Форум "В Керчи"

Всё о городе-герое Керчи.
Текущее время: 13 дек 2018, 00:52
Книга Памяти Керчи Крым - твой! О Крыме и отдыхе в Крыму


Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 25 ]  На страницу 1, 2, 3  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Махновцы в Крыму
СообщениеСообщение добавлено...: 19 июл 2015, 14:46 
Не в сети
Хранитель Форума

Зарегистрирован: 16 дек 2014, 14:03
Сообщений: 2287
Благодарил (а): 190 раз.
Поблагодарили: 469 раз.
Пункты репутации: 60
Итак, часто доводится видеть (а народ активно делает перепост следующего)


12 ноября, после взятия 15-й, 51-й и 52-й дивизиями г. Юшунь, а 30-й дивизией ст. Таганаш, Крымская группа ушла в последний рейд и 13 ноября первой вошла в Симферополь, захваченный "зелёными" Мокроусова. Отряды махновцев участвовали во взятии Евпатории, Севастополя, Керчи, Ялты. По приказу командарма 2-й Конной Крымская группа 15 ноября стала в Евпатории для несения гарнизонной службы. За время операции группа Каретникова и другие отряды махновцев, приданные разным дивизиям, потеряли убитыми и раненными до 6 тыс. бойцов. Но в процессе операции махновцы стали не только товарищами по оружию для красноармейцев армий, которым их подчиняли, но и настоящими героями в их глазах. Популярность летучей Крымской группы была столь велика, что, занимая Севастополь, бойцы 2-й Конной армии называли себя махновцами.

В середине ноября "махновщина", кричавшая "Даешь Врангеля!", очутилась в Крыму, зажатая отборными частями Красной Армии. Фрунзе имел на руках телеграмму Ленина: "Всех анархистов арестовать, обвинив их в контрреволюционных преступлениях!". 26 ноября 20 г. штаб Семена Каретника в Симферополе был окружен и уничтожен. Кавалерия Алексея Марченко, теряя лучших бойцов, вырвалась из "крымской бутылки". Депутация ПАМ в Харьков с Д.И.Поповым, Василием Куриленко, Будановым и вся конфедерация "Набата" были арестованы. Латышская дивизия, постоянно квартировавшая в Гуляй-Поле, атаковала штаб Нестора Махно в деревне Туркеневка. С раздробленной ногой Махно вывезли на тачанке в греческое местечко Керменчик. Из Крыма пробился отряд Кравченко числом в 250 сабель. "Батько, теперь ты знаешь, что такое большевики! - сказал изрубленный Марченко и горько заревел.
Диктатор Украины М.В.Фрунзе приказывал: "Всех пеших и конных махновцев расстреливать на месте пленения".

Что же произошло на самом деле?


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Махновцы в Крыму
СообщениеСообщение добавлено...: 19 июл 2015, 14:53 
Не в сети
Хранитель Форума

Зарегистрирован: 16 дек 2014, 14:03
Сообщений: 2287
Благодарил (а): 190 раз.
Поблагодарили: 469 раз.
Пункты репутации: 60
Василий Ярославович Голованов
Нестор Махно


Ноябрь 1920 г.

После прорыва Юшуньских позиций настало время триумфов. Одна за другой красные части без боя занимали города, соревнуясь за право первыми прошествовать по главной улице. 13 ноября Вторая конная армия и махновцы вошли в Симферополь, 15 ноября – Первая конная и отряды крымских партизан – в Севастополь. 16-го красные заняли Керчь, 17-го – Ялту. Крым пал.

За эти пять дней произошли невидимые, не сопровождавшиеся ни выстрелами, ни торжествами события, которыми, однако, многое определилось. Предчувствия каких-то серьезных изменений в эти дни, конечно, снедали многих, хотя никто в точности не знал, что происходит. Но факт, что, когда 13 ноября в Гуляй-Поле от Каретникова пришла телеграмма, что Турецкий вал пал и крымский корпус вместе с красными идет на Симферополь, Григорий Василевский, зная о всех самообольщениях батьки по поводу переговоров, все-таки не удержался и воскликнул: «Конец соглашению! Ручаюсь чем угодно, что через неделю большевики будут громить нас!» (2, 180).

Василевский, друг Махно и участник всех его предприятий с 1918 года, эту фразу выкрикнул, конечно, в сердцах, но он даже не подозревал, насколько он близок к истине. Уже 13 ноября, разговаривая по телефону с главкомом С. С. Каменевым, М. В. Фрунзе сказал, что «повстанческая армия в последних боях вела себя неважно и явно отклонялась от задач, связанных с риском серьезных потерь» (12, 179). Совершенно непонятно, что хотел этим сказать Фрунзе – после форсирования махновцами Сиваша?! Но также очевидно, что Каменев зачем-то специально задал ему вопрос по поводу махновцев. Возможно, предреввоенсовета республики Л. Д. Троцкий попросил главкома начать поиск компромата на «союзников»? Не исключено. 14 ноября в Харькове состоялось заседание ЦК большевиков Украины с участием от российского ЦК Троцкого и Л. Серебрякова, на котором по-большевистски делово и прямолинейно был обсужден вопрос о Махно, и решено было поручить Я. Яковлеву, X. Раковскому и С. Минину поддерживать связь с Реввоенсоветом, чтобы «обсудить предстоящие боевые действия против Махно» (12, 180).

О заседании ЦК махновцам, естественно, ничего известно не было. Харьковская делегация продолжала обихаживать X. Раковского, от которого ждали решения вопроса о «четвертом пункте». В Крыму тоже как будто ничего не внушало особых опасений: после взятия Симферополя крымский корпус Каретникова был отведен в пустоватый район степного Крыма южнее Евпатории, возле озера Саки. Триумфальной славы ему не полагалось. Но, наверно, махновцы особенно на это и не рассчитывали.
..............
Пятнадцатого почему-то оборвалась связь между крымскими частями и Гуляй-Полем. Вот это уже могло бы послужить серьезным предостережением и Каретникову, и Махно. И наверняка даже они обеспокоились, но для объяснения, конечно, сыскалась подходящая техническая причина. Может быть даже, в нее не поверили, но, с другой стороны, – что было делать? Рвать соглашение? Начинать боевые действия против большевиков? На это махновцы были совершенно не способны психологически. Махно довольно попартизанил, ему хотелось определиться посолиднее, поэтому он и держался за соглашение до последнего.
.............
17 ноября крымский корпус Каретникова был переподчинен командованию 4-й армии В. С. Лазаревича. В тот же день командарму—4 была подчинена действовавшая при Врангеле в крымских горах повстанческая армия А. В. Мокроусова. Мокроусов был анархист, но из числа идейно смирившихся и давно отдавших свои военные дарования на службу большевистскому делу. Его отряды влились в Красную армию без всяких эксцессов. С Каретниковым, как легко было предположить, все будет далеко не так просто.

18 ноября по секретной связи, от Фрунзе в штабы армий, проходит ряд странных приказов, отменяющих какие-то прежние его предписания. В тот же день Фрунзе отменяет предполагавшуюся командировку Корка. Начинается постепенное «обставление» красными частями крымского корпуса Каретникова, расположившегося в деревне Замрук южнее Евпатории. Подходят и располагаются вокруг три пехотные и три кавалерийские дивизии, артбригада. Одновременно в Таврии начинаются аналогичные операции по тихому окружению вновь сформированных полков Повстанческой армии в Воскресенке, Цареконстантиновке, Малой Токмачке и в других местах.

В марте 1921 года, когда события еще были свежи в памяти и не требовалось вуалей, чтобы придать им более благопристойный вид, Н. Ефимов, анализируя ситуацию, прямодушно писал: «Был составлен приказ окружения Махно и двух его групп: Крымской и тыловой… Конечно, план окружения мог удаться только при наличии внезапности, активности и большой инициативы со стороны Красной Армии. В свою очередь, активность и инициатива могли быть проявлены лишь после тщательной подготовки красноармейских частей. Особенно требовалась солидная политическая подготовка. Надо было хорошенько разъяснить, почему Красная Армия после достигнутого соглашения все-таки принуждена уничтожить махновцев…» (24, 212–213).

Для начала открытых боевых действий нужно было только время.

20 ноября, когда, по-видимому, вокруг крымского корпуса махновцев были выставлены все номера для предстоящей охоты, Фрунзе отдал Каретникову приказ № 00119: частям корпуса, войдя в состав 4-й армии, выступить на Кавказ для ликвидации остатков сил контрреволюции (84,181).


Связаться с Гуляй-Полем Каретников не мог из-за отсутствия связи. Что дело плохо, он, конечно, почуял давно, но не мог уяснить себе общей картины. Приказ Фрунзе практически отменял соглашение между Повстанческой армией и Совнаркомом Украины. В самом ли деле соглашение расторгнуто – или его провоцируют? Он не знал.

Вечером 20 ноября в колонии Булганак состоялся митинг частей крымского корпуса. Открыл собрание Каретников, обнародовавший приказ командующего фронтом. Собрание выслушало. Собрание составило необыкновенно дипломатичный ответ красному командованию. В нем говорилось: «Революционное повстанчество всегда стояло на страже революции и охраняло ее интересы. Незыблемо будет беречь и охранять свои социалистические основы и традиции построения повстанческой армии. Будет подчиняться согласно договора, заключенного с правительством Украины, какое является для обеих сторон нерушимым…

…Поэтому еще раз напоминаем командованию Красной Армии дать нам распоряжение, не нарушая основ соглашения…

…Были случаи, что военными и гражданскими представителями Советской власти запрещалось печатание наших газет и листовок, а также вооруженной силой разгонялись митинги до их открытия, арестовывали и избивали наших представителей. Это прямое нарушение основ соглашения и явление недопустимое в свободной революционной стране. Требуем выполнения всех пунктов соглашения и широкой его публикации…» (78, оп. 3, д. 589, л. 32).

Протокол собрания был направлен в полевой штаб Южфронта Фрунзе.

Михаил Васильевич, который сам военную часть соглашения подписывал, прекрасно понимал, что имеют в виду махновцы, однако, понукаемый, по-видимому, по партийной линии, он уже не отступал от намеченного плана.

23 ноября С. Каретникову был предъявлен новый приказ, в котором его частям предлагалось немедленно приступить к сдаче оружия и переформированию повстанческих войск в регулярные части Красной армии. Были приведены аргументы, диктующие необходимость такого преобразования. Не совсем понятно, кому они предназначались. Как ни крути, а можно считать установленным, что в Гуляй-Поле об этих приказах не знали и Махно впервые прочитал в газетах их текст только в декабре. Значит, Фрунзе, отдавая эти приказы, хотел, по сути, только одного: разагитировать и разоружить корпус Каретникова в Крыму и лишить Махно лучшей кавалерии.

24 ноября – новые приказы по частям фронта, выдержанные в откровенно-истерическом ключе, должно быть, для «подогрева» красноармейцев, которым предстояло принять участие в войне против вчерашних союзников. Поражает ложь, на которой командующий фронтом выстраивает весь свой пафос негодования: «Махно и его штаб, послав для очистки совести против Врангеля ничтожную кучку своих приверженцев, предпочли в каких-то особых видах остаться с остальными бандами во фронтовом тылу. Махно спешно организует и вооружает за счет нашего трофейного имущества новые отряды…» (85, 25). «С махновщиной надо покончить в три счета. Всем частям действовать смело, решительно и беспощадно. В кратчайший срок все бандитские шайки должны быть уничтожены, а все оружие из рук кулаков изъято и сдано в гос. склады… До 26 ноября я буду ждать ответа на вышеизложенный приказ. В случае неполучения такового, что представляется наиболее вероятным… красные полки фронта… заговорят с махновскими молодцами другим языком» (12, 182).

Об этих «внутренних» приказах по красным полкам фронта махновцы ничего не знали. «Несмотря на то, что оба приказа М. В. Фрунзе были изданы в непосредственной близости от Гуляй-Поля, перехватить их махновцам не удалось», – замечает по этому поводу историк В. Волковинский. Это отчасти проясняет для нас тот достойный удивления факт, что когда 25 ноября С. Каретников через красное командование получил от Махно «вызов» на совещание в Гуляй-Поле, он этому сообщению поверил и с небольшим эскортом стремглав пустился на встречу с батькой, чтобы, наконец, избавиться от проклятой неизвестности и уяснить, что делать…

Для него это избавление настало раньше, чем он ожидал. Мы не знаем точно, где и когда Каретников был перехвачен в пути. Расстреляли его на другой день в Мелитополе. Части сопровождавших его людей удалось вырваться из устроенной засады, потому что они были арестованы только в ночь на 27 ноября в Джанкое. Завразведкой 2-й стрелковой дивизии сообщал в штаб 4-й армии: «Вместе с сим препровождается в ваше распоряжение 24 махновца, следовавшие с командиром Повстанческой и арестованные в ночь на 27.Х1 в Джанкое. Приложение: список»[24 - Среди попавших в плен были: разведчики – Васюк Мефодий, Илюсенко Иван, Николаенко Иван, Колмаков Егор, Шульков Петр, Мара Степан, Пилипенко Сергей, Маначински Антон, Марченко Андрей, Гак Фока, Порода Иван, Васин Василий; пулеметчики – Багиевский Григорий, Шевченко Федор; рядовой Марченко Илья; конюхи – Сниридов Иван, Прокопенко Кирилл, Прощенко Андрей, Мухин Трофим; зав. эвакогоспиталем Ромашек Фома; подводчики – Крахман Петр и Петр Петренко; вольный – Митник Абрам и разведчик Колтако (78, оп. 3, д. 589, л. 9).] (78, оп. 3, д. 589, л. д. 7).

Если бы Каретников не так торопился увидеться с батькой, он бы, быть может, остался в живых. Днем 25 ноября кто-то из красноармейцев передал махновцам, что выступление против них назначено на 2 часа ночи 26 ноября. Таков приказ комфронтом.

Думаю, что красноармейцы не только выдали махновцам планы командования, но и пообмыслили совместно, как тем нужно уходить. В принципе, махновцев окружали те самые части, с которыми они бок о бок дрались против врангелевцев, но были среди них более твердые, вроде 15-й, бывшей латышской, дивизии, и более мягкие, более сочувственно настроенные к ним, вроде кавалерии Первой и Второй конных армий. Во всяком случае, никакого «прорыва», в настоящем значении этого слова, а уж тем более прорыва штурмового, рисующегося воображению некоторых историков, когда проклятое кулачье, врубив все свои 200 пулеметов, прожгло кольцо блокады, не было. С наступлением темноты оставшаяся без командующего группа Каретникова «собралась и направилась к шоссе Симферополь—Перекоп. По дороге, встретив 7-ю кавдивизию, махновцы ее разбили и свободно прошли к деревне Джума-Аблам» (24, 213). Хоть автор этих строк, Н. Ефимов, писал их и по свежим следам событий, тут интересно бы выяснить – а в самом ли деле был бой? Части Каретникова и 7-й кавдивизии вместе стояли в селе Петровка накануне форсирования Сиваша и прекрасно друг друга поняли как сорвиголовы и профессиональные рубаки. Зимой 1921 года 7-я кавдивизия проявляла в боях с махновцами так мало рьяности, дезертирствуя и, в общем-то, просто слоняясь в районе боевых действий, что ее обвиняли в промахновских настроениях и чуть не расформировали. Вполне возможно, что бойцы дивизии пропустили махновцев через свое расположение, просто сымитировав бой, а еще того скорей – именно они и предупредили махновцев о готовящемся нападении. Во всяком случае, прорвавшийся корпус Каретникова никто не преследовал.

Н. Ефимов пишет, правда, что «после обнаружения прорыва немедленно вслед уходящим махновцам был брошен 3-й конный корпус и части 52-й дивизии» (24, 214). Но это, на самом деле, значит только то, что красные части получили приказ о преследовании. Но даже советские историки признают, что выполнять они его не спешили, не понимая, видимо, в чем дело. Уставшие, решительно настроившиеся отдыхать и возвращаться домой войска охватило какое-то полное безволие. Командир 3-го кавалерийского корпуса Каширин вообще заявил, например, что корпус «совершенно не в состоянии двигаться и нуждается в трехнедельном отдыхе» (78, оп. 3, д. 35, л. 77).

А. И. Корк, получая в Симферополе данные разведки, беспокоился: «27 ноября в 16 ч. 50 м. отряд махновцев в районе Юшуни проскочил колонной глубиной до трех верст через расположение 52 див. в северовосточном направлении и, очевидно, форсированным маршем будет продолжать двигаться на Перекоп и Литовский полуостров… Конгруппа и 52 дивизия получила задачу от командарма—4 преследовать махновцев в направлении на Перекоп. Приказываю начдиву—1 немедленно приступить к выполнению задачи, поставленной моей телеграммой нр 111/к… Действовать быстро, решительно…» (78, оп. 3, д. 35, л. 71).

В приказе командующему латышской дивизией Корк как-то флегматично констатировал: «По непроверенным сведениям кавдивизия вчера у Юшуни имела бой с махновцами, и, видимо, сегодня махновцы пройдут через Перекоп или Сиваш…» (там же, л. 74).

Эти свидетельства для нас чрезвычайно важны, потому что по одной из расхожих версий махновцы вырвались из Крыма тайным путем, нежданно-негаданно явившись перед Перекопом и назвав верный пароль, чем как будто ввели в заблуждение охранявшие Турецкий вал части 1-й стрелковой дивизии, даже не вызвав у них подозрений. Все это – что совершенно ясно становится из приказов Корка – нимало не соответствует действительности. Красные знали обо всех передвижениях махновцев, но ровным счетом ничего не предпринимали. Якобы было столкновение с частями 52-й дивизии, но в это верится с трудом: еще и трех недель не прошло, как они вместе форсировали Сиваш. Как было драться братьям по оружию? В этом смысле весь план «замкнуть» махновцев в Крыму имел колоссальный изначальный изъян: разгром повстанцев должны были осуществить те самые части, которые вместе с ними сражались против белых. Предполагалось, очевидно, что тысячи простых солдат проявят большевистскую сознательность и совершат предательство с тою же легкостью, с какой повернулся политический рычажок в мозгах Ленина и Троцкого. Этого не произошло. «Следствием чего, – читаем у Н. Ефимова, – махновцы спокойно дошли до Армянского базара к вечеру 27 ноября» (24, 214). Здесь они разделились: одна группа двинулась на Литовский полуостров, возможно, еще усеянный телами убитых, которых некому было схоронить в ледяной степи, и ушла из Крыма через сивашский брод. Воистину, было что-то зловещее в этом ночном бегстве махновцев вспять – по следам своей величайшей победы! Вторая группа, может быть, и назвав какой-то пароль, «прошла у Перекопа мимо незначительных и небоеспособных частей первой стрелковой дивизии», которая, несомненно, поняла, кто перед нею, но решила боя не принимать (24, 214). Утром 28 ноября обе группы соединились в деревне Строгановка на Таврическом побережье. Казалось, им удалось вырваться из крымской западни. Однако радоваться было рано: именно здесь, в Таврии, ждали их части, которые не питали к ним никаких чувств и гораздо лучше были психологически подготовлены к операциям против них.[25 - Любопытно, что неудачу уничтожения махновских войск в Крыму советские историки объясняют крайней усталостью частей после наступления – как будто махновцы не разделяли общих невзгод похода! Это не помешало им, однако, выйти из Крыма за два дня, почти без потерь, действуя на удивление собранно. Значит, дело в другом. После разгрома Врангеля красноармейцы действительно не знали, зачем им дальше воевать. Казенные харчи, табак и обмундирование были явно недостаточными стимулами для продолжения войны. Солдаты перестали ощущать личную причастность к событиям, «революционный дух» поддерживался взвинченностью митингов и экзекуций. Психологически для махновцев ситуация была совсем другая: они мгновенно поняли, что «комиссары» их предали, а значит, предано все крестьянское дело и их задача – быстро и без потерь прорваться обратно к батьке, чтобы решить, кого и в какой последовательности бить.]

Более интересная информация, т.к. ссылается на архивы:
А.Тимощук (Симферополь)
В составе Красной армии против Врангеля: из военной истории махновского движения

В дальнейших боевых действиях Красной Армии с врангелевскими войсками принимала участие Крымская группа махновцев, которая 21 октября была выделена из Повстанческой армии в составе 5000 штыков, 5000 сабель, 16 орудий и 800 пулеметов, (пулеметный полк Ф. Кожина). Возглавил группу С. Каретников, а ее Полевой штаб — П. Гавриленко[21]
...........................
Перекопская операция началась утром 8 ноября. Когда подул западный ветер и угнал воду из Сиваша, на Литовский полуостров (восточнее Армянского Базара) стали переправляться части 154-й бригады 52-й дивизии, за ними части 15-й дивизии [38]. Они в течение суток сдерживали захваченный плацдарм от контратак Дроздовской дивизии, усиленной отрядом бронемашин. По приказу Фрунзе в помощь им к 5 утра 9 ноября под обстрелом дроздовцев Сиваш форсировали махновцы (3000 сабель и 450 пулеметов на тачанках) и 7-я кавдивизия [39]. При переправе группа Каретникова потеряла 30% личного состава, но не отступила назад. Это позволило спасти ранее переправившиеся красные части и перейти в контрнаступление в тылу перекопских укреплений. К исходу суток красноармейский и махновский десанты заняли с. Кафаджанай, уничтожили 1-й дроздовский полк и захватили 600 пленных. Это вынудило Врангеля оставить на Перекопе лишь боевое охранение, Оттянуть основные силы с Турецкого вала на заблаговременно подготовленные Ишуньские позиции. Лишь после этого в 9.00 10 ноября части 51-й и 52-й дивизий захватили Перекоп [40].
В тот же день Повстанческая армия была переподчинена 2-й конной армии Ф. Миронова, Повернулась фронтом на юг [41]. У Ишуни махновцы приняли активное участие в разгроме конного корпуса генерала И. Барбовича (4500 сабель, 30 орудий и бронемашин, 150 пулеметов), который обрушился на левый фланг 15-й дивизии, пытаясь облегчить положение врангелевских войск [42]. «Около 15 часов на перешейке между Сивашем и Безымянным озером перешла в наступление конница Барбовнча, 15-я дивизия стала отходить,— вспоминал командующий 6-й красной армией А. Корк. — Тут оказал поддержку отряд Каретникова, который быстро развернулся и встретил конницу противника убийственным огнем. Благодаря помощи, оказанной отрядом Каретникова, левый фланг 15-й дивизии был быстро приведен в порядок» [43]. Решительность махновцев спасла положение и способствовала дальнейшим успехам Красной Армии в Крыму.
В составе 2-й конной армии Крымская группа Каретникова включилась в преследование отступающего противника на степных просторах Крыма. Бригадный комиссар К. Телегин в тот день записал: «Вперед прошла конница Буденного, Латышская дивизия, пролетели на тачанках махновцы…» [44]. 13 ноября махновские формирования в числе первых вошли в Симферополь [45]. Но Фрунзе в разговоре с Главкомом С. Каменевым счел нужным сообщить, что «повстанческая армия в последних боях вела себя неважно и явно уклонялась от задач, связанных с риском серьезных потерь» [46]. Он извращал истинное положение дел, давал «(материал» для дискредитации махновской армии и предстоящего ее разгрома. 13 ноября Врангель объявил об эвакуации армии из Крыма, победа над ним была обеспечена и на очереди встал вопрос об окончательной ликвидации армии Махно. Тем временем Крымская группа махновцев продолжала наступление, 15 ноября заняла Евпаторию, ее части в составе 2-й конной вошли в Севастополь и Ялту [47]. По данным Белаша, в боях в Северной Таврии и в Крыму махновцы потеряли 6000 ранеными и убитыми [48].
....................
23 ноября Фрунзе доложил Ленину из Харьков»: «В ночь с 25-го на 26-е должна начаться ликвидация остатков партизанщины. Одновременно с настоящей программой мной высылается подготовительный приказ. Включенный в него текст приказа командарму Повстанческой будет передан последнему вечером 25 ноября. Работа начинается раньше намеченного срока (29—30 ноября).,К этому времени я рассчитывал такую группировку сил, которая обеспечила бы сокрушительный удар. К сожалению, с одной стороны, под давлением из Харькова, с другой — самой обстановкой, операция развивается раньше. Полагаю, что и при этих условиях она все же должна оказаться успешной. Все инструкции мной даны лично в Мелитополе и Синельникове. Для исключения подозрений начальнику тыла 4-й армии приказал принять ряд необходимых Мер» [54]
.......................
Операцию против Крымской группы Каретникова возглавил лично Фрунзе, прибывший 25 ноября в Симферополь. В тот же день сюда были вызваны командующий махновской группой С. Каретников и начальник штаба П. Гавриленко. Им предъявили приказ-ультиматум № 00155, тут же арестовали и расстреляли [67]. 27 ноября Фрунзе выговаривал командарму 4 В. Лазаревичу: «Мне не понятно, почему вы отложили oперацию на утро 27 ноября, как это следовало сделать согласно моему приказанию в ночь с 25 на 26 ноября. Приказываю действовать со всей решительностью и беспощадностью. Всех, без исключения, махновцев, как добровольно сдавшихся, так и захватываемых в плен, арестовать и передать в распоряжение ВЧК [68]. Получив сведения о начавшемся истреблении махновцев, Крымская группа под командованием А. Марченко утром 27 ноября снялась с позиций у Евпатории и двинулась на север. В тот же день у с. Н. Лезы она пробилась через расположение 7-й кавдивизни, присоединив к себе большую часть 2-й кавбригады [69]. Группа двигалась западнее шоссе Перекоп-Симферополь, колонной в три версты. В 23 часа у селения Айбар она атаковала преследовавшую ее 5-ю кавдивнзию и ушла от погони [70]. 28 Ноября по. ходу движения махновцы присоединили к себе группу красноармейцев 155-й бригады 52-й дивизии (своих соратников по сивашскому десанту на Литовском п-ве) и 5-й батальон 4-го Латышского полка [71]. У ст. Ишунь повстанцы натолкнулись на 1-ю стрелковую дивизию, повернули на северо-восток я под видом 46-й дивизии в мочь на 29 декабря вышли по старым бродам к Строгановке, вырвались на оперативный простор из Крыма [72]. В группе Марченко осталось 3000 бойцов, в том числе 1000 сабель, 300 тачанок с пулеметами я пехотой, 4 орудия. За три дня боев в Крыму махновцы потеряли 4-й кавполк, его остатки (107 чел.) и командир Серогозов были взяты в плен. В плену также оказались мелкие махновские части в Симферополе и Джанкое, в том числе штаб Каретникова в количестве 40 чел [73].

21. РГВА. — Ф. 101, On. 1, Д. 179, Л. 80
38. Гражданская война на Украине. — Т. 3 — С. 714
39. Бслаш А.В., Белаш В. Ф. — Указ. соч. — С. 477
40. Буйский А. Борьба за Крым и разгром Врангеля. — М.; Л., 1928. — С. 90—91
41. Верстюк В.Ф. — Указ. соч. — С. 277
42. Белаш А. В., Бслаш В. Ф. — Указ. соч. — С. 478
43. Корк А. И. Взятие перекопско-ишунских позиций войсками 6-Й армии // Этапы большого пути. Воспоминания о гражданской войне. – М., 1967 — С. 441
44. Руднев В. Махновщина.— Х., 1928. — С. 92
45. История Украинской ССР. Крымская область. — К., 1974.— С. 89
46. Директивы командования фронтов Красной Армии. — Т. 3. — С. 420
47. История Украинской ССР. Крымская область. — С. 89
48. Белаш А. В., Белаш В. Ф. — Указ. соч. — С. 481
54. М. В. Фрунзе на фронтах гражданской войны. — С. 453
67. ЦГАООУ. — Ф. 5, Оп. 1, Д. 330, Л. 143
68. М. В. Фрунзе на фронтах гражданской войны. — С. 456
69. Внутренние войска Советской Республики. — С 562
70. Белаш А.В.,Белаш В.Ф. — Указ. соч. — С. 503
71. Внутренние войска Советской Республики. — С. 562
72. Там же. — С. 564
73. Там же. — С. 562

Дороги Нестора Махно
Автор: Белаш Виктор Федорович Белаш Александр Маркович 1993 год

Штаб Крымской группы состоял из командира Марченко, нач. штаба Тарановского (впоследствии начштарма), члены: Филь и еще два человека. Кроме того, имелись территориальные части самообороны — это крестьяне, вооруженные винтовками и другим оружием, которые к рейдам не привлекались, а оставались в своих селах и деревнях, неся охрану своего района. Было множество самостоятельных отрядов махновской ориентации, о существовании которых мы только предполагали, но в данный период штаб повстанцев не ставил за цель создание крупных военных единиц.

Итак, в Крым зашло 5000 штыков, 5000 сабель, 16 орудий и 800 пулеметов
Убито и ранено в боях с белогвардейцами - 6 000 человек
Вышло 3000 бойцов, в том числе 1000 сабель, 300 тачанок с пулеметами я пехотой, 4 орудия
Попало в плен к красным:
- штаб Каретникова в количестве 40 чел
- 4-й кавполк, его остатки (107 чел.) и командир Серогозов
- 24 махновца, следовавшие с командиром Каретниковым
- разрозненные малые группы и отставшие бойцы


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Махновцы в Крыму
СообщениеСообщение добавлено...: 19 июл 2015, 15:06 
Не в сети
Хранитель Форума

Зарегистрирован: 16 дек 2014, 14:03
Сообщений: 2287
Благодарил (а): 190 раз.
Поблагодарили: 469 раз.
Пункты репутации: 60
Непонятна роль махновцев из отряда Каретникова в последнем преследовании белогвардейцев по направлению к Керчи. Добыть точную информацию не удалось.
Есть строка, относящаяся к 1919 г.
Н. В. Герасименко
Батько Махно. Мемуары белогвардейца.
"В Крыму, у Керчи, в каменоломнях, по всем деревушкам за Еникале, а также от Темрюка до Тамани, ютились зеленые, и все они считали себя только махновцами, и редко коммунистами."

Может это имеют ввиду, когда пишут, что "махновцы" участвовали в освобождении Керчи? Здесь следует учитывать, что эти люди в 1919 г. были не махновцами, а анархистами или попросту бандитами, которых в позднесоветское время называли партизанами, а тогда, в 1920-1921(по некоторым данным вплоть до 1923) году молодая советская власть их беспощадно уничтожала как бандитов. Почему-то думаю, что тогда было виднее кто есть кто. Да и по воспоминаниям моих предков, эти анархисты действительно были бандитами, разбойниками, пиратами (да-да, грабили суда на море). И уничтожение этих разбойников было вполне закономерным явлением.

Поспешно отходившим белогвардейцам удалось оторваться от советских войск на 1 — 2 перехода. С помощью оставшихся кораблей кораблей до 80 тыс. солдат, офицеров и гражданских беженцев были эвакуированы в Турцию. 15 ноября без боев были освобождены Севастополь и Феодосия, Ялта и 16 ноября Керчь

Ходаковские К. Н. и В. Н., «Русский исход»
"В целом, по сообщению штабс-капитана Владимира Михайловича Кравченко, погрузка в Керчи прошла достаточно гладко, лишь одна баржа перевернулась по вине погруженных. Кроме того, когда отчаливало последнее судно, в Керчь уже вступали части Красной армии и на набережную выехал броневик. Однако он не стал открывать огонь, вероятно опасаясь судовой артиллерии находящегося поблизости ледокола «Всадник» и других кораблей на рейде — враги расстались мирно и торжественно"

Т.е. боя в Керчи в ноябре 1920г. не было.
Да и людям не хотелось умирать - война закончена. Все. Пора приступать к мирной жизни


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Махновцы в Крыму
СообщениеСообщение добавлено...: 19 июл 2015, 15:43 
Не в сети
Хранитель Форума

Зарегистрирован: 16 дек 2014, 14:03
Сообщений: 2287
Благодарил (а): 190 раз.
Поблагодарили: 469 раз.
Пункты репутации: 60
По воспоминаниям двоюродного деда (1914 г.р.), особенно сильно в Керчи отличилась банда Лагутенко (банда Лагутов): они грабили суда на море и вырезали всех под ноль. Не щадили никого, ни женщин ни детей.
У бандитов было лучшее оружие, лучшие кони. Его впечатлило, что всадник на коне мог запрыгнуть на крышу хаты (так понимаю, хаты-мазанки, они относительно невысокие)
На выезде из Керчи стояли блок-посты, где досматривали всех путешествующих, то, что нравилось бандитам - забирали себе.

Глядя на 90е годы, он часто вспоминал гражданскую войну, проводил аналогии: у бандитов современное оружие, лучшие машины (иномарки).
Как напоминание о тех временах в багеровских каменоломнях (спасибо Руське)
Изображение


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Махновцы в Крыму
СообщениеСообщение добавлено...: 19 июл 2015, 17:53 
Не в сети
Хранитель Форума

Зарегистрирован: 16 дек 2014, 14:03
Сообщений: 2287
Благодарил (а): 190 раз.
Поблагодарили: 469 раз.
Пункты репутации: 60
Замечу, что по логике махновские войска должны были участвовать в преследовании белогвардейцев в Керчь
Состав армии - мобильные ДРГ (кавалерия, тачанки, отточенная разведка). При преследовании белогвардейцев были бы незаменимы.
Однако такой инфы нет

9-я стрелковая дивизия
*Ф.1203; 1190 д.; 1918 - 1921 гг.
Дивизия участвовала в Перекопско -Чонгарской операции Южного фронта против Врангеля (7 - 17 нояб.): переправа через Генический пролив, освобождение гг. Феодосия, Керчь
"Потом дивизия участвует в Перекопско-Чонгарской операции, ведёт бои на Керченском полуострове с остатками Белой армии на направлении г.Геническ — г. Керчь"
Состав дивизии на апрель 1920:
Управление дивизии (Штаб, Политический отдел)
25-я стрелковая бригада:
-73-й стрелковый полк.
-74-й стрелковый полк.
-75-й стрелковый полк.
26-я стрелковая бригада:
-76-й стрелковый полк.
-77-й стрелковый полк.
-78-й стрелковый полк.
27-я стрелковая бригада:
-79-й стрелковый полк.
-80-й стрелковый полк.
-81-й стрелковый полк.
9-й артиллерийский полк.
9-й кавалерийский полк.

7-я Самарская кавалерийская дивизия
Участвовала в сентябре – октябре 1920 – в боях с войсками Врангеля в районе Волноваха, Б. Токмак, Пологи, Гуляй-Поле, в Перекопско-Чонгарской операции, в освобождении Феодосии и Керчи (ноябрь 1920)

5-я Кубанская Краснознаменная кавалерийская дивизия
В ноябре 1920 участвовала в Перекопско–Чонгарской операции в освобождении Феодосии и Керчи

9-я Крымская кавалерийская дивизия имени СНК УССР
Участвовала в Перекопско-Чонгарской операции 1920, освобождала Феодосию и Керчь

В.Брошеван (Симферополь)
Крым. Ноябрь 1920 года. К 90-летию окончания Гражданской войны в России

В 23.00 12 ноября ко­мандарм 4-й Корк в своем приказе (№ 71/к) уже указывал, что «против­ник оторвался от нас на 30 верст (а на самом деле гораздо больше – В.Б.), и только 13 ноября, командюжфронта, дождавшись, когда 2-я Конная ар­мия «прогулялась» на Джанкой, приказывает (телеграмма № 036/сек/1132/оп) 4-й полевой и 2-й Конной армиям, преследовать про­тивника на Феодосию и Керчь, а 6-й полевой и 1-й Конной армиям на Симферополь-Севастополь. Телеграммой той устанавливались сроки для занятия Керчи — 22 ноября, для занятия Севастополя — 19 ноября.
........................
16 ноября в 15 часов (по другим данным в 14.00) 9-я кавдивизия без боя заняла Керчь, захватив в плен 13 тысяч солдат и офицеров врага, бронедивизион с прислугой, артсклады, 4 судна в Керченской бухте, около 9 тысяч строевых лошадей.
В этот же день в Москву на имя Председателя Совета Рабочей и Крестьянской Обороны Республики В. И. Ленина были отправлены из Крыма 3 телеграммы. В одной из них доподлинно говорилось: «Оперативная. Вне очереди. Предсовнарком т. Ленину. Сегодня нашей конницей занята Керчь. Южный фронт ликвидирован. Ст. Джанкой 16/XI № 0097/пш. Командюжфронта Фрунзе».
........................
Почетным Революционным Красным Знаменем были также награ­ждены:
- 35-й разведывательный отряд IX Кубанской Армии («способствовал занятию красными войсками г. Керчи и Керченского порта»),


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Махновцы в Крыму
СообщениеСообщение добавлено...: 19 июл 2015, 20:35 
Не в сети
Хранитель Форума
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 29 мар 2010, 17:31
Сообщений: 24519
Благодарил (а): 6161 раз.
Поблагодарили: 4033 раз.
Пункты репутации: 106
Цитата:
Поспешно отходившим белогвардейцам удалось оторваться от советских войск на 1 — 2 перехода. С помощью оставшихся кораблей кораблей до 80 тыс. солдат, офицеров и гражданских беженцев были эвакуированы в Турцию. 15 ноября без боев были освобождены Севастополь и Феодосия, Ялта и 16 ноября Керчь


Описываемые события происходили в 1920 году, Советский Союз образовался в 1922 году, от каких "советских войск" отрывались белогвардейцы? :hi_hi_hi:



За это сообщение автора putnik поблагодарил: kalashik
Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Махновцы в Крыму
СообщениеСообщение добавлено...: 19 июл 2015, 21:37 
Не в сети
Хранитель Форума

Зарегистрирован: 16 дек 2014, 14:03
Сообщений: 2287
Благодарил (а): 190 раз.
Поблагодарили: 469 раз.
Пункты репутации: 60
putnik писал(а):
Описываемые события происходили в 1920 году, Советский Союз образовался в 1922 году, от каких "советских войск" отрывались белогвардейцы?

Да мне вобще "нравится" современная литература по этому поводу
Особенно укровская и либерастическая: до революции хруст французских булок, после революции - кровавая гэбня
А в советское время рассказывали про белых-пушистых "красных партизан"
Каждый строй "отличился"
Но! Радует одно, как бы то ни было, правда все равно вылезет:
Красные партизаны = бандиты
Хруст французских булок тоже далеко не для всех в стране был, основная масса людей периодически пыталась подохнуть с голоду и жила на грани выживания
А после 1920г.
а) постреляли всех чиновников, белогвардейцев и их пособников (по дурости) - 1920е,
б) потом постреляли революционеров и кулаков - конец 20х-начало 30х,
в) в 1937 тов. Ежов (а не Берия) пострелял всех либералов (троцкистов) и коррупционеров.

Думаю зацепили процентов 20 не имеющих к делу отношения, но дрова рубят - щепки летят и с этим ничего не поделать


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Махновцы в Крыму
СообщениеСообщение добавлено...: 20 июл 2015, 00:20 
Не в сети
Хранитель Форума
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 29 мар 2010, 17:31
Сообщений: 24519
Благодарил (а): 6161 раз.
Поблагодарили: 4033 раз.
Пункты репутации: 106
kalashik писал(а):
Да мне вобще "нравится" современная литература по этому поводу
Особенно укровская и либерастическая: до революции хруст французских булок, после революции - кровавая гэбня
А в советское время рассказывали про белых-пушистых "красных партизан"
Каждый строй "отличился"
Но! Радует одно, как бы то ни было, правда все равно вылезет:
Красные партизаны = бандиты
Хруст французских булок тоже далеко не для всех в стране был, основная масса людей периодически пыталась подохнуть с голоду и жила на грани выживания
А после 1920г.
а) постреляли всех чиновников, белогвардейцев и их пособников (по дурости) - 1920е,
б) потом постреляли революционеров и кулаков - конец 20х-начало 30х,
в) в 1937 тов. Ежов (а не Берия) пострелял всех либералов (троцкистов) и коррупционеров.

Думаю зацепили процентов 20 не имеющих к делу отношения, но дрова рубят - щепки летят и с этим ничего не поделать

Я так вобще считаю, что история - слишком серьёзная вещь, чтобы её можно было доверить людям. А уж ставить "оценки предкам" - это вобще дикость. Когда история перестанет быть инструментом политики, она, может быть, станет наукой...


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Махновцы в Крыму
СообщениеСообщение добавлено...: 20 июл 2015, 00:40 
Не в сети
Хранитель Форума

Зарегистрирован: 16 дек 2014, 14:03
Сообщений: 2287
Благодарил (а): 190 раз.
Поблагодарили: 469 раз.
Пункты репутации: 60
putnik писал(а):
Я так вобще считаю, что история - слишком серьёзная вещь, чтобы её можно было доверить людям. А уж ставить "оценки предкам" - это вобще дикость. Когда история перестанет быть инструментом политики, она, может быть, станет наукой...

К сожалению не станет по причине недостаточности информации (см. разбор древней карты последний пост)
Без спонсирующей историю политики, она в принципе рискует остаться без ничего и перейти в разряд басен, былин и сказаний о деяниях
Кроме того, нужную для истории, как науки, информацию она принципиально не добывает и даже частенько уничтожает, чтоб не мешало политике, а все остальное придумывает.
Т.е. история без политики существовать не может и существует только ради нее.
А благородные цели: "музеи - достояние народа" - бред
Во что превращаются как они пишут "законсервированные городища" за 5 лет? Они разрушаются в хлам. 2000 лет их не доконали, зато современные историки их добьют.
Никому инфа для народа нафиг не упала, правда для истории не нужна - нужна лишь нужная на текущий момент информация, которую нужно нести в массы и мылить народу мозг
З.Ы. Керченский музей знакомый оценил как кладовку.
ГДЕ ЭКСПОНАТЫ???? Где все то, что выкапывают 200 лет (за исключением Эрмитажа и большой части довоенных коллекций 1855г и 1941г - 70 лет уже прошло!!!)???
12 кувшинов на стенде и пара гнилух это "круто" :co_ol: На секундочку, на территории Керчи и Тамани почти 1000 лет было ГОСУДАРСТВО со своей культурой - где, мать их за ногу, экспонаты? ДЛЯ НАРОДА? А что сгнило, что спёрли? Никому народ не усрался.
История = политика
Закапывали бы все обратно "до коммунизма" - и то польза была бы



За это сообщение автора kalashik поблагодарил: Индеец Джо
Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Махновцы в Крыму
СообщениеСообщение добавлено...: 20 июл 2015, 11:08 
Не в сети
Хранитель Форума

Зарегистрирован: 16 дек 2014, 14:03
Сообщений: 2287
Благодарил (а): 190 раз.
Поблагодарили: 469 раз.
Пункты репутации: 60
Из истории крымского повстанчества: конец 1920-го – 1-я половина 1921-го гг.
А.Ишин

http://d-v-sokolov.livejournal.com/475741.html

Гражданской война, несомненно, стала наиболее масштабной и страшной междоусобицей в истории Отечества. Бездушное кровавое колесо этой великой смуты прокатилось как по отдельным судьбам, так и по целым поколениям…
Один из уроков трагического лихолетья, потрясшего Российскую империю в 1917-1920 годах, заключается в том, что братоубийственный конфликт, последовательно разжигаемый радикальными антигосударственными силами с начала XIX столетия (известные события на Сенатской площади и т.п.) оказалось совсем не просто прекратить, даже после всестороннего закрепления позиций «революционного» режима.

После эвакуации из Крыма Белых войск генерала Врангеля в ноябре 1920-го года завершилась лишь борьба фронтов, но не Гражданская война как таковая. Яркое свидетельство тому – массовое повстанческое движение, развернувшееся в Центральной России, на Правобережье и Левобережье Украины, в Сибири, Средней Азии и ряде других регионов бывшей империи.

Одним из наиболее ярких, и вместе с тем, наименее изученных на сегодняшний день, очагов повстанчества суждено было стать Крыму – последнему оплоту Белых сил.

Многочисленные архивные, преимущественно оперативные, материалы крымских органов ВЧК со всей убедительностью свидетельствуют, что в начале 1920-х годов на полуострове развивалось вооруженное антибольшевистское движение, получившее в архивных документах название «политического бандитизма», а также движения «бело-зеленых» или «зеленых».

Основными его причинами явились военно-коммунистическая политика управления экономикой, сопровождаемая повсеместными многочисленными злоупотреблениями и произволом, а также красный террор, достигший невиданных размеров. Эти факторы обусловили глубокий политический кризис в масштабах всего Крыма, с особой остротой появившийся на селе.

В качестве основных движущих социальных сил движения «бело-зеленых» в Крыму выступили избежавшие смерти военнослужащие Белых армий, представители бывших привилегированных слоев, махновцы, недовольные политикой Советской власти крестьяне и городские жители. Нередко в состав их формирований вливались и чисто уголовные элементы, преследующие свои узкокорыстные цели.

Среди представителей различных слоев, участвовавших в вооруженной борьбе против режима РКП (б), особо следует отметить крестьян. Именно участие крестьянства придало этой борьбе характер широкого движения, имевшего значительный размах и силу.

Многообразным был и национальный состав повстанцев. Так, среди них были представители русских, украинцев, крымских татар, чеченцев и других национальностей.

Следует отметить, что «банды с политической окраской» создавались в крымских горах и лесах и зачастую возглавлялись белогвардейскими офицерами.

В докладе подотдела по борьбе с бандитизмом Крымской областной чрезвычайной комиссии (КОЧК) отмечается, что участники повстанческих групп «не смотря на зимние стужи…бежали в лес, где стали собираться из одиночных людей в мелкие группы…» [3, л. 96].

Формирования «зеленых» развернули активную деятельность уже с начала декабря 1920 года [11, с. 129]. В это время их общая численность составляла приблизительно 8-10 тысяч человек [11, с. 132; 5, с. 62]. «Зелеными» был убит ряд сотрудников Крымской чрезвычайной комиссии, председатель Алуштинского ревкома Шилов, член Евпаторийского ревкома Лабренцис и ряд других видных представителей Советской власти. Ими также неоднократно совершались диверсии на строительстве железной дороги от станции Сюрень до Бешуйских угольных копей [1. – 1927, 18 декабря; 11, с. 129]. Наиболее угрожающая для большевиков обстановка сложилась в Симферопольском, Севастопольском и Ялтинском уездах [11, с. 129].

В конце февраля – марте 1921 года экспедиционным отрядам ВЧК удалось провести несколько успешных операций против повстанческих групп, некоторые из которых были раскрыты, в частности, отряд «Спасение России», «Топловский» отряд (очевидно, отряд получил название от селения Топлы – ныне с. Тополевка в Белогорском районе – А.И.) [3, л. 19, 30].

Среди арестованных активных участников этих организаций были бывший помощник полицмейстера города Екатеринослава Веселовский, поручик Вильдер (по прозвищу «Дикий»), главный организатор «Топловской группы» служащий Топловского совхоза Бычковский.
По подозрению в укрывательстве белых офицеров были арестованы сестра милосердия Лосиевская, княгиня Волконская, благочинная Казанского подворья в г. Феодосии монахиня Арепсимия [3, л. 21].

Уже в этот период вполне четко обозначились две тенденции, характерные для последующего развития движения «бело-зеленых».

Первая тенденция состояла в широкой опоре повстанческих отрядов на крестьянство, причем поддержка этой наиболее значительной группы населения Крымского полуострова заключалась не только в укрывательстве повстанцев и снабжении их продуктами, но и в непосредственном участии крестьян в антибольшевистском вооруженном движении. Наряду с тяжелой экономической ситуацией и военно-коммунистической политикой властей, развитию этой тенденции в немалой степени способствовала умело поставленная агитация со стороны активистов повстанческих групп. Примером могут служить находившиеся в районе г. Феодосии селения Айсерез (ныне с. Междуречье – А.И.) и Ворон (прежнее название сохранилось – А.И.), жители которых были убеждены в скором переходе власти в руки «бело-зеленых» [3, л. 27].

Вторая тенденция заключалась в стремлении руководства отрядов «зеленых» к установлению тесных связей с антибольшевистским подпольем в городах. Так, например, по данным органов ВЧК, «Топловская группа» имела связи со Старым Крымом, Феодосией, Карасубазаром (ныне г. Белогорск – А.И.) и Симферополем [3, л. 30].

В середине апреля 1921 года стал наблюдаться усиленный рост групп «бело-зеленых». В это время они сгруппировались преимущественно в районе Алушты и Красноармейска (ныне г. Ялта – А.И.).

В докладе КОЧК отмечается, что «политический бандитизм» «постепенно со сходом снега и с появлением зелени увеличивался… Таким образом, из мелких групп бандитов образовались более значительные банды, у каковых хотя в то время не было связи между собой, но почти каждая в отдельности банда имела в городах и селах свои подпольные организации, являвшиеся для бандитов главным источником пополнения живой силы, оружия, продовольствия, подачи сведений военного характера» [3, л. 96]. По воспоминаниям председателя Крым ЦИКа В. Ибраимова (репрессирован в 1928 г.), в крымских горах в то время действовали десятки групп [1. – 1926, 19 декабря]. Численность каждой из них в среднем колебалась от 20 до 70 человек [2, стлб. 93]. Постепенно они распространились по всей территории полуострова.

К наиболее активным формированиям следует отнести следующие. В Красноармейском (Ялтинском) районе действовали отряды бывшего пристава Алушты Кочубарова в количестве 120 человек; полковника Станишевского (прозвище Безрукий), который в оперативных материалах ЧК именуется атаманом Улу-Узеньской группы «бело-зеленых» (вероятно, название происходит от горы Улу-Узень – А.И.), численностью 60 человек; полковника Мамуладзе в числе 50 бойцов; мелкого торговца, жителя г. Ялты, социалиста Апаса численностью 50 человек; Поликарпова (он же Грозный) – 32 человека; ротмистра Абадзе – 30 воинов; чернорабочего Мустафы-Курбы численностью 30 человек; полковника Жоржа в количестве 7 человек. В Бахчисарайском районе действовало формирование полковника Мотицирова, в которое входило около 300 бойцов. В Карасубазарском (Белогорском) районе проявляли активность отряды ротмистра Глазаря (25 человек) и поручика Алешина (он же Фролов) – также 25 человек. В Симферопольском районе действовали группы капитана Спаи – 32 бойца и атамана Захарченко – 25 конников. В Севастопольском районе дислоцировался отряд под командованием капитана Васильева в количестве 17 белогвардейцев [3, л. 57, 60, 66, 67, 96 об.; 2, стлб. 84].

Следует отметить, что численный состав отмеченных формирований был далеко не постоянным. В определенные моменты он мог как существенно увеличиваться, так и уменьшаться, что главным образом зависело от изменения социально-политических условий.

На вооружении «зеленых» находились пулеметы, винтовки, револьверы, бомбы.

Повстанческие формирования различались по типу действий. Одни (например, группы Станишевского, Кочубарова) уничтожали советских работников и коммунистов, вели антибольшевистскую агитацию, по мере сил срывали планы продразверстки, налаживали связь с антибольшевистским подпольем. Другие (к примеру, группа Мустафы-Курбы) преимущественно занимались грабежом и разбоями. Чрезвычайно распространены были налеты на совхозы, сельские ревкомы, на советские предприятия.

Некоторые «бело-зеленые» вели себя крайне жестоко. Так, Спаи лично сжег на костре двух осведомителей ЧК [2, стлб. 84]. Атаман Захарченко сделал налет на родную деревню Саблы (ныне с. Партизанское в Симферопольском районе – А.И.), где в целях устрашения расстрелял председателя, секретаря и трех членов сельского ревкома, бросил две ручные бомбы в помещение сельревкома. Жители этой деревни вступили в отряд для борьбы с его группой, так как она наводила на население ужас [2, стлб. 85-86]. Местные советские руководители в деревне Корсик Красноармейского района подверглись зверским издевательствам и были убиты зелеными. Один из представителей Советской власти сошел с ума [8, л. 10]. И.С. Шмелев в эпопее «Солнце мертвых» также повествует о жестокости некоторых «бело-зеленых». В приводимом им рассказе местных жителей читаем: «Продовольственный комиссар наш, на машине ехал… из лесу выходют с ружьями… Ну, конечно, зеленые… Стой! Ершов фамилия? Все им известно! Долой слазь! Жену с детями не тронули, отойти велели. А того сейчас цепями к машине прикрутили, горючкой полили и зажгли» [13, с. 44].

В конце апреля 1921 года Крымский революционный комитет объявил широкую политическую амнистию в отношении лиц, скрывавшихся от Советской власти [11, с. 131]. Амнистия «добровольно явившимся бандитам и атаманам» продлевалась до 15 мая [10, л. 93], а затем до 1 июня 1921 года [11, с. 132]. В советской историографии была распространена точка зрения, согласно которой эта амнистия в значительной степени способствовала спаду вооруженного контрреволюционного движения, в ее результате сотни повстанцев сложили оружие и вернулись к мирному труду [11, с. 131; 9, с. 10]. Но следует подчеркнуть, что данная точка зрения не находит подтверждения в материалах Крымской ЧК. Так, в годовом отчете Крымской ЧК за 1921 год о значении «первомайской» амнистии говорится следующее: «Первомайская амнистия не дала желательных результатов. Активность банд не только не уменьшилась, а, наоборот, увеличилась. В Симферопольском уезде… был убит военный комиссар и его секретарь… Одной из банд в количестве пятидесяти человек было совершено нападение на станцию Альма, где встретили сильный отпор и вынуждены были отступить… Бандитами был сделан налет на тюрьму в самой Ялте… Особенно сильные размеры принял бандитизм в Феодосийском уезде… Бандиты не стесняются нападать даже на воинские части. Так, например, на Суздальской дороге (очевидно, в документе имеется в виду Судакская дорога – А.И.) была обстреляна пулеметная команда 11-го пехотного полка. В Керчи было произведено нападение на Брянский завод, но было отбито» [2, стлб. 63-64]. В том же отчете отмечаются и результаты продления амнистии: «Продленная… амнистия в значительной степени способствовала укреплению и росту бандитизма. Если ранее бандиты действовали зачастую неуверенно, непланомерно и не смели показываться в городах и густо населенных пунктах, то к этому времени операции их стали простираться и на населенные пункты, а налеты и нападения приняли систематический характер… Вооружение бандитов также улучшилось, появились в большом количестве винтовки, бомбы, пулеметы и револьверы» [2, стлб. 66]. Подобная оценка содержится и в докладе Крымской областной чрезвычайной комиссии: «Первомайская амнистия…бандитам в то время дала возможность пополнить ряды банд, усилить сеть подпольной организации и проявить свою активность в ярких красках, так как в период амнистии никаких операций в ликвидации бандитизма нашими войсками не предпринималось» [3, л. 96].

Материалы Крымской ЧК не подтверждают и распространенную в советской историографии точку зрения, согласно которой «крупные бандитские шайки», состоявшие из «враждебных Советской власти элементов», были ликвидированы в Крыму к весне 1921 года [4, с. 38]. Отчет Крымской ЧК и оперативные материалы свидетельствуют, что пик вооруженного антибольшевистского движения приходится на май-июнь 1921 года. В это время в связи с активными действиями «зеленых» прекратилось авто-гуже сообщение между уездами. В докладе КОЧК отмечается, что «фактически они владели дорогами…по каковым совершенно без сопровождения отряда проехать было невозможно» [3, л. 96]. Повстанцы были «все прекрасно снабжены, обмундированы и вооружены с ног до головы. Связь у них была поставлена на достаточную высоту, так что они всегда были осведомлены о тех или иных предполагаемых операциях» по ликвидации их групп [2, стлб. 66-67].

Следует также отметить, что в указанное время вооруженные повстанческие отряды были тесно связаны с подпольными контрреволюционными организациями в городах и местечках, причем эти организации зачастую выполняли функцию своего рода баз для отрядов «бело-зеленых» [2, стлб. 64]. Примечательно и то, что «бело-зеленые» тесно взаимодействовали с заграничными контрреволюционными организациями [3, л. 74].

В одной из июньских оперативно-разведывательных сводок Крымской областной чрезвычайной комиссии отмечается, что «за последнее время в местностях, прилегающих к горным районам, усилились убийства, грабежи и налеты бандитов, а также численность банд в количественном отношении значительно увеличилась, а в некоторых районах образовались незначительные по количеству новые банды» [3, л. 73].

Важно подчеркнуть, что «бело-зеленым» удалось не просто нарушить транспортное сообщение между уездами Крыма, в значительной мере они парализовали работу местных органов власти. Так, из протокола совещания по борьбе с бандитизмом в Бахчисарайском районе от 22 мая 1921 года явствует, что «из докладов председателей ревкомов уезда поступают часто заявления о невозможности работать на местах вследствие появления банд, которые часто производят покушения на ответственных работников…» [3, л. 48]. В числе «громких» деяний «зеленых» того периода отметим убийство в районе Бахчисарая начальника милиции, убийство следователя ЧК Шилина, ехавшего с пятью красноармейцами на автомобиле по ялтинскому шоссе, захват и похищение в 20 верстах северо-восточнее Алушты бывшего райвоенкома Торчанского [3, л. 48, 75]. «Зеленым» удалось даже в районе Симеиза разоружить отряд красноармейцев. По свидетельству одного из последних, «красноармейцев…пустили назад с наказом, чтобы передали всем товарищам, что они их не тронут, кроме коммунистов, комиссаров, командиров и евреев» [3, л. 66]. 24 июня 1921 года Крымским революционным комитетом было получено письмо из отряда атамана Захарченко, где от имени «Верховного Крестьянского Совета» приказывается отпустить заложников, в противном случае «коммунисты всего Крыма будут расстреляны и не только «красно-зелеными» войсками, но и самими крестьянами…за отнятие у них права свободного выбора» [3, л. 60].

Особенностью июньского этапа движения «бело-зеленых» была высокая мобильность и стремление к согласованности действий повстанческих групп. «В данное время банды часто перебрасываются из одного района в другой или группируются в одно целое», – читаем в одной из сводок. Сообщалось, в частности, что к группе Абадзе присоединились отряды капитана Спаи и Апаса. Численность всего формирования составила 170 человек при четырех пулеметах. К отряду обособившегося от формирования Абадзе ротмистра Думбадзе присоединились группы Августинского и Алигатинского. Совокупная численность составила теперь 120 человек при шести пулеметах. Подобно множеству других отрядов, оба формирования сгруппировались в районе горы Чатыр-Даг. Чекисты даже предположили, что «зелеными» готовится новая широкомасштабная операция [3, л. 73-74].

В недельной оперативно-разведывательной сводке КОЧК, составленной 1 июля 1921 года, отмечается, что некоторые группы «именуют себя полками и отрядами, в которых имеется распределение единиц на роты и сотни» [3, л. 73]. Показательным примером в этом отношении является формирование ротмистра Абадзе. Все бойцы его отряда были разбиты на шесть сотен, причем большей из них была конная сотня под командованием П.П. Платонова. Были также сформированы штаб под руководством есаула «Сергея Дмитриевича» и политгруппа, в состав которой вошли два представителя от мусульманства и один от белогвардейского офицерства. Причем в сводке подчеркивалось, что «эта группа выпускает воззвания исключительно национального характера к татарскому населению». Согласно донесению вырвавшегося из плена «зеленых» красноармейца, командующего взводом, группа Абадзе «занимается грабежом, берет на мельнице советскую муку, излишек которой раздает крестьянам, чем привлекает на свою сторону население…разведка развита до невероятности: знают численность гарнизона, когда пришел или куда ушел какой-либо отряд» [3, л. 66, 74].

В сводке от 1 июля отмечается также, что этими группами руководит исключительно офицерство. Группы имеют между собой тесную связь и подчиняются Главному штабу [3, л. 73]. Согласно оперативным данным, этот штаб возглавлялся генералом Бабочкиным или полковником Станишевским и предположительно находился в районе Старого Крыма [3, л. 89].

Важной чертой движения «бело-зеленых» являлось стремление вовлечь в борьбу с большевизмом как можно больше представителей местного населения. Особенно это касалось крымско-татарского населения горных и предгорных районов, наиболее пострадавшего от политики военного коммунизма. В качестве наглядного примера приведем выдержку из оперативной сводки КОЧК от 21 июня 1921 года по Красноармейскому району: «10 июня вблизи гор. Алушты на мусульманский праздник сошлись из ближайших деревень татары для общего празднования. Туда же прибыла банда в составе около 150 человек конных при двух пулеметах. Банда имела намерение воздействовать на мусульман и совместно с ними занять гор. Алушту. Для этой цели бандиты отпустили на праздник одного быка и 25 пудов хлеба, разбрасывали воззвание национально-религиозного характера, призывая татар соединиться для защиты веры и активно выступить (выд. нами. – А.И.)» против большевистской власти.

Дале в документе отмечается, что «воззвание подписано штабом Южной Крымской Повстанческой армии… Татарское население, безусловно, симпатизирует бандам, но, боясь репрессий с нашей стороны, активно выступить не решается. Упомянутая банда вела себя гордо, стараясь показать перед мусульманским населением свою неустрашимость и силу, но едва бандиты услышали шум броневика, высланного нами из Алушты, они тотчас же скрылись в лес, толпа же быстро стала расходиться. Броневик дошел до 9 версты по шоссе…и банды нигде не обнаружил» [3, л. 67-67 об.]. Несмотря на то обстоятельство, что по данным Крымской областной чрезвычайной комиссии почти все мусульманское население Крыма было на стороне «бело-зеленых» [3, л. 74], последним широкое народное восстание на полуострове поднять не удалось.

По нашему убеждению, этому способствовал целый ряд политико-экономических мероприятий Советской власти, направленных на оздоровление ситуации в Крыму. Так, 31 мая 1921 года Крымревком в соответствии с решениями X съезда РКП (б) постановил разверстку на предметы продовольствия и сырье отменить [12, с. 142]. Вместо продразверстки был введен продовольственный налог, который по размерам был почти в 2 раза меньше, чем продразверстка [9, с. 20]. Крестьянам предоставлялось право свободно распоряжаться оставшимися у них излишками. В соответствии с постановлением Крымревкома допускались свободный провоз всех предметов продовольствия и сырье, обмен их через продовольственные органы и кооперативы, а также продажа непосредственно потребителю [12, с. 142]. Наряду с этим следует отметить, что IV Крымская партийная конференция, проходившая в мае 1921 года, приняла решение о наделении землей бедняцких слоев сельского населения за счет сокращения земельной площади совхозов. За совхозами сохранялись только особо ценные хозяйства. В июле 1921 года местные земельные органы приступили к наделению землей нуждающихся крестьян [6, с. 59; 7, с. 12].

В результате среди «зеленых» произошел раскол. Уже в конце июня 1921 года ряд групп, в которых численно преобладали рядовые мусульмане, повели переговоры с представителями Советской власти о переходе на ее сторону [3, л. 73, 75 об., 96].

Важно также подчеркнуть, что, несмотря на внешний размах вооруженного контрреволюционного движения, внутри оно было достаточно слабо. По существу, у «зеленых» так и не появилось единого руководящего центра, единой политической и идеологической платформы, единой организации. Созданный «Главный штаб» так и не смог взять под жесткий контроль значительную часть групп, действовавших зачастую самостоятельно, исходя из собственных соображений. Так, к примеру, вполне самостоятельно действовала группа Сергея Захарченко, имевшая махновско-анархистскую политическую окраску и относившаяся с недоверием к белому офицерству [3, л. 98]. Примечательно, что это формирование, почти ежедневно проявляя активность, являясь необычайно мобильным, оказывая упорное сопротивление властям, представляло особую опасность для Советской власти [3, л. 89; 1. – 1923, 1 августа]. Не было единства и внутри самих повстанческих отрядов. В них было немало тех, кто руководствовался исключительно целью личной наживы и преследовал, по существу, уголовные, а не политические цели.

По инициативе Полномочной Комиссии по делам Крыма при ВЦИК и СНК, прибывшей на полуостров в мае 1921 года, 3-го июля 1921 года в городе Алупке был подписан договор с полковником Мамуладзе о сдаче его формирования. Со стороны Советской власти переговоры велись председателем Полномочной Комиссии Ибрагимовым в присутствии секретаря областного комитета РКП (б) Акулова, председателя Алупкинского ревкома и ряда других ответственных работников. Со стороны «бело-зеленых», кроме полковника Мамуладзе, именовавшего себя начальником Алуштинской группы Крымской Повстанческой Армии [3, л. 82], прибыло несколько командиров, начальник штаба и около 15 кавалеристов [1. – 1921, 8 июля; 1. – 1921, 9 июля] Приведем с нашей точки зрения наиболее важный пункт этого договора: «Весь корпус зеленых, находящийся под командой Мамуладзе, прекращает всякую работу против Советской власти, причем зеленые, желающие вернуться к мирному труду, получают от Советской власти полную возможность работать…» [2, стлб. 68]. Газета «Красный Крым» сообщала: «На проведенном в Алупке митинге татарский представитель зеленых выступил с заявлением, что они покидают свои позорные посты и переходят к мирной жизни» [1. – 1921, 9 июля]. Уже 4 июля прибыли в Ялту и сдались со всем оружием более 20 человек [1. – 1921, 8 июля].

Не смотря на сложную оперативную обстановку, в процесс сдачи вовлекалось все большее количество повстанцев. К концу июля 1921 года на условиях, аналогичных тем, что были предложены Мамуладзе, сложило оружие 228 бойцов [3, л. 96 об.]. Прекратило существование пять очень активных вооруженных формирований [2, стлб. 70]. На наш взгляд, именно отмеченные выше политико-экономические мероприятия Советской власти в своей совокупности предопределили успешный для нее ход переговоров с руководителями повстанческих формирований, осознавшими бесперспективность дальнейшей борьбы при существующих реалиях.

По нашему убеждению, вполне правомерно будет полагать, что значительная часть повстанческих отрядов прекратила существование без всяких переговоров о сдаче, вследствие стихийного возвращения рядовых участников вооруженного антибольшевистского движения к мирной жизни. В особенности это касалось крестьянства и уже в августе 1921 года оставались лишь незначительные группки, деятельность которых приобрела ярко выраженный уголовный характер [2, стлб. 70]. Относительное спокойствие дало даже повод руководству Крымской областной чрезвычайной комиссии для излишнего оптимизма. «Функции борьбы с бандитизмом…закончены», – читаем в одном из докладов КОЧК [3, л. 96 об.].

Тем не менее, как свидетельствуют позднейшие документы органов ВЧК и ЧОН, движение «бело-зеленых» осенью 1921-го года вспыхнуло с новой силой (что было обусловлено всплеском страшного голода) и в основном было ликвидировано только к середине 1922-го года, а его рецидивы отмечались и в 1923-м году.

Однако важно подчеркнуть, что именно на первом этапе (конец 1920-го–1-я половина 1921-го гг.) оно было наиболее организованным и представляло наиболее серьезную угрозу для власти РКП (б) в Крыму.



Источники и литература

1. Газета «Красный Крым» (орган Крымского революционного комитета, Крымского обкома РКП (б) и Крым ЦИКа) – 1921 – 1927гг.
2. Годовой отчет Крымской ЧК за 1921 год; Ишин А.В. Неизвестные страницы Гражданской войны в Крыму: год 1921-й // Крымский Архив.– 2002. – № 8. – С. 11-25.
3. Доклады, отчеты, политсводки экспедиционных отрядов Особармии 4, КрымЧК по борьбе с бандитизмом // Государственный архив Автономной Республики Крым (ГААРК), ф. 1, оп. 1, д. 69.
4. История городов и сел Украинской ССР. Крымская область / Пред. ред. колл. Л.Д. Солодовник. – К.: Институт истории АН УССР, 1974. – 624 с.
5. Колонтаев К.В. Создание и деятельность органов государственной власти в Крыму (ноябрь 1920 г. – октябрь 1921 г.) // Революция и Гражданская война 1917 – 1920 годов: новое осмысление. Крым. Ялта. 10 – 18 ноября 1995: Материалы. – Симферополь: Крымский архив, 1995. – С. 60-62.
6. Крымская АССР (1921 – 1945). Вопросы – ответы / Сост. Ю.И. Горбунов. – Симферополь: Таврия, 1990. – Вып. 3. – 320 с.
7. Мона Ж.Н. Развитие сельского хозяйства в Крымской АССР (1920 – 1940 гг.): особенности, трудности, просчеты. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. – Днепропетровск, 1992. – 20 с.
8. Оперативно-інформаційні зведення про боротьбу з бандитизмом на Україні // Центральний Державний архів вищих органів влади та управління України (ЦДАВО України), Ф. 3361, оп. 1, д. 1.
9. Очерки по истории Крыма. – Часть III. Крым в период социалистического строительства (1921 – 1941 гг.) / Под общ. ред. И.С. Чирвы. – Симферополь: Крым, 1964. – 222 с.
10. Переписка с Крымчека о составе коллегии Крымчека, об аресте разных лиц, о проведении первомайской амнистии, по административно-хозяйственным вопросам // ГААРК, ф. Р-1188, оп. 3, д. 217.
11. Петров В.Л. Боротьба за змiцнення Радянської влади в Криму в 1920 –1921 рр. // Український iсторичний журнал. – 1970. – № 11. – С. 128-132.
12. Семин А.С., Горчаков А.А. Революционный комитет Крыма и его роль в упрочении Советской власти (ноябрь 1920 г. – ноябрь 1921 г.) // Известия Крымского государственного педагогического института им. М.В. Фрунзе. – Симферополь, 1957. – Т. XXVIII. – С. 129-145.
13. Шмелев И. Солнце мертвых. Эпопея // Пути небесные. Избранные произведения. – М.: Советский писатель, 1991. – С.23-152.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 25 ]  На страницу 1, 2, 3  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Перейти:  
cron


Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group (блог о phpBB)
Сборка создана CMSart Studio
Тех.поддержка форума