеровцам дорого достался захват Керчи и Керченского полуострова. Они потеряли около 150 танков, ряд вражеских пехотных дивизий был обескровлен.
19 мая 1942 года приказом Ставки Верховного Главнокомандования Крымский фронт был ликвидирован. Войска его (кроме частей 51-й армии) вошли в состав 47-й армии вновь созданного Северо-Кавказского фронта. У этой армии впереди были героическая оборона Новороссийска, бои на перевалах, преградившие немецко-фашистским захватчикам путь в Закавказье.

_________________
Изображение Изображение Я В контакте. Группа В контакте.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Боевая слава Керчи
СообщениеСообщение добавлено...: 12 окт 2013, 01:01 
В сети
Фотоманьяк
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 10 мар 2010, 21:06
Сообщений: 19561
Изображения: 0
Откуда: Город Герой Керчь
Благодарил (а): 4711 раз.
Поблагодарили: 8070 раз.
Пункты репутации: 75
На плацдарме десантников и приморцев


С высоты у поселка Маяк хорошо просматривается северо-восточная оконечность Керченского полуострова — место смелых десантов, тяжелых боев осени сорок первого и сорок третьего, весны сорок второго и сорок четвертого годов. Эта земля в штабах значилась по-военному — плацдармом. А солдаты на передовой звали ее то Малой, как под Новороссийском, то Огненной — по аналогии с Эльтигеном.
Над кручей, у входа в пролив, возвышается башня маяка. Почти рядом — памятник. Он представляет собой металлическую трубу в виде шпиля, опирающуюся на каменный пьедестал-восьмигранник. На четырех плоскостях пьедестала — надписи. На восточной: «Героям десантникам, павшим смертью храбрых за освобождение Крыма»; с противоположной стороны: «Сооружен по решению Военного совета Отдельной Приморской армии Управлением военно-восстановительных работ в память о воинах, павших смертью храбрых в боях с немецко-фашистскими захватчиками». На северной плоскости: «Здесь 3 ноября 1943 года войска 56-й армии форсировали Керченский пролив, в жестоких боях с немецко-фашистскими захватчиками овладели плацдармом на Керченском полуострове и тем самым положили начало освобождению Крыма». На южной: «Воинам-приморцам и морякам Азовской военной флотилии за мужество, храбрость и отвагу». Обелиск, возвышающийся над крутым берегом, долго виден с проходящих кораблей.

Изображение

Памятник у поселка Маяк.


В начале ноября 1943 года войска 56-й армии (командующий— генерал-лейтенант К. С. Мельник) во взаимодействии с Черноморским флотом, Азовской военной флотилией, при поддержке авиации 4-й воздушной армии должны были взломать вражескую оборону на северо-восточном выступе полуострова и овладеть портом и городом Керчь. Планировалось вместе с 18-й армией уничтожить керченскую группировку противника и развивать наступление с целью освобождения всего Крыма.
Главный удар в этой операции должна была нанести 56-я армия. Но вначале предстояло форсировать пролив.
В первом эшелоне шла 2-я гвардейская Таманская стрелковая дивизия под командованием генерал-майора А. П. Турчинского. Авангард полковника П. Г. Поветкина включал 1-й стрелковый полк и 369-й отдельный батальон морской пехоты. 48 кораблей Азовской военной флотилии под руководством командира 1-й бригады бронекатеров капитана 3 ранга П. И. Державина в кильватерном строю заняли исходное положение вдоль косы Чушка. 2 ноября в 22 часа 450 орудий начали артподготовку. Корабли, сделав разворот на девяносто градусов, двинулись через пролив в направлении Глейки—Жуковка.
Попробуем воссоздать картину того стремительного броска.

...В пенном буруне, в ливне холодных брызг катер летит во тьму. Справа и слева движутся с потушенными огнями десятки других судов. Впереди взлетают осветительные ракеты, лучи прожекторов ложатся на верхушки волн. И тотчас вскипает вода от сотен вражеских снарядов. У самого борта, чудом не задев его, проскальзывает сорвавшаяся с якоря «рогатая смерть» — отряд пересекает минные заграждения. Мощный взрыв сотрясает воздух, и в мгновенной багровой вспышке видно уходящее под воду соседнее судно...
На одном из катеров, перевозивших батальон майора А. П. Пушкаренко, находился начальник политотдела дивизии подполковник В. М. Пилипенко. Прыгнув за борт в полосе прибоя, он увлек за собой бойцов. Со знаменем в руках вырвался вперед комсомолец П. Е. Тарасенко: на митинге перед боем он поклялся установить его на первой отвоеванной высоте. Прокладывая себе дорогу огнем, раненный, солдат сдержал клятву. Знамя было водружено на высоте 69,0, у восточной окраины поселка Маяк. Смелому воину присвоено звание Героя Советского Союза.
На окраине Жуковки рота комсомольца лейтенанта П. М. Стротейчука отбивала контратаки противника. Вместе с солдатом Момотом лейтенант гранатами уничтожил прислугу вражеской батареи и захватил три пушки. Командир был ранен, но не оставил свою роту. На кручах, прикрывавших Маяк, дрались с врагом гвардейцы, возглавляемые замполитом батальона старшим лейтенантом П. П. Марунченко. Под ливнем свинца одна за другой накатывались атаки, наконец, важная высота в руках у десантников. Но вот гитлеровцы пошли в контратаку. В батальоне большие потери, и за пулемет лег старший лейтенант.
Немало фашистов нашли здесь свою смерть. Высоту удалось отстоять. Коммунист П. П. Марунченко, бывший рабочий Макеевского металлургического завода, в этом бою погиб. Посмертно он удостоен звания Героя Советского Союза.
Бойцы батальона майора А. П. Пушкаренко, до войны работавшего на заводе имени Войкова, вместе со своими однополчанами освободили Маяк и повели наступление на село Баксы (Глазовка) у горы Хрони.
Враг был сброшен с горы, изгнан из села; за три дня боев батальон отбил десять сильных контратак противника. За умелое командование подразделением и личную храбрость майору А. П. Пушкаренко присвоено звание Героя Советского Союза.

Изображение

Герой Советского Союза А. П. Пушкаренко.


Непосредственную огневую поддержку десантникам оказывали бронекатера. Особенно удачно действовали корабли под командованием лейтенантов Д. П. Левина, М. А. Соколова, старшего лейтенанта К. И. Воробьева, ставших Героями Советского Союза. В течение ночи они сделали по нескольку рейсов к керченскому побережью.
Надо отметить, что без поддержки артиллерии с противоположного берега успех десанта был бы невозможен. В атакующих цепях пехоты шли корректировщики. Огонь своих пушек направлял начальник штаба дивизиона 268-го артполка старший лейтенант А. И. Плоткин, бывший артист Симферопольского драм-театра. Утром 3 ноября он со своими помощниками развернул корректировочный пункт на одной из высот. Гитлеровцы окружили высоту. В критический момент боя А. И. Плоткин передал по рации: «Огонь на меня!» Его друг командир дивизиона майор А. В. Высоцкий не сразу решился выполнить требование, и старший лейтенант вторично вызвал огонь по квадрату, где находился сам. Сняв фуражку, А. В. Высоцкий отдал команду... Много врагов осталось лежать у высоты, которую удалось отстоять. Но погиб и герой-артиллерист.
Той же ночью, немного позже 2-й гвардейской, высадилась 55-я гвардейская стрелковая дивизия, которой командовал генерал-майор Б. Н. Аршинцев. Под губительным огнем вражеских пушек и пулеметов воины пошли на штурм Опасного и крепости Еникале. К исходу первых суток обе дивизии главными силами закрепились на крымской земле. Были освобождены Глейки, Жуковка, Маяк, Опасное, Еникале.
В следующую ночь высаживалась 32-я гвардейская стрелковая дивизия полковника Г. Т. Василенко. Она развернула наступление вдоль Азовского побережья. Враг всеми средствами стремился не допустить высадки новых частей, сбросить в воду занявших плацдарм. Десятки самолетов бомбили и обстреливали десантников, однако теперь фашистам противостояла неизмеримо возросшая мощь нашей авиации. Летчики 4-й воздушной армии генерал-полковника авиации К. А. Вершинина и ВВС Черноморского флота, которыми командовал генерал-майор В. В. Ермаченков, в трудной борьбе завоевали господство в небе плацдарма.
Бригада бронекатеров П. И. Державина продолжала переброску через пролив людей и боеприпасов. Корабли загружались до предела. Бронекатер № 121 две недели бессменно курсировал от одного берега к другому. За одни только сутки он восемь раз пересек пролив под бешеным огнем противника. За мужество и отвагу командиру бронекатера лейтенанту А. К. Абдрахманову было присвоено звание Героя Советского Союза. 1-я бригада катеров Азовской военной флотилии получила впоследствии наименование «Керченской».
Бесчисленны примеры доблести катерников. 9 ноября на рассвете рулевой гвардии старший матрос В. Г. Ус, возвращаясь на своем катере после доставки боеприпасов десантникам, обнаружил в проливе еле державшуюся на плаву, сильно поврежденную баржу. Экипаж катера снял с нее людей, поднял на борт тех, кто уже погибал в волнах. Узнав от спасенных, что на барже остались боеприпасы, В. Г. Ус сорок один раз нырнул в трюм полузатонувшего судна, доставая ящики и передавая их на палубу своего катера. Ценный груз был спасен и доставлен на берег. Грудь отважного моряка украсила Золотая Звезда Героя.

Изображение

Бронекатера перед уходом на боевое задание.


Бронекатер № 81, которым командовал Герой Советского Союза старший лейтенант В. Н. Денисов, 10 ноября совершал свой 25-й рейс через пролив. Этому переходу суждено было стать последним. Спустя много лет, в июле 1975 года, катер с останками погибших моряков подняли со дна близ поселка Опасного...
В предпраздничную ночь (под 7 Ноября) на крымскую сторону переправились части 339-й, а в последующие сутки — 383-й и 227-й стрелковых дивизий 16-го корпуса. Несколько позднее высадились 89-я и 414-я стрелковые дивизии. В январе — феврале 1944 года на плацдарм прибыли соединения 3-го горнострелкового корпуса генерала Н. А. Шварева: 128, 242-я горнострелковые и 318-я Новороссийская стрелковая дивизии. Они заняли участок фронта между 11-м гвардейским и 16-м стрелковым корпусами. Переправлялись боевые машины 63-й танковой бригады и 85, 244, 257-го танковых полков, а также полевая и тяжелая артиллерия резерва Главного командования, инженерные части, войска связи и тыла.
Сосредоточив силы, Отдельная Приморская армия провела ряд наступательных операций по фронту и две комбинированные (с суши и с моря) на флангах. Вдоль побережья Азовского моря наступали 32-я и 55-я гвардейские стрелковые дивизии.
Юркино (бывш. Юргаков Кут) было освобождено 9 ноября 1943 года. Однако противник удерживал высоты на мысе Тархан, а это ставило под угрозу весь правый фланг армии. В конце первой — начале второй декады нового, 1944 года в тылу врага были высажены два морских десанта. Сводный отряд моряков под командованием майора Н. Д. Алексенко должен был в первую очередь овладеть высотой 71,3. Второму отряду, ядро которого составлял 166-й полк 55-й гвардейской стрелковой дивизии подполковника Г. К. Главацкого, надлежало захватить господствующую над мысом Тархан высоту 164,5.
Для десанта выделили 54 корабля Азовской военной флотилии. Морскую пехоту в целях маскировки переодели в парашютистов. К берегу шли ночью. Отряд судов вел флагштурман Герой Советского Союза лейтенант Б. П. Бувин (известно, что он послужил прототипом главного героя пьесы Бориса Лавренева «За тех, кто в море»). Январская операция 1944 года оказалась для отважного воина последней...

Изображение

Курс на Керчь.


К 9 часам 10 января десантники уцепились за берег мыса Тархан. С нависающего обрыва гитлеровцы поливали их огнем, забрасывали гранатами, однако ударом во фланг моряки потеснили врага. В ожесточенных рукопашных схватках северные склоны высот 115,5 и 164,5 были очищены. 11 января морские пехотинцы пошли на штурм высоты 125,6, в двух километрах северо-восточнее села Булганак (ныне пос. Бондаренково). Путь атакующим преградил огонь из вражеского дзота. Парторг роты главстаршина П. И. Костенко видел, как падают сраженные пулями товарищи. Он метнул гранату — безрезультатно. Тогда, рывком бросившись вперед, коммунист своим телом закрыл амбразуру дзота. Первым на керченской земле Павел Костенко повторил подвиг Александра Матросова. Посмертно ему присвоено звание Героя Советского Союза.
Операция увенчалась успехом. К 16 часам 11 января главные силы 11-го гвардейского стрелкового корпуса соединились с десантниками. 15 января командир корпуса генерал-майор Б. Н. Аршинцев прибыл на высоту 115,5. Здесь, на наблюдательном пункте, генерал был убит прямым попаданием снаряда. Именем участника гражданской войны, мужественного защитника Кавказа Героя Советского Союза Б. Н. Аршинцева назван поселок, центр Орджоникидзевского района города Керчи.

Изображение

Герой Советского Союза генерал-майор Б. Н. Аршинцев.


В середине марта 1944 года 32-я гвардейская стрелковая дивизия вновь развернула активные действия западнее Юркино. 17 марта 85-й полк отразил пять вражеских контратак. 82-й полк штурмовал высоту Безымянную. На вершине ее парторг роты сержант Наумов водрузил знамя.
Это было четвертое штурмовое знамя, установленное в боях на высотах северо-восточнее Керчи. Старшина В. Д. Синенко первым ворвался в траншею и уничтожил 13 гитлеровцев. Захватив вражеский миномет, он выпустил из него по фашистам 270 мин. 22 марта пулеметный расчет отважного старшины успешно отбил контратаку противника, а еще через день, лично ведя огонь, он сам уничтожил более 20 гитлеровцев. За подвиги, совершенные под Керчью, Василий Дмитриевич Синенко награжден орденом Славы всех трех степеней.
С отвоеванных рубежей гвардейцы в ночь на 11 апреля пошли в решающее наступление, завершившее освобождение Керчи и Керченского полуострова.

Изображение

Герои боев за Керчь кавалеры ордена Славы гвардейцы В. Д. Синенко (слева) и Ф. М. Цикоза.


...Спустимся с высоты в центр поселка МАЯК, к братской могиле. В жестоких боях вокруг поселка погибло много героев.
Более пятисот советских воинов похоронено в этой могиле. Здесь покоятся солдаты 51-й армии, пограничники, воины Крымского фронта, морские пехотинцы 83-й бригады, десантники 56-й армии.
Проселочной дорогой по склону горы Хрони поедем из Маяка в ГЛАЗОВКУ; между ними три с небольшим километра. Когда десантники освободили село, это существенно усилило левый фланг 11-го гвардейского стрелкового корпуса.
В вишневом саду на окраине Глазовки находится воинское кладбище. В 128 одиночных и братских могилах похоронено около 4000 солдат, сержантов и офицеров Отдельной Приморской армии. Над центральной могилой высится скорбная фигура воина с обнаженной головой. Среди похороненных в Глазовке — Герои Советского Союза старший лейтенант П. П. Марунченко и лейтенант П. М. Стротейчук. На пьедестале памятника значится также имя воина 16-го отдельного стрелкового батальона Героя Советского Союза С. И. Мусаева. 22 ноября 1943 года он уничтожил в бою две вражеские пулеметные точки, дважды раненный, продолжал сражаться и погиб в пламени огнеметной струи.
В составе Отдельной Приморской армии доблестно сражались 414-я стрелковая дивизия, состоявшая в основном из воинов-грузин, и 89-я стрелковая дивизия, укомплектованная главным образом армянами. Сыны братских республик, верные социалистической Родине, не жалели жизни ради победы над фашизмом. Здесь, на кладбище, покоятся русские, украинцы, белорусы, грузины, армяне, азербайджанцы, воины других национальностей. Нерушимая дружба народов СССР, интернационализм Советской Армии с честью выдержали испытания в горниле Великой Отечественной войны.

Продолжая экскурсию, вернемся к берегу пролива. Справа от дороги из поселка Маяк в ЖУКОВКУ немного особняком стоит здание школы № 21. Юные следопыты, ее ученики, за многие годы собрали немало интересных материалов о десантниках, участниках освобождения их родных мест. Вместе с документами в школьном музее хранятся личные вещи, оружие воинов. Музей этот известен за пределами города, о нем писали в центральной прессе.
Маяк и Жуковка — типичные рыбацкие поселки. В годы гражданской и Великой Отечественной войн рыбаки оказывали неоценимые услуги частям Красной Армии, помогая им переправляться через пролив. В наши дни здешний колхоз имени 1 Мая— один из передовых в городе.
Из Жуковки на своем транспорте или автобусе маршрута № 18 можно отправиться вдоль берега, по местам боевых действий десантников 56-й армии и приморцев.
Дорога из Жуковки в ОПАСНОЕ пересекает заболоченную низменность, справа опоясанную высотами. Осенью 1943 года эти высоты занимали морские пехотинцы 369-го отдельного батальона. Их задачей было отражение любой попытки высадить вражеский десант в тылу Отдельной Приморской армии. На небольшой, годной для взлета площадке базировались разведывательные эскадрильи 229-й истребительной дивизии. Летчики эскадрилий Героя Советского Союза капитана И. Горбунова и капитана В. Князева выполняли задания представителя Ставки маршала К. Б. Ворошилова и командующего армией генерала И. Е. Петрова. На этот же прифронтовой аэродром иногда совершали посадку подбитые самолеты, которые не могли дотянуть до Тамани через пролив...
Гвардейцы 55-й стрелковой дивизии взяли поселок Опасное и крепость Еникале 3 ноября 1943 года. Во время боя за высоту 102,0 восточнее села Каменки 44-летний боец Бекир Мустафаев скрытно подобрался к фашистскому дзоту и забросал амбразуру гранатами, уничтожив при этом 5 гитлеровцев. После он ворвался во вражескую траншею, уничтожил еще четырех врагов и захватил пулемет, из которого обстрелял другую огневую точку фашистов. В этом бою Бекир Мустафаев истребил до 40 гитлеровцев. Будучи раненным, он не покинул поля боя. Славный сын азербайджанского народа удостоен звания Героя Советского Союза.
После взятия Еникале в крепости разместился пункт управления и наведения 4-й воздушной армии. Массированными ударами авиации фашистское командование стремилось, нарушив снабжение, подорвать наступательные возможности десантных войск. Перед нашими летчиками стояла задача помешать этому, надежно прикрывать плацдарм и переправы, завоевать безраздельное господство в воздухе.
Мы расскажем об одном из героев фронтового неба. Командир эскадрильи 88-го истребительного авиаполка лейтенант В. В. Собин много раз возвращался с победой. Но 4 декабря случилась беда: лейтенант, не дотянув на своем горящем самолете до берега, посадил его на воду пролива. Выбравшись из машины, летчик два часа пробыл в ледяной воде. Через двое суток он вернулся в строй. Последний свой подвиг В. В. Собин совершил 7 февраля 1944 года. Четверка истребителей ЛАГГ-3 под его командованием, прикрывая наземные войска, встретила в воздухе большую группу вражеских самолетов. Правилом наших летчиков было вступать в бой, каково бы ни было численное превосходство противника. И в этот раз они ринулись на фашистских стервятников. В тяжелом бою Собин получил девять ранений (в голову, руки и ногу), но продолжал командовать своей четверкой. Когда подоспели на помощь другие истребители, он из последних сил повел самолет на посадку. В поврежденной машине выпустилось только одно колесо шасси. Сам летчик мог действовать лишь одной рукой и ногой, но посадку осуществил удачно. «Как самолет?» — успел он спросить у подбежавших. То были последние слова отважного сокола. Его жизнь оборвалась после 379-го боевого вылета. Всего он сбил 15 самолетов противника, из них шесть над Керчью. Родина высоко оценила подвиг лейтенанта В. В. Собина: посмертно ему было присвоено звание Героя Советского Союза.
Наша авиация не только прикрывала плацдарм и переправы, но и содействовала войскам в осуществлении наземных операций. Летая на малых высотах, громили оборонительные сооружения врага прославленные ИЛ-2. Особенно отличались летчики 230-й штурмовой авиационной дивизии. Всеми действиями самолетов на высотах от 200 до 8000 метров руководили с пункта управления и наведения, который возглавлял заместитель командующего 4-й воздушной армией генерал-майор С. В. Слюсарев. С расширением плацдарма пункт из Еникале перешел на гору Хрони, где и находился до полного освобождения Керчи.

Сейчас у стен старой крепости живут люди мирного труда: рыбаки, рабочие и служащие разных предприятий. На берегу, в поселке Сипягино, работает цех рыбокомбината. Здесь же расположен межколхозный судоремонтный завод.
4 ноября 1943 года, стремясь расширить плацдарм, гвардейцы генерала Б. Н. Аршинцева устремились со стороны Еникале на КАПКАНЫ. Однако после перегруппировки сил 11-й гвардейский стрелковый корпус был перемещен на Азовское побережье, а по берегу в сторону Керчи наступала теперь 339-я стрелковая дивизия, которой командовал полковник Т. С. Кулаков (центральная улица Капкан названа его именем). У въезда в поселок, левее дороги, высится скульптура воина. Рядом в братской могиле покоятся останки погибших в боях.

Изображение

Братская могила советских воинов в поселке Капканы.


Взятие Капкан совпало с появлением на плацдарме 63-й Таманской танковой бригады полковника А. И. Руденко. Знаменитые Т-34 с того дня участвовали в боях на Керченском полуострове.
Взгляните на фотографию тех лет, где запечатлен экипаж лейтенанта Н. А. Мишина. Веселые, жизнерадостные ребята выглядят так, будто снимок сделан не на фронте, а в обстановке маневров, мирной учебы. И это понятно: наша армия вела победное наступление, громила ненавистного врага.

Изображение

Экипаж танка лейтенанта Н. А. Мишина. Первый слева — командир экипажа Н. А. Мишин
.

Изображенному на фото стрелку-радисту сержанту Э. Г. Кацу (третий слева) на разных фронтах пришлось сменить четыре сгоревших машины; пятый танк был также подбит. Погибли два его комбата, смертью храбрых пали многие боевые товарищи. Военная судьба самого танкиста Э. Г. Каца сложилась счастливо, он дожил до светлого Дня Победы.
За Капканами взорам освободителей уже открывались развалины завода имени Войкова. 9 ноября 1943 года воины 339-й стрелковой дивизии начали здесь штурм вражеских укреплений. Два полка 383-й стрелковой дивизии под командованием полковника В. Я. Горбачева обошли завод и поселок Войково с северо-запада. 11 ноября они вышли к проливу около нынешней улицы Московской, зажав в полукольцо свыше тысячи гитлеровцев. Немногим из них удалось уйти морем, большинство было уничтожено или взято в плен. Полностью освободив в тот день поселок Войково, советские солдаты прикладами сбивали свастику с заводских ворот, срывали колючую проволоку вокруг клуба имени Энгельса.

Изображение

Бой на территории завода имени Войкова.


Беззаветное мужество и отвагу проявил при взятии поселка замполит стрелкового батальона капитан Ш. Ф. Алиев. Ведя за собой атакующую цепь, он погиб в бою. Именем Героя Советского Союза капитана Ш. Алиева названа одна из улиц поселка. Снайпер старшина Д. Т. Доев в бою на территории завода уничтожил более 20 гитлеровцев, доведя свой счет до 226. Осколок вражеского снаряда оборвал жизнь отважного сына осетинского народа. Есть на улице Первой пятилетки школа № 8 имени Героя Советского Союза Д. Т. Доева. Ее учащиеся поддерживают дружескую связь с родными и земляками Давида Тебоевича.
От поселка Войково наступавшие части продвинулись до нынешнего клуба рыбаков и промбазы, однако противник подтянул подкрепления и создал здесь жесткую оборону. Территория завода и поселка еще длительное время подвергалась интенсивному обстрелу. 16 ноября здесь погиб командир 339-й стрелковой дивизии генерал-майор Т. С. Кулаков, посмертно ставший Героем Советского Союза. 1 марта 1944 года тут же пал в бою сменивший его полковник Г. М. Пустовит. Двух комдивов потеряла 339-я на плацдарме. Это ли не свидетельство напряженности боев!
В те же дни, когда шли бои в поселке и на заводе имени Войкова, 2-я гвардейская Таманская дивизия и 696-й полк 383-й стрелковой дивизии взяли Аджимушкай. В бою за освобождение поселка погибла замечательный снайпер Таня Костырина, уничтожившая 135 гитлеровцев. Именем Героя Советского Союза Татьяны Костыриной названы село на Керченском полуострове и улица в Орджоникидзевском районе города.
У Булганака, Катерлеза (ныне пос. Бондаренково, с. Войково), западнее Юргакова Кута (Юркино) дальнейшее продвижение наших войск было временно приостановлено: враг создал на высотах сильно укрепленную оборону. Но Северо-Кавказский фронт свою задачу выполнил: плацдарм под Керчью был захвачен и удержан. Образовался новый театр военных действий. Керченский плацдарм давал возможность основательно закрепиться, сосредоточить войска и в удобное время нанести противнику решающий удар. Приказом Ставки от 15 ноября 1943 года Северо-Кавказский фронт был ликвидирован и на базе 56-й армии создана Отдельная Приморская армия. Командующим ее назначили генерала И. Е. Петрова, который прежде командовал Приморской армией, оборонявшей Одессу и Севастополь.

С 20 ноября Отдельная Приморская армия перешла к активным боевым действиям, чтобы расширить плацдарм для последующего решающего наступления. Три дня шли напряженные бои, однако с ходу прорвать сильно укрепленную оборону гитлеровцев не удалось.

Изображение

Схема боёв за Керчь осенью 1943-го и зимой 1944 года (условные обозначения те же, что и у схемы на стр. 19).


Ожесточенные бои развертывались в воздухе. 21 ноября 32 вражеских бомбардировщика под прикрытием 6 «мессершмиттов» пытались бомбить район Аджимушкая. Группа из 8 советских истребителей 229-й авиационной дивизии 4-й воздушной армии под командованием Героев Советского Союза капитана И. М. Горбунова и старшего лейтенанта А. Т. Конкошева смело атаковала вражескую армаду до ее подхода к цели. Беспорядочно сбросив бомбы, фашисты обратились в бегство. Бесстрашие и мужество в воздушных боях над плацдармом Отдельной Приморской армии проявили командиры эскадрилий Герои Советского Союза капитаны Н. К. Наумчик, Г. Р. Павлов, старший лейтенант В. В. Исаев. Они были новаторами вертикального маневра истребителей, одержали много побед в воздухе.
В начале декабря, как уже говорилось выше, противник главные свои усилия направил на ликвидацию Эльтигенского десанта. Чтобы отвлечь врага, 11-й стрелковый корпус возобновил наступление в районе Булганака. 4 и 5 декабря шли тяжелые бои. На главном направлении действовали 55-я гвардейская стрелковая дивизия и 63-я танковая бригада. Танкисты роты капитана Б. Т. Тасуя уничтожили несколько вражеских батарей и оказались в тылу у фашистов. Но те закрыли брешь, и нашим танкам пришлось таранить позиции противника теперь уже с обратной стороны. В бою капитан Б. Т. Тасуй погиб. Посмертно ему присвоено звание Героя Советского Союза.
Взятие Булганака означало бы крушение обороны противника на самом важном участке: силы врага были бы разрезаны надвое, открывался путь для обхода Керчи с севера. Вот почему с таким ожесточенным упорством гитлеровцы обороняли этот район. А когда началось апрельское наступление 1944 года, Булганак с севера и юга обтекали части 11-го гвардейского стрелкового и 3-го горнострелкового корпусов. Утром 11 апреля Булганак был освобожден. Наступавшие части устремились на запад,не давая противнику возможности оторваться от преследования.

Изображение

Герой Советского Союза генерал армии И. Е. Петров.


...Для лучшего знакомства с поселком ВОЙКОВО нужно выйти из автобуса на остановке у заводской проходной. Вскоре после освобождения на заводе начали работать механо-кузнечный и чугунолитейный цехи. В 1974 году здесь введен в строй гигантский, оснащенный новейшей техникой цех стальной эмалированной посуды.
Под развесистыми, тенистыми деревьями пройдем вдоль центральной улицы поселка. У входа в Приморский парк над большой братской могилой возвышается обелиск. Здесь похоронены почти три тысячи наших воинов; среди них Герои Советского Союза А. К. Голощапов, Д. Т. Доев, Ш. Ф. Алиев, командир 63-й танковой бригады полковник А. И. Руденко. Ежегодно в праздник Победы у могилы проводится массовый митинг трудящихся Ленинского района Керчи. Имена героев увековечены в названиях ряда улиц поселка Войково.
Остановимся у трехэтажного здания школы № 17. Ее история берет свое начало в 1936 году, она связана со строительством завода, бурным ростом поселка в период первых пятилеток. В 1939 году школу закончила отличница Вера Белик (ее отец был мастером на металлургическом заводе). Потом педагогический институт в Москве, светлые мечты о будущем...
Война круто изменила жизнь девушки: она уходит добровольцем на фронт, в женский полк ночных бомбардировщиков, становится штурманом экипажа, а затем звена. Вера Лукьяновна Белик участвовала в боях на Южном фронте и Северном Кавказе. Военная судьба привела ее полк на Тамань, откуда ей пришлось через пролив совершать налеты на родную керченскую землю. Нетрудно себе представить, какие чувства обуревали девушку, когда она пролетала над местами, озаренными теплыми воспоминаниями детства, светом юности. Но на этой земле был ненавистный враг, и бомбы, сброшенные с ее самолета, уничтожали гитлеровцев. Приходилось штурману Вере Белик с пилотом Таней Макаровой и доставлять продовольствие, медикаменты, ящики с боеприпасами десантникам Эльтигена.
813-й вылет боевых подруг оказался последним. Герои Советского Союза Вера Белик и Татьяна Макарова погибли при освобождении Польши 24 августа 1944 года. Они похоронены на братском кладбище в городе Остроленка. Польский народ воздвиг памятник отважным советским летчицам. Скульптура Веры Белик стоит ныне в Керчи перед школой № 17, носящей имя славной своей ученицы. В шлемофоне, женственная и суровая Вера готова к взлету... Высота статуи с постаментом — 3,1 метра. Построен памятник на средства, заработанные учащимися.

Изображение

Скульптура Героя Советского Союза Веры Белик.


Поселок Войково от центральной части города отделяет небольшая лесопосадка. Где сейчас восточный ее край, в конце 1943 года проходила линия фронта. Именно отсюда 7—9 декабря 16-й стрелковый корпус пытался пробиться на помощь к эльтигенцам, взявшим гору Митридат. С этого же рубежа развертывалось наступление в январе 1944 года, что значительно упрочило левый фланг Отдельной Приморской армии. Оно явилось второй комбинированной фланговой операцией; главным районом действий стало побережье Керченской бухты от судоремонтной базы до Широкого мола в морском торговом порту.
Вечером 22 января 1944 года 17 тендеров с пехотой на борту вышли из Опасного. Их сопровождали 9 боевых кораблей. В середине ночи после артподготовки более тысячи десантников пошли на штурм фашистских береговых укреплений. У судоремонтной базы высадился 393-й отдельный батальон морской пехоты имени Цезаря Куникова под командованием замполита капитана Н. В. Старшинова. На Широком молу в акватории порта успешно десантировались морские пехотинцы 369-го отдельного батальона, удостоенного впоследствии наименования «Керченского». Через разрушенные причалы батальон ворвался в порт.
Одновременно 339-я стрелковая дивизия вела атаку с фронта. К рассвету куниковцы изнутри прорвали вражескую оборону и вышли навстречу нашим стрелковым частям. Развернувшись, они подошли затем к консервному заводу и станции Керчь-1, где соединились с 369-м батальоном. На одном из зданий взвился морской флаг. Его водрузили моряки взвода младшего лейтенанта В. Сморжевского, погибшего здесь же во время одной из атак.
Тем временем суда, принявшие на борт второй эшелон, высадили на Широком молу 1133-й полк 339-й стрелковой дивизии под командованием майора П. Ф. Трепетуна. Каждый объект приходилось брать с боем. Гитлеровцы опирались на мощные очаги обороны, но отважные десантники вынудили их отступить. Воины 369-го батальона вышли к улице Свердлова, что у подножия горы Митридат. Дальше линия фронта передвинулась до станции Керчь-II и железнодорожного моста в полутора километрах от Бондаренково. И хотя в густо застроенных кварталах Керчи гитлеровцам удалось закрепиться, а после частично потеснить десантников, тактическая задача фланговой операции была решена: значительную часть центра города наши воины уже освободили.
К Широкому молу идет железнодорожная ветка, по которой составы с грузами следуют в порт и из порта. За переездом справа у речки Приморской разбит сквер. По инициативе ветеранов 230-й Кубанской штурмовой авиационной дивизии в сквере установлен памятник их погибшим товарищам. Строительство велось на средства ветеранов дивизии и жителей Керчи (автор проекта — московский скульптор М. В. Лисицын). Общая высота бетонного памятника — 6,3 метра. Основание представляет собою возвышенную площадку, на северной стороне которой выполнена пятиконечная звезда. На нее опираются стилизованные крылья самолета; их пять, по числу полков дивизии. Углубления на стыке крыльев, отделанные красным плексигласом, изнутри имеют электроподсветку, поэтому ночью крылья приобретают алый цвет. Под одной из мраморных плит имеется ниша. На открытии памятника 9 мая 1968 года бывший командир дивизии генерал-майор С. Г. Гетман вложил в нее две капсулы: со списком погибших летчиков и с завещанием людям 2000 года.

Изображение

Памятник воинам 230-й Кубанской штурмовой авиационной дивизии.


Из многих городов страны ветераны дивизии привезли с собой землю и высыпали к корням платанов, посаженных рядом. За весь период войны нигде так долго не сражалась дивизия, как в небе Керчи. Воины-авиаторы штурмовали артиллерийские позиции и скопления вражеских танков, поддерживали десантников Эльтигена. Без колебаний шли они на огонь зениток, в гущу разрывов, уничтожали живую силу, боевую технику, самолеты гитлеровцев на аэродромах. Немало героев отдали здесь свои жизни. В числе погибших за Керчь — командир эскадрильи капитан И. А. Андреев, старший летчик гвардии лейтенант М. А. Макурин, летчик младший лейтенант В. В. Лебедев и воздушный стрелок рядовой Л. Н. Кравцов, заместитель командира эскадрильи старший лейтенант И, П. Гончаров, командир эскадрильи гвардии старший лейтенант И. В. Агарков и воздушный стрелок старший сержант В. С. Ткачев, летчик младший лейтенант Н. К. Зотов и воздушный стрелок Г. К. Багарашвили...

Недавно одетая в бетон РЕЧКА ПРИМОРСКАЯ разделяет центральную часть Керчи. Вдоль нее простирается одна из главных городских магистралей, связывающая автовокзал, железнодорожную пассажирскую станцию, аэропорт.
У тех, кто приехал с берегов Днепра, Волги, могучих сибирских рек, при взгляде на Приморскую, наверное, возникнет на лице усмешка. Но не спешите иронизировать над единственной керченской рекой. Эта неширокая водная преграда длительное время фигурировала в военных донесениях и сводках. Вдоль речки Приморской после январских боев до 11 апреля 1944 года пролегала линия фронта. Передовая шла от моря до автовокзала и дальше, к заводам стройматериалов. Позиции сторон кое-где сближались на бросок гранаты. Именно здесь началось завершающее наступление наших войск, освобождавших город.
В ночь на 11 апреля, когда стремительно пошла вперед Отдельная Приморская армия, рация 98-й пехотной дивизии немцев передала открытым текстом: «Противник нажимает на широком фронте. Мы вынуждены отступать». В 6 часов утра 16-й стрелковый корпус под командованием генерал-майора К. И. Провалова силами 339, 383, 318-й стрелковых дивизий, 255-й бригады морской пехоты, 9-й отдельной моторазведроты прорвал оборону врага на речке Приморской и северо-западнее ее. К утру Керчь была свободна.
Улицы вдоль Приморской названы именами тех, кто вошел в историю боев на огненных керченских рубежах. По левому берегу — улица Героя Советского Союза маршала А. И. Еременко, командовавшего Отдельной Приморской армией с февраля по 16 апреля 1944 года. Улица на правом берегу Приморской носит имя Героя Советского Союза С. А. Борзенко, военного корреспондента, участника Эльтигенского десанта.
Подводя итоги боевых действий Отдельной Приморской армии под Керчью, отметим, что с 1 ноября 1943-го по 10 апреля 1944 года было уничтожено 73 тысячи солдат и офицеров противника, 345 орудий, 268 танков и самоходных пушек, 760 самолетов, взято в плен 1057 человек (ЦАМО, ф. 288, оп. 9921, д. 35, л. 33.).

Путешествие по плацдарму десантников и приморцев мы закончим посещением ГОРОДСКОГО ВОИНСКОГО КЛАДБИЩА. Туда можно проехать на автобусе, следующем по маршруту № 8 от автовокзала. В планировке и убранстве кладбища, художественном исполнении монументов и скульптур, заботливо ухоженных цветах и зелени отражено чувство любви и вечной благодарности керчан павшим в боях за город.
Здесь покоятся останки более двух тысяч наших воинов, ногибших в 1941—1944 годах. Четкими рядами, как солдаты в строю, стоят над братскими и одиночными могилами 163 обелиска. В двух братских могилах в северо-восточной части кладбища похоронены 405 героев обороны Аджимушкайских каменоломен и несколько сот воинов, павших в многочисленных боях на керченской земле. У могил сооружена мемориальная стела с рельефами, надписями и фигурой воина в центре. Сюжеты рельефов отображают героизм советских людей в Великой Отечественной войне. Автор комплекса — керченский скульптор Р. В. Сердюк.
На могилах Героев Советского Союза генерал-майора Б. Н. Аршинцева и главстаршины Г. К. Петровой установлены скульптурные памятники. На этом кладбище похоронена и Герой Советского Союза старший лейтенант Е. М. Руднева. Когда началась война, она была студенткой Московского университета. На фронте в славной семье летчиц 46-го гвардейского Таманского Краснознаменного ордена Суворова авиационного полка ночных бомбардировщиков способная девушка выросла до штурмана полка. В ночь на 9 апреля 1944 года Женя Руднева бомбила скопление вражеской мотопехоты. Это был ее 645-й боевой вылет. Самолет был сбит неподалеку от нынешнего стеклотарного завода; Женя погибла вместе с пилотом Пашей Прокофьевой. Ныне школе на улице Песчаной, что у завода, присвоено имя героини. У школы установлен скульптурный портрет Евгении Максимовны Рудневой работы Р. В. Сердюка.
Ежегодно в День Победы на воинском кладбище проводится траурный митинг. Керчане и гости города-героя возлагают на могилы цветы и венки.

Оглянемся мысленно на пройденный нами путь по дорогам керченского плацдарма. Как же многотрудны были эти километры для тех, кто шел ими в годы войны! Сколько известных и безвестных героев приняла в себя каменистая, многострадальная керченская земля! До конца выполнив свой долг, они навсегда остались в нашей памяти. Слава героев бессмертна.

_________________
Изображение Изображение Я В контакте. Группа В контакте.



За это сообщение автора Руслан поблагодарили - 2: GASOVIK, kimmeriy
Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Боевая слава Керчи
СообщениеСообщение добавлено...: 17 окт 2013, 20:20 
В сети
Фотоманьяк
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 10 мар 2010, 21:06
Сообщений: 19561
Изображения: 0
Откуда: Город Герой Керчь
Благодарил (а): 4711 раз.
Поблагодарили: 8070 раз.
Пункты репутации: 75
Через Керченский пролив


Уезжая из Керчи в восточном направлении, вы обязательно пересечете пролив. Но и с чисто экскурсионной целью интересно совершить путешествие на ТАМАНСКИЙ БЕРЕГ.
Еще сравнительно недавно Керчь была тупиком Приднепровской железной дороги. В настоящее время здесь действует паромная железнодорожная переправа; мощные дизель-электроходы круглосуточно переправляют через пролив пассажирские и товарные поезда. Кроме того, паром берет на борт немалое количество людей и автомобилей.
Благодаря керченской паромной переправе рельсовый путь от Симферополя до Краснодара сократился на 500 километров. Всего на переправу через пролив требуется немногим более двадцати минут.

Изображение

"Крым" - первый советский супертанкер, построенный руками керченских корабелов


Людей перевозят на Таманский берег и быстроходные катера; имеется специальный паром для автотранспорта.
Но перенесемся в военное прошлое этих берегов. В начале осени 1941 года началась эвакуация из Крыма. Дело это оказалось чрезвычайно трудным, и прежде всего именно потому, что осуществлялось главным образом водным путем. Демонтированное оборудование предприятий требовалось поместить на железнодорожные платформы, доставить в порт, перегрузить на корабли. На противоположном берегу пролива операции повторялись в обратном порядке. Когда враг отрезал сухопутные дороги через Перекоп и Чонгарский мост, поток людей и грузов двинулся к Керчи. В городе скопились десятки тысяч тонн зерна, громадные гурты скота, сотни тракторов, комбайнов и другой техники со всего полуострова.
Гитлеровская авиация подвергла массированным бомбежкам город и суда в проливе. В первых числах ноября был потоплен теплоход «Рот-Фронт»; из шестисот его пассажиров удалось спастись десятку человек... В тяжелейших условиях продолжалась эвакуация. Из одной Керчи было вывезено до 30 тысяч жителей и около 30 тысяч тонн оборудования заводов имени Войкова, имени Кирова, железорудного комбината. Героическими усилиями керчан народное добро было спасено.
Выше уже говорилось, как во время Керченско-Феодосийской десантной операции показал свой крутой нрав пролив. В первые дни высадки непрерывно штормило, затем пошли льды. Наконец подул северный ветер, и сплошной ледяной покров сковал водное пространство. Движение судов остановилось. Но десанту требовались оружие, боеприпасы, техника, продовольствие, горючее. Все это необходимо было доставлять непрерывно и во все возрастающем количестве.
И тогда, как во время гражданской войны, войска стали переправляться по льду. С 1 до 6 января 1942 года на крымский берег перешло более 13 тысяч пехотинцев. Затем вновь наступило потепление и движение приостановилось. Многие части и тылы 51-й и 44-й армий оставались еще на Таманском полуострове. К тому же решением Ставки Кавказскому фронту передавалась еще 47-я армия; она тоже находилась пока по ту сторону Керченского пролива. В середине января в Крым хлынула новая волна холода. Утром 18-го инженерные части фронта провели разведку. Толщина льда в 14—20 сантиметров допускала переход войск и техники. Решено было проложить несколько ледовых трасс, для чего потребовались люди, хорошо знающие пролив и его особенности. Группу из 12 рыбаков колхоза имени 1 Мая возглавил А. С. Данильченко, который после разгрома врангелевцев, в декабре 1920 года, проводил по льду красноармейцев следовавшей на Кавказ 9-й стрелковой дивизии (ею командовал Н. В. Куйбышев, брат выдающегося государственного и партийного деятеля В. В. Куйбышева).
За два дня было проложено восемь маршрутов, начиная от кордона Ильича и до района южнее Сипягино. На отдельных участках лед укрепляли досками и плетнями. В частях спешно изготавливались индивидуальные ледоступы, специальные сани для перевозки пулеметов, минометов, артиллерии. Согласно инструкции бойцы должны были двигаться, строго соблюдая установленные дистанции; совершенно не допускались остановки. В ночь с 19 на 20 января началось регулярное движение по льду пролива. Первыми прошли 12-я стрелковая бригада, тыловые подразделения 224-й стрелковой и 302-й горнострелковой дивизий.
Днем движение допускалось только в нелетную погоду, когда бездействовала вражеская авиация. Кроме людей, по льду проходили лошади, повозки, автомобили, танкетки. Автомашины из предосторожности ехали с открытыми дверцами кабин, зачастую с опущенными бортами.
Эти ледовые дороги существовали до 11 февраля. За это время, кроме частей 51-й и 44-й армий, по льду почти в полном составе перебрались в Крым 47-я армия, 72-я кавалерийская дивизия. Бсего своим ходом на крымский берег перешло до 100 тысяч человек, 6153 автомашины, 300 орудий разных калибров, много другой боевой техники.
В успехе ледовой переправы велика была заслуга солдат и офицеров инженерных войск фронта и их начальника генерал-майора А. И. Смирнова-Несвицкого. Непосредственно службу на трассе нес личный состав 75-го инженерного батальона.
В высадке десанта 1941 года и снабжении Крымского фронта важную роль сыграли славные керченские рыбаки. Мирные труженики стали воинами, защитниками Родины. Среди них были командиры, мичманы, мотористы сейнеров и других плавсредств, составлявших основу Азовской военной флотилии и значительную часть судов Керченской военно-морской базы. Днем и ночью, под бомбами и снарядами, наряду с военными моряками они бороздили пролив, перевозя десантников, технику и другие грузы. В числе керчан, награжденных за участие в десантной операции орденами, были лоцман Ф. Л. Букша, моторист сейнера А. М. Тищук. Вместе с мужем службу несла и Екатерина Никифоровна Тищук.

Изображение

У речки Приморской.


В мае 1942 года войска Крымского фронта под огнем переправлялись через Керченский пролив на Таманский полуостров. А в ноябре 1943 года наши воины вновь форсировали его с востока на запад, чтобы начать освобождение Крыма. Свыше пяти месяцев Отдельная Приморская армия удерживала плацдарм северо-восточнее Керчи. И почти все это время перебрасывать подкрепления через пролив приходилось в трудных погодных условиях: из 162 дней 126 выдались штормовыми. А между тем войскам приходилось доставлять с противоположного берега буквально все, вплоть до дров и пресной воды. Ограниченность ресурсов, связанная с трудностями переправы, отрицательно влияла на результаты боевых действий. Учитывая это, Военный совет армии 26 ноября принял решение о строительстве над проливом канатной дороги, рассчитанной на переброску 300 тонн грузов в сутки. Ради нее пришлось демонтировать аналогичную дорогу на Кавказе, построенную в 1942—1943 годах.
Работа велась в условиях зимнего ненастья, под вражеским артиллерийским обстрелом. И тем не менее в конце января дорожный отдел армии под руководством инженер-майора Довгаля завершил строительство. С косы Чушка в Еникале пошел поток боеприпасов, продовольствия и других важных грузов. Враг всячески пытался прервать его: дорога систематически подвергалась артобстрелам и бомбежкам. Советским летчикам-истребителям приходилось круглые сутки прикрывать ее с воздуха.
Масштабы боевых действий Отдельной Приморской армии ширились, предстояло решающее наступление, и канатная дорога со временем перестала удовлетворять возросшие потребности. В феврале 1944 года Государственный Комитет обороны принял постановление о строительстве через Керченский пролив железнодорожного моста. Те же люди, что сооружали подвесную дорогу, теперь должны были решить гораздо более сложную задачу. По проекту на косе Чушка мост начинался земляной дамбой, переходящей в километровую деревянную эстакаду; далее шли фермы на 115 опорах. Длина пролета составляла 28,6 метра, а общая длина моста — более 4,5 километра при высоте над водой 9,2 метра.
Однако, пока велось строительство, боевые действия в Крыму завершились, следовательно, теперь оно не связывалось с одной лишь военной необходимостью. В начале февраля 1945 года по мосту в порядке испытания был пропущен грузовой состав. Но, по-видимому, сооружение это не соответствовало техническим возможностям своего времени. Утром 18 февраля в Керченском проливе подул северо-восточный ветер силою в 8—9 баллов. Вечером лед с Азовского моря обрушил несколько опор, еще через день были повреждены 42 опоры. Заторы льда пытались бомбить с самолетов, их подрывали саперы, однако сохранить мост не удалось.
Фронт откатился далеко на запад, а пролив долго еще оставался опасным для судоходства. Почти на всем своем протяжении он был «усеян» минами различных систем. Трудную, опасную работу по очистке водной дороги выполнили моряки Азовской военной флотилии и Керченской военно-морской базы.
Вот и заканчивается ваш путь через Керченский пролив — водную дорогу, с которой связано так много событий нашей военной истории. Ныне пролив славен мирными свершениями своих тружеников. Из моря в море идут по нему груженые суда. Весной и осенью флотилии сейнеров устремляются сюда, к одному из самых рыбных мест Азово-Черноморского бассейна. Во время путины, не зная устали, работают рыбаки. За сезон в проливе вылавливаются сотни тысяч центнеров рыбы.
Паром входит в акваторию порта Кавказ. Размеренно, точно идет сближение, и вот стальные захваты уже стыкуют рельсовые пути. Вы на земле Тамани.

...Со всех уголков нашей великой Родины пролегли туристские дороги в Керчь. Тысячи гостей ежегодно посещают город, совершивший великий ратный подвиг. Вместе с керчанами они чтят память о погибших героях, воздают дань уважения и любви оставшимся в живых. Встреча с городом-воином, городом-тружеником, его реликвиями оставляет неизгладимый след в душе каждого. Светлых тебе горизонтов, героическая Керчь!

_________________
Изображение Изображение Я В контакте. Группа В контакте.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Боевая слава Керчи
СообщениеСообщение добавлено...: 17 окт 2013, 20:28 
В сети
Фотоманьяк
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 10 мар 2010, 21:06
Сообщений: 19561
Изображения: 0
Откуда: Город Герой Керчь
Благодарил (а): 4711 раз.
Поблагодарили: 8070 раз.
Пункты репутации: 75
Части и соединения,удостоенные почётного наименования "Керченских"


214-я штурмовая авиационная дивизия;

329-я истребительная авиационная дивизия;

25-й истребительный авиационный полк БВС Черноморского флота;

1449-й Краснознаменный самоходный артиллерийский полк;

98-й гвардейский Краснознаменный артиллерийский полк;

63-й Краснознаменный авиационный полк ночных бомбардировщиков ;

366-й отдельный разведывательный авиационный полк;

102-й Краснознаменный авиационный полк дальнего действия; 55-я отдельная корректировочная авиационная эскадрилья;

1-я гвардейская отдельная минометная бригада;

1-я бригада бронекатеров Азовской военной флотилии;

6-й дивизион малых охотников за подводными лодками Черноморского флота;

13-й отдельный дивизион катеров-тральщиков Черноморского флота;

163-й отдельный артиллерийский дивизион Черноморского флота; 369-й отдельный батальон морской пехоты Черноморского флота;

97-й армейский моторизованный инженерный батальон;

9-я отдельная моторизованная разведывательная рота;

98-й отдельный отряд;

164-й гвардейский отдельный авиационный полк;

192-й гвардейский авиационный полк дальнего действия;

58-й гвардейский отдельный батальон связи.

Литература


Е. В. Азаров. Матросы шли первыми. «Таврия», 1974.

П. И. Батов. В походах и боях. М., Воениздат, 1974.

В катакомбах Аджимушкая. Сборник. «Таврия», 1975.

В. Ф. Гладков. Десант на Эльтиген. М., Воениздат, 1972.

А. И. Зубков. Керченско-Феодосийская десантная операция. М., Воениздат, 1974.

Керчь героическая. Сборник. «Таврия», 1975.

Крым в период Великой Отечественной войны 1941— 1945 гг. Сборник документов и материалов. «Таврия», 1973. Лариса Литвинова. Летят сквозь годы. М., Воениздат, 1975.

А. Магид. Гвардейский Таманский авиационный полк. М., изд. ДОСААФ, 1960.

А. Н. Первушин. Дороги, которые мы не выбирали. М., изд. ДОСААФ, 1974.

А. И. Пирогов. Крепость солдатских сердец. М., «Советская Россия», 1974.

А. В. Свердлов. На море Азовском. М., Воениздат, 1966.

Н. А. Сирота. Так сражалась Керчь. «Таврия», 1976.

_________________
Изображение Изображение Я В контакте. Группа В контакте.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 11 ]  На страницу 1, 2  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Перейти:  


Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group (блог о phpBB)
Сборка создана CMSart Studio
Тех.поддержка форума