Форум "В Керчи"

Всё о городе-герое Керчи.
Текущее время: 22 май 2019, 23:49
Книга Памяти Керчи Крым - твой! О Крыме и отдыхе в Крыму


Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 11 ]  На страницу 1, 2  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Керчь после ухода белых в 1920
СообщениеСообщение добавлено...: 16 июл 2015, 22:47 
Не в сети
Хранитель Форума

Зарегистрирован: 16 дек 2014, 14:03
Сообщений: 2346
Благодарил (а): 193 раз.
Поблагодарили: 482 раз.
Пункты репутации: 60
Л. Абраменко. «Последняя обитель. Крым, 1920—1921 годы»
Керчь

Развертывает свитки туч.
Срывает пену, вихрит смерчи,
И дальних ливней темный луч
Повис над берегами Керчи.

М. Волошин. 1912 г.

12 ноября 1920 г. 13-я армия Юго-Западного фронта, которой поочередно командовали И.С. Кожевников (1897—1931), А.И. Геккер (1888—1938), Р.П. Эйдеман (1895—1937), И.П. Уборевич (1896—1937), начальник политотдела армии Р.С. Землячка (Залкинд), по постановлению реввоенсовета была соединена с 4-й армией Южного фронта, а потому перестала существовать как отдельное воинское соединение. Командующим объединенной 4-й армией был назначен С.В. Лазаревич1. Однако до 16 ноября, дня вступления частей 3-го конкорпуса в Керчь, и позже особый отдел ВЧК 13-й армии продолжал действовать. Приказ об объединении армий на особый отдел и на ВЧК, которая уже тогда стала отмежевываться от армии, не распространялся. Почему не были упразднены особый отдел 13-й армии и его «тройка», можно только догадываться. Ведь не сокращать же отдел и увольнять высококвалифицированных работников в то время, когда впереди столько работы по обезвреживанию враждебных классов! Постановления с тех пор выносились не только от имени тройки особого отдела 13-й армии, а уже с участием уполномоченного Крымской ударной группы особых отделов ВЧК Южного и Юго-Западного фронтов.

В таком составе и стала проводиться «ударная» работа ударной группы по ликвидации контрреволюционных «элементов», которая ничем, по существу, не отличалась от Симферопольской бойни, а в некоторых случаях и превзошла ее.

Чрезвычайная тройка в составе председателя Данишевского, членов Добродицкого и Вронского 6 декабря 1920 г. рассмотрела в Керчи анкеты пленных солдат, офицеров и иных лиц, обвиняемых в контрреволюционной деятельности или виновных вследствие их непролетарского происхождения и социального положения, и вынесла постановление такого содержания:

«За доказанностью обвинения всех перечисленных в количестве 174-х человек, как явных контр-революционеров (так в тексте. — Авт.) и врагов трудового народа — расстрелять, имущество их конфисковать»2.

Как и когда была доказана их вина в совершении каких-то преступлений, влекущих за собой столь суровое наказание, неизвестно. В деле, кроме анкет с ответами на множество вопросов, никаких иных документов нет. Какое имущество подлежит конфискации, тоже неизвестно. Протоколов обысков ни личности, ни по месту жительства не имеется. Нет также и актов описи имущества с указанием отличительных признаков предметов и их стоимости. Наверняка, это имущество изымалось без какого-либо документирования, что создавало условия для их присвоения чекистами. Не случайно, что такие предметы, как кольца, часы, портсигары, местные жители потом видели у членов команд «потрошителей», чаще всего у матросов, которые до этого периода тотального грабежа народа ничего подобного не имели.

Партийное руководство и правительство, состоящее из профессиональных революционеров, придавало особое значение вопросам конфискации трофейного имущества, оставленного эмигрантами, церковных ценностей, недвижимости, а также имущества буржуазии, имущих классов, конфискатов репрессированных лиц и изъятию «излишков» предметов повседневного быта и одежды. Ленин неоднократно требовал и напоминал о необходимости изъятия имущества в пользу государства, поскольку в условиях развязанной большевиками гражданской войны, вызвавшей экономическую разруху и прекращение производства, конфискация была единственным средством и материальной базой для существования власти и ее усиления. Не случайно в его многочисленных статьях и выступлениях по этому поводу звучали панические, доходящие до отчаяния ноты:

«Народ должен вытащить этого хапугу и заставить его вернуть награбленное. Вы должны это провести на местах. Не дать им прятаться, чтобы нас не погубил полный крах. Не полиция должна их заставить, — полиция убита и похоронена»3.

Руководствуясь такими наставлениями Ленина и других высокопоставленных функционеров, чекисты, ревкомы, комбеды, парткомы и просто активисты тащили все, что представляло собой хоть какую-то ценность.

С такими же требованиями в ноябре 1920 г. Ленин обращался к ревкомам Крыма, настаивая на тщательной описи всего имущества и художественных ценностей в оставленных поместьях и дворцах южного побережья. За халатность и расхищение имущества, складов и товаров он настоятельно рекомендовал применение самого строгого наказания4. Требования относились лишь к процессу изъятия имущества, но никак не к «тщательной» его описи и охране. Очень часто оставалось неизвестно, что именно было изъято, где хранилось и куда делось. Нет сведений об изъятии имущества, одежды и других предметов, принадлежащих лицам, арестованным в Керчи в период 17 ноября — 5 декабря 1920 г. и вскоре расстрелянным.

Список XVIII

1. Абрамович Антон Павлович, 1885 г. р., уроженец Мариуполя, чиновник государственной стражи.
2. Аввакумов Николай Федорович, 1896 г. р., уроженец Курска, студент университета, подпоручик.
3. Авраменко Михаил Антонович, 1892 г. р. уроженец и житель Керчи, бывший полицейский. В отношении него в особый отдел поступило ходатайство от жителей города с исключительно положительными отзывами людей о его личности и деятельности в полиции.
4. Александров (Александрович) Кирилл Павлович, 1887 г. р., уроженец Владикавказа, подпоручик.
5. Алексеев Петр Александрович, 1886 г. р., уроженец Петрограда, штурмом флота дальнего плавания.
6. Алоизов Николай Иванович, 1893 г. р., уроженец Пензы, рабочий, слесарь, подпоручик.
7. Андрус Константин Александрович, 1873 г. р. уроженец Курска, чиновник, коллежский советник, врач дивизионного лазарета.
8. Архангельский Иван Иванович, 1874 г. р., уроженец Мурманска, военный чиновник, ветеринарный врач.
9. Базарев Николай Васильевич, 1881 г. р., уроженец Камышина, военный чиновник.
10. Батраков Григорий Васильевич, матрос (других данных в деле нет).
11. Бахтин Матвей Михайлович, 1882 г. р., уроженец Новожилковского уезда, Курской губернии, капитан.
12. Беликов (Беличков) Фома Самойлович, 1889 г. р., уроженец д. Православное, Курской губернии, военный чиновник.
13. Беличков Фома Самуилович, 1889 г. р., уроженец и житель Керчи, военный чиновник.
14. Белоглазов Илья Сергеевич, 1895 г. р., уроженец г. Барки, Рязанской губернии, подпоручик.
15. Беложуков Ибрагим, 1876 г. р., уроженец и житель Керчи, прапорщик.
16. Белый Николай Александрович, 1900 г. р., уроженец г. Лубны, Полтавской губернии, солдат.
17. Беляев Николай Александрович, 1887 г. р., уроженец г. Асуар, Бакинской губернии, штабс-капитан;
18. Беменский (Белинский) Никифор Константинович, 1874 г. р., уроженец Екатеринодара. Кубанской обл., чиновник, надворный советник.
19. Благоразумов Михаил Дмитриевич, 1892 г. р., уроженец Пензенской губернии, мичман. В отношении его имеется ходатайство группы матросов об освобождении из тюрьмы.
20. Блинов Иван Иванович, 1879 (1874) г. р., уроженец Староконстантинова, Волынской губернии, полковник.
21. Борзун Виктор Иосифович, 1882 г. р., уроженец д. Тевли, Гродненской губернии, штабс-капитан.
22. Борисенко Георгий Яковлевич, 1895 г. р., уроженец с. Усона, Черниговской губернии, чиновник пограничной стражи.
23. Васильев Алексей Васильевич, 1888 г. р., уроженец Петрограда, командир пограничной стражи, штабс-ротмистр. Имеется ходатайство об освобождении Васильева от коммунистов 9-й стрелковой дивизии (I). Чекисты на него даже не ответили.
24. Витухин Иван Андреевич, 1885 г, р., уроженец д. Манчипо, Тифлисской губернии, военный чиновник.
25. Гавриленко Денис Иванович 1892 г. р., уроженец с. Васильевка, Знаменской волости, Екатеринославской губернии, подпоручик.
26. Гвоздь Иван Емельянович, 1900 г. р., уроженец и житель Керчи, булочник, матрос.
27. Горжевский Владимир Викторович, 1893 г. р., уроженец Кременчуга, военный чиновник.
28. Горюнович Евгений Александрович, 1883 г. р., уроженец Владимира, Волынской губернии, поручик, член союза увечных воинов с мая 1920 г.
29. Гринин Демьян И. (отчество неизвестно), 1884 г. р., уроженец станицы Прочнооколская, Кубанской области, подпоручик.
30. Гусельников Сергей Павлович, 1892 г. р., уроженец Казани, поручик.
31. Гуссов Денис Макарович, 1889 г. р., уроженец и житель Керчи, военный чиновник.
32. Давыдов Илья Петрович, 1897 г. р., уроженец Донской области, урядник.
33. Дедик Константин Викторович, 1892 г. р., уроженец Екатеринослава, военный чиновник.
34. Дедуля Александр Логвинович, 1896 г. р., уроженец с. Высокоселище, Черниговской губернии, штабс-ротмистр.
35. Дементьев Иван Александрович, 1895 г. р., уроженец и житель Керчи, мичман.
36. Добров Александр Георгиевич 1893 г. р., уроженец с. Андреевка, Таврической губернии, поручик.
37. Дреер Александр Викторович, 1892 г. р., уроженец Харькова, подпоручик.
38. Дьяков Иван (Василий) Александрович, поручик (других донных в деле нет).
39. Емченко Аким Акимович, 1891 г. р., уроженец с. Богодоровка, Славяносербского уезда, военный чиновник.
40. Ершов Николай Михайлович, 1894 г. р., уроженец Ялты, подпоручик.
41. Ефимец Василий Алексеевич, 1888 г. р., уроженец Мелитополя, военный чиновник.
42. Жлоба Дмитрий Антонович, 1860 г. р., уроженец Тифлиса, чиновник, надворный советник.
43. Журкин Петр Петрович, 1893 г. р., уроженец с. Н. Александровка, Рязанского уезда, военный чиновник.
44. Запара Григорий Иванович, 1895 г. р., уроженец Харькова, подпоручик.
45. Заходякин Николай Никитич, 1874 г. р., уроженец Варшавы, полковник.
46. Зверевич Александр Петрович, 1894 г. р., уроженец Бендеры, Бессарабской губернии, подпоручик.
47. Земляков Николай Трофимович, 1894 г. р., уроженец Симбирска, полковник.
48. Иванов Владимир Лукич, 1896 г. р., уроженец и житель Керчи, Таврической губернии, поручик.
49. Иосифов Василий Дмитриевич, 1858 г. р., уроженец Курска, чиновник, статский советник.
50. Иссов Александр Вениаминович, 1876 г. р., уроженец Харькова, чиновник, коллежский советник.
51. Калмыков Иван Григорьевич, 1896 г. р., уроженец с. Старый Салтов, Харьковской губернии, старший унтер-офицер.
52. Калядич Иссидор Петрович, 1877 г. р., уроженец Мариуполя, чиновник, беженец от советской власти.
53. Каченов Дмитрий Дмитриевич, 1871 г. р., уроженец Люблина, чиновник, статский советник.
54. Кашпиров Борис Владимирович, 1894 г. р., уроженец д. Б. Батырево, Симбирской губернии, подпоручик.
55. Кощеев Григорий Иванович, 1883 г. р., уроженец д. Яковщина, Могилевской губернии, военный чиновник.
56. Ковтуненко Андрей Никитич, 1871 г. р, уроженец с. Антиповка, Полтавской губернии, подполковник.
57. Козлов Иван Григорьевич, 1876 г. р., уроженец и житель Керчи, служащий, беженец от советской власти.
58. Колесников Константин Матвеевич, 1887 г. р., уроженец с. Ворожба, Харьковской губернии, военный чиновник.
59. Колкунов Владимир Владимирович, 1892 г. р.. уроженец Киеве, подпоручик.
60. Коломиец Василий Игнатьевич, 1896 г. р., уроженец Киева, солдат.
61. Кондараки Петр Александрович, мичман (других донных в деле нет).
62. Короткий Иван Дмитриевич, 1884 г. р., уроженец с. Преображенское, Харьковской губернии, подпоручик.
63. Котляревский Евгений Всеволодович, 1897 г. р., уроженец Минска, военный чиновник.
64. Котов Николай Евгеньевич, 1894 г. р., уроженец Киева, подпоручик, окончил Петроградское военное училище. В Белой армии с 1918 г., призван по мобилизации.
65. Кривенко Иван Григорьевич, 1887 г. р., уроженец Константинограда, Полтавской губернии, военный чиновник.
66. Кривенко Петр Васильевич, 1897 г. р., уроженец Полтавской губернии, чиновник государственной стражи.
67. Крумы Генрих Матвеевич, 1888 г. р., уроженец Бахмута, Харьковской губернии, подпоручик.
68. Кручинин Алексей Гаврилович, 1885 г. р., уроженец и житель Керчи, служащий в государственной страже.
69. Крушельницкий Александр Лукьянович, 1887 г. р., уроженец и житель Керчи, поручик.
70. Кудь Владимир Николаевич, 1885 г. р., уроженец и житель Керчи, военный чиновник.
71. Куравкин Николай Евгеньевич, 1882 г. р., уроженец Тифлиса, полковник.
72. Курдиновский Федор Семенович, 1887 г. р., уроженец с. Меженское, Полтавской губернии, чиновник, надзиратель.
73. Курдюмов Виталий Дмитриев, 1879 г, р., уроженец д. Патепок, Курской губернии, военный чиновник.
74. Курмоярцев Александр Игнатьевич, 1896 г. р., вахмистр (других данных в деле нет).
75. Латышкевич Василий Павлович, 1885 г. р., уроженец Полоцка, Витебской губернии, подпоручик.
76. Лебедев Леонид Владимирович, 1894 г. р., уроженец Полтавы, штабс-капитан.
77. Лебедев Николай Никифорович, 1882 г. р., уроженец Полтавы, штабс-капитан.
78. Левтеев Николай Николаевич, 1882 г. р., уроженец Москвы, врач лазарета.
79. Левченко Иван Иванович, 1893 г. р., уроженец и житель Керчи, подпоручик.
80. Лепешкин Иван Акимович, 1883 г. р., уроженец Двинска, полковник.
81. Лящ (Ляш) Пантелеймон Семенович, 1893 г. р., уроженец с. Б. Михайловка, Екатеринославской губернии, подпоручик.
82. Максимович Александр Павлович, 1890 г. р., уроженец и житель Керчи, подпоручик.
83. Малевинский Андрей Федосеевич, 1895 г. р., уроженец Екатеринослава, студент, солдат.
84. Мальковский Василий Николаевич, 1882 г. р., уроженец д. Ливен, Орловской губернии, чиновник госстражи.
85. Мельниченко Степан Константинович, 1888 г. р., уроженец с. Александровка, Херсонской губернии, чиновник госстражи.
86. Меркулов Николай Иванович, 1893 г. р., уроженец Курской губернии, военный чиновник.
87. Мерников Иван Михайлович, 1884 г. р., уроженец Старого Оскола, Курской губернии, чиновник, член Оскольской горуправы.
88. Месоксуди Георгий Григорьевич, 1895 г. р., уроженец и житель Керчи, поручик.
89. Миросов (Морозов) Алексей Ионович, 1869 г. р., уроженец д. Раннее Игушново, Курской губернии, кулак, беженец.
90. Михайлов Николай Николаевич, 1887 г. р., уроженец Екатеринодара, Кубанской области, военный чиновник.
91. Можлевский Николай Иванович, 1885 г. р., уроженец и житель Керчи, чиновник госстражи.
92. Моисеенко Иван Антонович, 1866 г. р., уроженец с. Торны, Харьковской губернии, военный чиновник.
93. Москаленко Дмитрий Николаевич 1890 г. р., уроженец Харькова, военный чиновник.
94. Нагорный Павел Демьянович (Демидович), 1893 г. р., уроженец с. Высокое, Житомирского уезда, подпоручик.
95. Назаров-Бершов Федор Назарович, 1893 г. р., уроженец Путивля, Курской губернии, подпоручик.
96. Наливайко Андрей Алексеевич, 1890 г. р., уроженец с. Кириловка, Мелитопольского уезда, Таврической губернии, проживал по месту рождения, хлебопашец, матрос.
97. Наумов Дмитрий Петрович, 1898 г. р., уроженец станицы Грушевская, Донской области, хлебопашец, проживал по месту рождения, солдат-доброволец.
98. Негур Владимир Кондратьевич, 1894 г. р., уроженец с. Новый Буг, Херсонской губернии, учитель, проживай по месту рождения, поручик.
99. Николаев Дмитрий Климентьевич, 1901 г. р., уроженец Батуми, солдат-доброволец.
100. Николаенко (Николаев) Александр Иванович, 1863 г. р., уроженец Евпатории, Таврической губернии, коллежский секретарь, стражник госстражи.
101. Новоковский Сергей Павлович, 1898 г. р., уроженец Бердянска, солдат-доброволец.
102. Оболенский Николай Васильевич 1868 г. р., уроженец Дмитриева, Курской губернии, священник, протоиерей, служил в госпитале № 5 г. Керчь, имеет 4-х детей.
103. Овечкин Николай Иванович, 1895 г. р., уроженец г. Чернь, Тульской губернии, поручик.
104. Островский Яков Леонтьевич, 1898 г. р., уроженец Екатеринослава, солдат-доброволец.
105. Парзомец Анатолий Ильич, 1895 г. р., уроженец и житель Керчи, подпоручик, студент 3-го курса экономического факультета Харьковского университета, заведующий отделом совета народного хозяйства Керченского ревкома.
106. Персухин Иван Михайлович, военный чиновник (других донных в деле нет).
107. Пилепко Александр Николаевич, 1893 г. р., уроженец Тифлиса, корнет.
108. Плотников Петр Семенович, 1898 г. р., уроженец Путивля, Курской губернии, военный чиновник, студент Керченского Боспорского университете.
109. Подгорный Яков Иванович, 1886 г. р., уроженец и житель Керчи, Н. Карантинная слободка, д. 47, стражник госстражи.
110. Пономарев Александр Алексеевич, 1896 г. р., уроженец Воронежской губернии, военный чиновник, студент физико-математического факультета Петроградского университета.
111. Попов Федор Иванович, 1878 г. р., уроженец д. Гниловоды, Курской губернии, священник.
112. Превезиано Иван Николаевич, 1883 г. р., уроженец и житель Керчи, заведующий хлебопекарней, поручик, учитель, больной от газового отравления в 1916 г. на фронте.
113. Пронин Матвей Михайлович, 1893 г. р., уроженец Одессы, поручик.
114. Пустовалов Митрофан Самойлович, 1888 г. р., уроженец Боброва, Воронежской губернии, подпрапорщик.
115. Пшеничный Петр Степанович, 1895 г. р., уроженец Харькова, поручик.
116. Пыжевский Анатолий Маркович, 1897 г. р., уроженец д. Белынча, Могилевской губернии, проживал в Керчи, ремонтный рабочий, поручик.
117. Пятаченко Василий Тимофеевич, военный чиновник (других данных в деле нет).
118. Радеус Григорий Иванович, 1898 г. р., уроженец Одессы, солдат-доброволец, студент Одесского университета.
119. Резвых Порфирий Григорьевич, 1899 г. р., уроженец Обояни, Курской губернии, подпоручик.
120. Робочев Николай Николаевич, 1897 г. р., уроженец Ялты, мичман. В деле есть ходатайство, где указано: «Мы, моряки торгового флота... ручаемся за него...». Но оно было напрасным.
121. Роговский Александр Андреевич, 1875 г. р., уроженец Бердянска, чиновник, коллежский асессор, врач. Окончил Харьковский университет.
122. Романовский Анатолий Климентьевич, 1889 г. р., уроженец д. Великокняжеская, Екатеринославской губернии, военный чиновник.
123. Росквас Николай Демьянович, 1880 г. р., уроженец Проскуровского уезда, Подольской губернии, военный чиновник.
124. Рудюк Сергей Филимонович, 1894 г. р., уроженец с. Кантель, Киевской губернии, поручик.
125. Самодуров Петр Сергеевич, 1897 г. р., уроженец Мелитополя, поручик.
126. Сапожников Евгений Григорьевич, 1883 г. р., уроженец и житель Керчи, полковник.
127. Сергеев Александр Федорович, 1895 г. р., уроженец д. Погожее, Курской губернии, студент Харьковского университета, полицейский чиновник.
128. Сергеев Василий Лукич, 1886 г. р., уроженец хутора Орехово, Донской области, солдат, казак.
129. Скрипка Ефим Степанович, 1884 г. р., уроженец с. Салтановка, Таврической губернии, служащий, военный чиновник.
130. Скроливецкий Леонтий Александрович, 1896 г. р., уроженец Евпатории, надзиратель госстражи.
131. Соколовский Иосиф Альбертович, 1873 г. р., уроженец д. Истальзино, Витебской губернии, офицер царской армии, в Белой армии не служил, однако при регистрации утаил свое офицерское звание и является беженцем от советской власти.
132. Солошко Роман Акимович, 1895 г. р., уроженец Харькова, старший унтер-офицер.
133. Сорока Прокофий Никитич, 1894 г. р., уроженец Полтавской губернии, чиновник, губернский секретарь.
134. Сороков Иван Алексеевич, 1888 г. р., уроженец Бессарабской губернии, подпоручик, в 1917 г. был председателем Керченского портового рабочего комитета.
В ходатайстве, поданном в особый отдел об освобождении И.А. Сорокова из тюрьмы, большая группа портовых рабочих пишет, что Сороков за руководство рабочим комитетом уже был приговорен белыми к расстрелу, но рабочие его отстояли и Сороков был освобожден. Они не сомневаются, что «власть трудящихся», учитывая большой авторитет Сорокова среди Керченских рабочих, освободит его тем более. (Как они были наивны! — Авт.).

135. Старонский (Стефонский) Константин Константинович, 1897 г. р., уроженец Могилева, Подольской губернии, штабс-капитан.
136. Стелин Федор Прокофьевич, 1897 г. р., уроженец д. Чернилесенская, Кубанской области, солдат.
137. Степанченко Федор Моисеевич, 1892 г. р., уроженец хутора Гейдень, Екатеринославской губернии, солдат.
138. Стефонский Владислав Константинович, 1893 г. р., уроженец Киева, поручик.
139. Сухов Петр Герасимович, 1886 г. р., уроженец Москвы, солдат.
140. Сухотин Николай Сергеевич, 1901 г. р., уроженец и житель Керчи, чиновник контрольно-пропускного пункта пограничной заставы.
141. Торосов Мефодий Абрамович, 1881 г. р., уроженец Каменской волости, Харьковской губернии, военный чиновник.
142. Томашевский Иван Степанович, 1899 г. р., уроженец д. Круглое, Гродненской губернии, машинист паровоза, офицер Белой армии, перебежчик.
143. Топузанов Гавриил Михайлович, 1876 г. р., уроженец и житель Ново-Корантинной слободки в Керчи, стражник государственной стражи.
144. Троицкий Николай Иванович, 1860 г. р., уроженец д. Шумилово, Тульской губернии, чиновник, надворный советник.
145. Тропанихин Дмитрий Леонтьевич, 1882 г. р., уроженец Петрограда, военный чиновник.
146. Трухляев Федор Афанасьевич, 1878 г. р., уроженец хутора Ярославский, Донской области, подхорунжий.
147. Тупица Николай Иванович, 1898 г. р., уроженец Киева, корнет, в 1916 г. окончил Киевский суворовский кадетский корпус.
148. Усиков Георгий Евстафьевич, 1897 г. р., уроженец и житель Керчи, прапорщик.
149. Усиков Григорий Тихонович, 1902 г. р., уроженец и житель Керчи, солдат, почтовый служащий.
150. Фабиани Йосиф Николаевич, 1890 г. р., уроженец и житель Керчи, стражник государственной стражи на железной дороге.
151. Федосеев (Феодосиев) Алексей Сергеевич, 1902 г. р., уроженец Мариуполя, санитар-доброволец госпиталя.
152. Федосеев Михаил Николаевич, 1882 г. р., уроженец Харькова, солдат, писарь.
153. Хикиченко Григорий Корнеевич, 1890 г. р., уроженец с. Косеновка, Уманского уезда, Киевской губернии, матрос.
154. Хорольский Стефан Христанфович 1890 г. р., уроженец Харькова, военный чиновник.
155. Хорошилов Дмитрий Алексеевич, 1883 г. р., уроженец Лохвицы, Полтавской губернии, подпоручик.
156. Цыбульский Николай Гаврилович, 1899 г. р., уроженец и житель Керчи, юнкер.
157. Цыпин Лев Александрович, 1866 г. р., уроженец Ставрополя, полковник.
158. Чайка Афанасий Федорович, 1893 г. р., уроженец хутора Обрыв, Донской области, поручик, конторщик на железной дороге.
159. Чеповский Николай Григорьевич, 1875 г. р., уроженец Киевской губернии, подполковник.
160. Черняев Николай Иванович, 1882 г. р., уроженец и житель Керчи, подпоручик.
161. Чесноков Юрий Алексеевич, 1896 г. р., уроженец Ростово, Ярославской губернии, подпоручик.
162. Чулков Кирил Христофорович, 1897 г. р., уроженец Таганрога, боцман.
163. Шапошников-Халпахчи Назарий Михайлович, 1885 г. р., уроженец Мариуполя, адвокат, беженец.
164. Шелест Виктор Степанович, 1900 г. р., уроженец Екатеринодара, Донской области, фельдшер-доброволец.
165. Шелков-Чернов Михаил Иванович, 1894 г. р., уроженец Киева, подпоручик.
166. Шенгели Владимир Аркодиевич, 1889 г. р., уроженец и житель Керчи, капитан.
167. Шней Илья Петрович, 1893 г. р., уроженец и житель Керчи, поручик.
168. Штабе Владимир Александрович, 1902 г. р., уроженец и житель Керчи, солдат.
169. Шульга Сергей Григорьевич, 1889 г. р., уроженец с. Новый Буг, Херсонской губернии, военный чиновник.
170. Шупенко Василий Степанович, 1891 г. р., уроженец Волчанска, Харьковской губернии, подпоручик.
171. Яковлев Михаил Михайлович 1874 г. р., уроженец Мариуполя, чиновник, коллежский асессор.
172. Якунин Савва Елисеевич, 1893 г. р., уроженец Херсона, военный чиновник.
173. Яшкин Иван Ефремович 1898 г. р., уроженец д. Груповка, Курской губернии, юнкер.
174. Ященко Иван Степанович, 1885 г. р., уроженец с. Старое, Полтавской губернии, подпоручик.

Но 6 декабря расстреляли далеко не всех, кто прошел регистрацию, заполнил анкету и тут же был отправлен в тюрьму. Осталось еще много узников, ожидающих своей участи. Кроме того, днем и ночью камеры непрестанно пополнялись все новыми нежелательными для советской власти «элементами». А расстрельная команда в это время отдыхала и пополняла свои силы обильным возлиянием крымского вина. В камерах тюрьмы, где до этого никогда не было такого множества заключенных, царила атмосфера нетерпеливого ожидания освобождения. Никто не допускал и мысли о том, что истекают последние минуты их жизни, что на рассвете где-то над оврагом пулеметные очереди отнимут у них жизнь.

Беженцы и бывшие чиновники, не имеющие отношения к службе в Белой армии, после проверки их личности, скорее всего, рассчитывали на освобождение. Солдаты и офицеры, а некоторые из них уже побывали в немецком плену и беспрепятственно были освобождены, тоже надеялись на освобождение после пребывания в лагере и окончания войны. Однако большинство сокамерников ощущали неуверенность, их не покидали плохие предчувствия и страх перед будущим. Среди них возникали споры, выдвигались различные версии и, подкрепляемые определенными логическими доводами, предположения. Панические, упадочные настроения и мысли наиболее отчаявшихся людей решительно пресекались. Их старались как-то успокоить, приводя примеры международной практики и другие бесспорные аргументы. В этих невольных дискуссиях преобладала естественная, свойственная живым и нормальным людям надежда на благоразумие победителей и благополучный для них исход.

Каждый день, каждую ночь ждали вызова и объявления решения. Развязка наступила 7 декабря 1920 г. Это был второй день после убийства 174 человек, таких же пленных, беженцев и чиновников, как и дождавшихся своего дня. В условиях таинственности оставшиеся в тюрьме, конечно же, не знали, что случилось с теми, кого увели из камер на день раньше их.

В этот день или ночь (время в документах не указано) снова заседала та же «тройка» с участием уполномоченного, фамилия которого не называется ни в этом, ни в последующих делах. Возможно, это был И.П. Коляев (Габинский) (1885—1958), которого в справочниках называют уполномоченным особого отдела ВЧК Южного и Юго-Западного фронтов. «Тройка» рассмотрела большую пачку анкет узников и единогласно приняла решение. Особого мнения кого-либо из членов «тройки», кто не согласен с мнением большинства, в деле нет. По протоколу № 18 «тройка» вынесла постановление о расстреле сразу 283 человек, которые до последней минуты надеялись на благополучный для них исход5.

Список XIX

1. Абакумов (Аббакумов) Александр Васильевич, 1894 г. р., уроженец Царицыно (ныне Волгоград), штабс-капитан, с февраля 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил в Белой армии.
2. Абрамович Аркадий Николаевич, 1895 г. р., уроженец Александрии, Херсонской губернии, подпоручик, с января 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил в Белой армии, студент.
3. Аверичкин (Аверечкин) Андрей Петрович, 1881 г. р., уроженец хутора Аброскино, Хоперского округа, Донской области, чиновник военного времени, с декабря 1918 г. по ноябрь 1920 г. служил интендантом.
4. Аладьин Александр Георгиевич, 1875 г. р., уроженец хутора Ваниковский, Щигровского уезда, Курской губернии, служащий земства, дворянин, беженец.
5. Алеев Николай Александрович, 1884 г. р., уроженец Рязани, подпоручик.
6. Александрович Иван Яковлевич, 1863 г. р. (место рождения не указано), проживал в Кобрине, Гродненской губернии, полковник царской армии в отставке, дворянин.
7. Алойзов (Алойлов) Демьян Петрович, 1888 г. р., уроженец и житель с. Трояны, Бердянского уезда, Херсонской губернии, болгарин, чиновник военного времени, мобилизован в октябре 1919 г. в Белую армию и служил до ноября 1920 г.
8. Алышинский (Альшинский) Николай Иванович, 1888 г. р. (место рождения не указано), житель Керчи, капитан, с февраля 1919 г. до ноября 1920 г. служил в Белой армии, дворянин.
9. Андриянов Михаил Яковлевич, 1888 г. р., уроженец Московской губернии, житель Керчи, Таврической губернии, бывший стражник Керченской госстражи.
10. Антонини Леонид Адамович, 1862 г. р., уроженец и житель Керчи, Таврической губернии, подполковник, с апреля 1918 г. по ноябрь 1920 г. служил командиром Керченского погранотряда.
11. Антонов Виктор Валерьянович, 1865 г. р., уроженец и житель Курска, подполковник.
12. Артамонов Павел Петрович, 1879 г. р., уроженец и житель Вильно (Литва), капитан, с июля 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил офицером в Керченском погранотряде.
13. Артемов Василий Александрович, 1892 г. р., уроженец с. Байрак, Бахмачского уезда, Екатеринославской губернии, подпоручик, с июня 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил младшим офицером.
14. Артюшков Николай Васильевич, 1872 г. р., уроженец Курска, бывший судебный пристав Курска, коллежский секретарь, беженец.
15. Архипов Алексей Алексеевич, 1888 г. р., уроженец станицы Трехостровянская, Донской области, рядовой Белой армии, кладовщик.
16. Байдак Владимир. Аристархович, 1864 г. р., уроженец Полтавы, полковник царской армии в отставке, в Белой армии не служил, дворянин.
17. Байзель Яков Данилович, 1875 г. р., уроженец с Верхняя Добренка, Камышинского уезда, Саратовской губернии, агроном, немец, чиновник военного времени, уполномоченный по продовольствию.
18. Барсуков Сергей Сергеевич, 1896 г. р., уроженец и житель Курска, поручик.
19. Бартошевич (Бартошевич) Борис Владимирович, 1872 г. р., уроженец и житель Елизаветграда (ныне Кировоград), Херсонской губернии, полковник, с сентября 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил в Белой армии.
20. Башкатов Никифор Тимофеевич, 1890 г. р., уроженец и житель Харькова, подпоручик.
21. Белый Александр Терентьевич, 1889 г. р., уроженец и житель с. Карловка, Константиноградского уезда, Полтавской губернии, чиновник военного времени, с сентября 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил по мобилизации в Белой армии.
22. Бергман Евгений Йосифович, 1897 г. р. (место рождения не указано), проживал в Бердянске, Херсонской губернии, с февраля 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил матросом Керченского порта, дворянин, студент.
23. Бердоносов (Бедроносов) Митрофан Иванович, 1882 г. р. (место рождения не указано), проживал в Керчи, чиновник военного времени.
24. Березицкий Николай Иванович, 1889 г. р., уроженец и житель Керчи, подпоручик, дворянин.
25. Беседа Демьян Никитич, 1889 г. р., уроженец с. Шульгинка, Старобешевского уезда, Харьковской губернии, в 1919 г. служил в государственной страже в Бердянске и Керчи.
26. Боговский Никон Бернардович, 1895 г. р., уроженец Новочеркасска, Донской области, чиновник военного времени.
27. Богословский Иван Петрович, 1890 г. р., уроженец и житель Екатеринослава, подпоручик, студент.
28. Болдырев Александр Тимофеевич, 1888 г. р., уроженец и житель Полтавы, бывший чиновник военного времени, служил с сентября 1919 г. по ноябрь 1920 г. чиновником интендантства.
29. Болдырев Тимофей Антонович, 1887 г. р., уроженец и житель Армавира, Кубанской области, подпоручик, с февраля 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил офицером.
30. Борисенко Иван Николаевич, 1872 г. р. (место рождения не указано), проживал в Керчи, полковник, с января 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил в Белой армии, дворянин.
31. Борисов Михаил Иванович, 1889 г. р., уроженец с. Б. Знаменка, Мелитопольского уезда, Таврической губернии, чиновник военного времени, служил с июля 1919 г. по ноябрь 1920 г.
32. Бояринов Валериан Евгеньевич, 1893 г. р., уроженец Кременчуга, Полтавской губернии, поручик, мобилизован в сентябре 1919 г. в Киеве в Белую армию и служил до ноября 1920 г.
33. Бояровский Зенон Зенонович, 1873 г. р., уроженец Гродно, полковник, с июля 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил в Белой армии, дворянин.
34. Буджин Андрей Евстафьевич, 1889 г. р., уроженец и житель слободы Тропецкой, Ново-Сокольского уезда, Курской губернии, штабс-капитан, с августа 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил офицером.
35. Варава Александр Федорович, 1890 г. р., уроженец Одессы, подпоручик Белой армии с ноября 1919 г. по ноябрь 1920 г., студент.
36. Варваров Николай Матвеевич, 1900 г. р., уроженец Керчи, с августа 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил минным машинистом на подводной лодке и мотористом дивизиона легких катеров.
37. Василенко Емельян Семенович, 1868 г. р., уроженец д. Сандата, Медвеженского уезда, Ставропольской губернии, бывший волостной старшина, беженец.
38. Васильев Александр Александрович, 1868 г. р. (место рождения не указано), житель Керчи, надворный советник, полковник царской армии, с октября 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил в Белой армии.
39. Васильев Михаил Алексеевич, 1892 г. р., уроженец с. Чермалык, Мариупольского уезда, Екатеринославской губернии, учитель, с июля 1917 г. прапорщик, затем подпоручик.
40. Васильчиков Николай Иванович, 1888 г. р., уроженец Петровска, Саратовской губернии, инженер-электромеханик, служил с января 1920 г. по ноябрь 1920 г. в Керченском морском порту инженером-механиком.
41. Ващенко Иван Максимович, 1872 г. р., уроженец Керчи, штабс-капитан.
42. Величковский Владимир Федорович, 1870 г. р., уроженец Севастополя, житель Керчи, подполковник, с августа 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил в Белой армии.
43. Венедиктов Федот (Федор) Михайлович, 1889 г. р., уроженец д. Семеновка, Гомельского уезда, Могилевской губернии, с декабря 1918 г. по ноябрь 1920 г. военный чиновник.
44. Веревкин Михаил Сергеевич, 1859 г. р., уроженец Сергиевского посада, Московской губернии, полковник царской армии, в Белой армии не служил, дворянин.
45. Вильке Александр Леопольдович, 1868 г. р. (место рождения не указано), житель Бердянска, полковник, с ноября 1918 г. по ноябрь 1920 г. служил в Белой армии, дворянин.
46. Владычек Сергей Николаевич, 1868 г. р., уроженец Киева, полковник, с сентября 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил в Белой армии, дворянин.
47. Волков Евгений Васильевич, 1880 г. р., уроженец Тверской губернии, юрист, окончил Киевский университет, коллежский асессор, следователь.

В Киеве был найден его сын — В.Е. Волков, полковник Советской армии в отставке, кандидат технических наук, доцент, которому в феврале 1993 г. была вручена справка о реабилитации отца. Он же предоставил автору этой книги фотографию Е.В. Волкова.

48. Воробьев Андрей Иванович, 1901 г. р., уроженец Астрахани, юнкер.
49. Воробьев Кирилл Диомидович, 1865 г. р., уроженец станицы Романовская, Донской области и округа, чиновник военного времени.
50. Выродов Иван Георгиевич, 1874 г. р., уроженец Бердянска, бывший директор банка в Бердянске.
51. Гамопинский (Омопинский) Александр Иосифович, 1876 г. р. (место рождения не указано), прибыл из Кубанской области, чиновник военного времени, с сентября 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил чиновником интендантство.
52. Гизи Петр Наполеонович, 1893 г. р., уроженец и житель Бердянска, Таврической губернии, бывший служащий акцизного управления 2-го округа 6-го участка Керчи, в армии не служил.
53. Гизила (Кизима) Николай Минович (Матвеевич), 1897 г. р., уроженец Полтавы, подпоручик, с июня 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил в Белой армии (офицерская рота, бронепоезд «Севастополь»).
54. Гладкий Николай Иванович, 1885 г. р. (место рождения в анкете не указано), проживал в Керчи, бывший титулярный советник Донского правительства (1919 г.), начальник артиллерийского снабжения.
55. Гливенко Михаил Акимович, 1889 г. р., уроженец д. Федоровка, Таганрогского округа, чиновник военного времени, мобилизован в Белую армию в феврале 1919 г. и служил во 2-м Донском пластунском полку писарем, затем во 2-й артбригаде до 1920 г.
56. Глушенко Яков Викторович, 1882 г. р., уроженец и житель слободы Ольшанка, Ново-Оскольского уезда, Курской губернии, чиновник, секретарь госстражи в Керчи.
57. Голашевский Михаил Андреевич, 1897 г. р., уроженец Одессы, бывший чиновник таможни в Бердянске и Керчи.
58. Голбван Аркадий Поликарпович, 1895 г. р., уроженец Керчи, подпоручик Белой армии, с мая 1920 г. в погранстраже Керчи, студент.
59. Голосовский Иван Трофимович, 1888 г. р., уроженец слободы Томаровка, Белгородского уезда, Курской губернии, чиновник военного времени, с августа 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил в Белой армии.
60. Гора Виктор Дмитриевич, 1890 г. р., уроженец и житель Феодосии, капитан, дворянин.
61. Горбань Сергей Григорьевич, 1889 г. р., уроженец Кубанской области, казак, в 1918—1920 гг. служил в Белой армии во 2-м Дроздовском полку рядовым.
62. Горбачев Алексей Иванович, 1896 г. р., уроженец г. Жиздра, Калужской губернии, поручик, с 1919 г. до ноября 1920 г. служил в Белой армии.
63. Гордзейчук Александр Николаевич, 1875 г. р. (место рождения не указано), проживал в Виленской и Ковенской губерниях, учитель, подпоручик.
64. Горяинов Николай Петрович, 1883 г. р., уроженец Курска, мичман, дворянин.
65. Гребенник Федор Федорович, 1890 г. р., уроженец и житель Александровска (ныне Запорожье), Екатеринославской губернии, чиновник военного времени, с августа 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил чиновником интендантства в Керчи.
66. Григорович Константин Иванович, 1889 г. р., уроженец и житель Кишинева, подпоручик, народный учитель.
67. Григорьев Виктор Иванович, 1883 г. р., уроженец Ростова-на-Дону, поручик, дворянин.
68. Груненков Михаил Алексеевич, 1898 г. р., уроженец Ростова-на-Дону, хорунжий, с декабря 1918 г. до ноября 1920 г. служил в Белой армии.
69. Губанов Вячеслав Иванович, 1889 г. р., уроженец г. Новосиль, Тульской губернии, поручик, с октября 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил офицером.
70. Давиденко Николай Григорьевич, 1878 г. р., уроженец Керчи, корабельно-плотницкий мастер, служил рядовым в царской армии, в январе-феврале 1920 г. служил в государственной страже, имеет 5-х детей.
71. Данильченко Михаил Васильевич, 1889 г. р., уроженец Киева, мастер завода «Арсенал», чиновник военного времени.
72. Демидов Георгий Георгиевич, 1889 г. р., уроженец и житель Керчи, подпоручик.
73. Дерябин Константин Леонидович, 1898 г. р., уроженец с. Воронцово-Николаевское, Медвеженского уезда, Ставропольской губернии, чиновник.
74. Дзюбин Георгий Михайлович, 1892 г. р., уроженец Харькова, моряк, механик Черноморского флота.
75. Дыманский Георгий Александрович, 1901 г. р., уроженец и житель Керчи, с декабря 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил матросом канонерской лодки «Строж».
76. Дюжаков Всеволод Алексеевич, 1896 г. р., уроженец Юзовки (ныне Донецк), Екатеринославской губернии, учитель рисования, подпоручик, студент.
77. Еленский Борис Владиславович, 1892 г. р. (место рождения не указано), житель Керчи, подпоручик.
78. Ефремов Константин Николаевич, 1870 г. р., уроженец Батума, капитан Морфлота в отставке, в 1919—1920 гг. служил в Белой армии.
79. Ефремов Сергей Николаевич, 1891 г. р., уроженец Сарапула, Вятской губернии, бывший контролер акцизного ведомство а Екатеринодаре, бывший поручик царской и Белой армий.
80. Жморев Алексей Антонович, 1886 г. р., уроженец Харьково, бухгалтер, подпоручик.
81. Жук Михаил Иосифович, 1901 г. р., уроженец Холмской губернии, проживал в г. Рогань, Харьковской губернии, окончил Симферопольскую военно-фельдшерскую школу, фельдшер.
82. Жуков Александр Венианович, 1886 г. р., уроженец Екатеринослава, подпоручик, с июля 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил офицером Керченского погранотряда.
83. Забулонский (Завуловский) Петр Михайлович, 1892 г. р., уроженец Владимира-Волынского, Волынской губернии, губернский секретарь, с января 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил в Белой армии.
84. Завалишин Иван Васильевич, 1895 г. р, уроженец д. Голицы, Ефремовского уезда, Тульской губернии, учитель, поручик Белой армии.
85. Зазимка Василий Григорьевич, 1893 г. р., уроженец станицы Батуринская, Кубанской области, подпоручик.
86. Залесский Георгий Александрович, 1889 г. р., уроженец Можайского уезда, Московской губернии, чиновник военного времени.
87. Зарва Герасим Алексеевич, 1876 г. р., уроженец и житель Керчи, военный моряк, минер, в июле 1919 г. мобилизован в Белую армию и служил в чине поручика.
88. Засорин Иван Иванович, 1861 г. р., уроженец и житель Бердянска, Таврической губернии, коллежский регистратор Бердянского народного банка, беженец.
89. Зеленев Симеон (Семен) Петрович, 1887 г. р., уроженец Одессы, поручик, студент.
90. Зинченко (Зиньченко) Павел Бонифатьевич (Бонифатьевич), 1880 г. р., уроженец и житель Керчи, моряк военно-морского флота, подпоручик адмиралтейства.
91. Ибрагимов Рахимонон Акимович, 1895 г. р., уроженец Троицка, Оренбургской губернии, коллежский регистратор, военный чиновник с августа 1919 г.
92. Иванов Александр Семенович, 1879 г. р., уроженец станицы Константиновская, Донской области, казак, старший урядник Белой армии (август 1918 г. — ноябрь 1920 г.).
93. Иванов Ананий Григорьевич, 1894 г. р., уроженец Кременчуга, Полтавской губернии, подпоручик.
94. Иванов Василий Васильевич, 1876 г. р., уроженец Купянска, Харьковской губернии, в 1917 г. служил рядовым царской армии (уволен по болезни), затем служил в Купянском общественном банке, беженец.
95. Ильюшенко Сергей Васильевич, 1890 г. р., уроженец с. Лукнов, Кролевецкого уезда, Черниговской губернии, учитель, поручик.
96. Ищенко Сергей Григорьевич, 1892 г. р., уроженец и житель Керчи, бывший чиновник Белой армии (май — ноябрь 1920 г.).
97. Калистратов (Колистратов) Нил Петрович, 1869 г. р., уроженец и житель д. Колодное, Курского уезда и губернии, священник в д. Колодное.
98. Каменер Александр Иванович, 1890 г. р., уроженец и житель Николаева, Херсонской губернии, поручик.
99. Капитанов Константин Николаевич, 1886 г. р., уроженец и житель Херсона, капитан, дворянин.
100. Каранцев Михаил Васильевич, 1891 г. р., уроженец д. Андреевка, Бердянского уезда, Таврической губернии, подпоручик.
101. Карленко-Береднецкий (Беречицкий), 1872 г. р., житель Керчи, капитан, с марта 1919 г. до ноября 1920 г. служил в Керченской офицерской команде, дворянин.
102. Касатонов (Кисатонов) Илларион Дмитриевич, 1889 г. р., уроженец и житель Ейска, Кубанской области, юнкер.
103. Каслерович Андрей Николаевич, 1867 г. р., уроженец г. Радашковичи, Виленской губернии, бывший помощник пристава Радашковской волости до 1916 г.
104. Кашкабаш Тимофей Анастасьевич, 1888 г. р., уроженец с. Мангуш, Мариупольского уезда, Екатеринославской губернии, чиновник военного времени.
105. Кизим Василий Иванович, 1889 г. р., уроженец и житель станицы Новомышатовскоя, Кубанской области, чиновник военного времени.
106. Кирьякулов Лазарь Ефремович, 1894 г. р., уроженец и житель с. Ново-Каракуты, Мариупольского уезда, Екатеринославской губернии, подпоручик, студент.
107. Кирьянов Трофим Иванович, 1879 г. р., уроженец и житель станицы Усть-Медведская, Донской области, военный чиновник, коллежский регистратор.
108. Киселевич Иван Павлович, 1870 г. р., уроженец и житель Иркутска, коллежский асессор, с 1920 г. служил в офицерской роте.
109. Кисляков Сергей Николаевич, 1878 г. р., уроженец Киева, чиновник пароходства, с ноября 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил в интендантстве Марковской дивизии, губернский секретарь.
110. Кличковский (Ключковский) Федор Николаевич, 1896 г. р., уроженец и житель Керчи, с июля 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил в государственной страже.
111. Ковальчук Петр Николаевич, 1889 г. р., уроженец д. Осетрово, Сокольского района, Гродненской губернии, чиновник военного времени, с июня 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил в Белой армии в той же должности.
112. Коженков Сергей Васильевич, 1895 г. р., уроженец и житель Дмитрова, Московской губернии, подпоручик, студент.
113. Козлянинов Василий Владимирович, 1862 г. р., уроженец и житель Новогеоргиевска, Херсонской губернии, дворянин, полковник, с января 1920 г. по ноябрь 1920 г. служил в Белой армии.
114. Колкунов Владимир Владимирович, 1892 г. р., уроженец и житель Киева, подпоручик, с сентября 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил офицером на бронепоезде «Дроздовец», студент, сын профессора Киевского политехнического института.
115. Колобанов Петр Петрович, 1890 г. р., уроженец и житель с. Богородское, Новооскольского уезда, Курской губернии, подпоручик, с сентября 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил командиром взвода.
116. Коноваленков (Коноваленко) Артем Самсонович, 1891 г. р., уроженец и житель станицы Богаевская, Черкасского округа. Донской области, служил урядником.
117. Коновалов Михаил Николаевич, 1889 г. р., уроженец и житель хутора Павлоградский, Павлоградского уезда, Екатеринославской губернии, прапорщик царской армии, с июня 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил в Белой армии, учитель.
118. Концов Иван Саввич, 1882 г. р., уроженец Екатеринослава, штабс-капитан, командир роты.
119. Кораблев Владимир Алексеевич, 1861 г. р., уроженец и житель рудника Дагмара, Лисичанской волости, Павлоградского уезда, Екатеринославской губернии, чиновник военного времени.
120. Корольков Федор Иванович, 1875 г. р., уроженец станицы Новолабинская, Кубанской области, генерал-лейтенант царской армии, с декабря 1917 г. по ноябрь 1920 г. служил в Белой армии.
121. Корост Иван Григорьевич, 1877 г. р., уроженец слободы Котельва, Ахтырского уезда, Харьковской губернии, житель Керчи, поручик.
122. Котляревский Всеволод Яковлевич, 1868 г. р., уроженец и житель г, Сумы, Харьковской области, надворный советник, служил в государственном банке г. Сумы управляющим, дворянин.
123. Кочетов Михаил Федорович, 1894 г. р., уроженец и житель Путивля, Курской губернии, прапорщик.
124. Кошкоров Георгий Яковлевич, 1890 г. р., уроженец д. Шляхова, Белгородского уезда, Курской губернии, коллежский регистратор, служил в комендантской команде и караульной службе.
125. Кравченко Иван Диомидович, 1888 г. р., уроженец Одессы, подпоручик.
126. Красовицкий Николай Афанасьевич, 1893 г. р., уроженец д. Хинецкая, Курской губернии, прапорщик, с октября 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил в офицерской роте, учитель.
127. Крень Захар Иванович, 1883 г. р., уроженец Григорополя, Херсонской губернии, житель Одессы, с 1919 г. служил подпоручиком.
128. Кривцов Михаил Васильевич, 1888 г. р., уроженец г. Боровичи, Новгородской губернии, прапорщик инженерных войск.
129. Кротков (Кротоков) Дмитрий Алексеевич, 1874 г. р., уроженец Харькова, подпоручик Белой армии, в 1920 г. — офицер караульной роты в Крыму.
130. Крощенко (Крошенко) Яков Иванович, 1872 г. р., уроженец Ахтырки, Харьковской губернии, бывший секретарь мирового судьи Ахтырского округа.
131. Крылов Александр Ефимович, 1896 г. р., уроженец и житель Таганрога, прапорщик.
132. Крылов Николай Александрович, 1892 г. р., уроженец Харькова, чиновник военного времени.
133. Кудинов Порфирий Иванович, 1885 г. р., уроженец и житель станицы Константиновская, Донской области, хорунжий.
134. Кудрявцев Дмитрий Николаевич, 1898 г. р., уроженец и житель с. Пришибы, Славянского уезда, Екатеринославской губернии, подпоручик царской и Белой армий.
135. Кузьменко Федор Павлович, 1862 г. р., уроженец и житель Харькова, бывший чиновник почтово-телеграфного ведомства в Харькове и Керчи.
136. Кулиш Емельян Иосифович, 1901 г. р., уроженец и житель станицы Поповичевская, Кубонской области, рядовой.
137. Кульчицкий Геннадий Николаевич, 1893 г. р., уроженец Уманского уезда, Киевской губернии, подпоручик, студент.
138. Кухудаким Марьяна Анастасиевна, 1891 г. р., контрразведчица.
139. Лавров Александр Федорович, 1890 г. р., уроженец и житель Екатеринодара, Кубанской области, поручик.
140. Лаврухин Игнат Сидорович, 1875 г. р., уроженец и житель станицы Ермаковская, хутора Крюков, Донской области, старший урядник с сентября 1918 г. по ноябрь 1920 г.
141. Лаговский Петр Казимирович, 1894 г. р., уроженец и житель с. Саливонка, Васильковского уезда, Киевской губернии, поляк, подпоручик, агроном.
142. Лазерный Иван Иванович, 1868 г. р., уроженец и житель д. Салтыково, Старо-Оскольского уезда, Курской губернии, подпоручик.
143. Лахтунов Андрей Юлианович, 1896 г. р., уроженец и житель Александровска, Екатеринославской губернии, поручик.
144. Линник Павел Трофимович, 1900 г. р., уроженец и житель с. Сенчи, Лохвицкого уезда, Полтавской губернии, рядовой.
145. Липовецкий Петр Михайлович, 1892 г. р., уроженец Киева, поручик, студент.
146. Литвинов Виктор Зиновьевич, 1890 г. р., уроженец и житель с. Павловка, Сумского уезда, Харьковской губернии, подполковник.
147. Лубенец Степан Андреевич, 1858 г. р., уроженец и житель Глухова, Черниговской губернии, торговец, беженец.
148. Лукашов Алексей Федорович, 1880 г, р., уроженец и житель Харькова, подпоручик.
149. Лукин Иван Лукич, 1877 г. р., уроженец и житель д. Лобоша, Псковского уезда и губернии, подпоручик.
150. Лурпинов Михаил Львович, 1891 г. р., уроженец и житель Геническа, Таврической губернии, поручик Белой армии.
151. Ляхович Николай Иванович, 1898 г. р., уроженец Киева, с ноября 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил чиновником артиллерийского парка Белой армии.
152. Магдебург Григорий Трофимович, 1873 г. р., уроженец и житель Екатеринослава, полковник, в 1919—1920 гг. служил начальником военного училища в Керчи.
153. Магницкий Федор Петрович, 1854 г. р., уроженец и житель Старого Оскола, Курской губернии, священник, служил военным чиновником государственной стражи в Керчи, статский советник, дворянин.
154. Мажуга Павел Акимович, 1887 г. р., уроженец и житель Керчи, штабс-капитан, с июля 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил офицером.
155. Максименко Василий Антонович, 1888 г. р., уроженец с. Присиновольное, Веприковской волости, Васильковского уезда, Киевской губернии, военный чиновник хозяйственной части военного порта Керчи.
156. Малашко Прокофий Евстафьевич, 1885 г. р., уроженец и житель Мариуполя, военный чиновник почтово-телеграфного отдела в Севастополе.
157. Малентович Владимир Николаевич, 1895 г. р., уроженец и житель Мелитополя, штабс-капитан, в 1920 г. служил офицером саперной роты.
158. Мандычев Иван Георгиевич, 1891 г. р., уроженец и житель Керчи, военный чиновник.
159. Манжелей (Манжелай) Николай Иванович, 1880 г. р., уроженец и житель Николаева, военный чиновник, с января по ноябрь 1920 г. служил в отдельном морском батальоне младшим офицером, губернский секретарь, почетный гражданин.
160. Марсов-Тишевский Николай Акимович, 1882 г. р., уроженец и житель Проскурова, Подольской губернии, подполковник, с августа 1919 г. по апрель 1920 г. служил в артбригаде, дворянин.
161. Матиас Отто Иванович, 1853 г. р., уроженец и житель Бердянска, немец, по профессии любитель-садовод, заводчик, беженец.
162. Мерзликин Иван Григорьевич, 1888 г. р., уроженец с. Песчанка, Константиноградского уезда, Полтавской губернии, чиновник военного времени, с ноября 1919 г, по ноябрь 1920 г. служил чиновником.
163. Мехедов Василий Аврамович (Абрамович), 1889 г. р., уроженец и житель Керчи, рядовой Белой армии, агент сыскного отделения контрразведки.
164. Мецгер Ричард Рудольфович, 1866 г. р., уроженец и житель Керчи, полковник царской армии в отставке, в Белой армии не служил, дворянин.
165. Михайлов Антон Григорьевич, 1895 г. р., уроженец и житель Керчи, чиновник государственной стражи.
166. Могилев Михаил Яковлевич, 1887 г. р., уроженец и житель станицы Кагольницкая, Донской области, рядовой Донской казачьей дивизии.
167. Моисеев Василий Андреевич, 1890 г. р., уроженец и житель г. Стародуб, Черниговской губернии, чиновник военного времени в Одессе, Новороссийске и Керчи, коллежский секретарь, почетный гражданин.
168. Мокренский Георгий Иванович, 1890 г. р., уроженец и житель Керчи, подпоручик телеграфной роты.
169. Мотовилин Георгий Иванович, 1894 г. р., уроженец и житель Таганрога, чиновник военного времени, с ноября 1919 г. по февраль 1920 г. служил писарем.
170. Моторин Александр Никитич, 1885 г. р., уроженец и житель Керчи, чиновник государственной стражи в Керчи.
171. Мурашко Константин Николаевич, 1873 г. р., уроженец и житель Тифлиса, полковник царской армии, в Белой армии не служил, дворянин.
172. Мусатов Николай Николаевич, 1888 г. р., уроженец и житель с. Здоровец, Ливенского уезда, Орловской губернии, военный чиновник, учитель, почетный гражданин.
173. Назаревский Петр Михайлович, 1892 г. р., уроженец Ростова-на-Дону, житель Белополья, Сумского уезда, военный чиновник управления артснабжения.
174. Наткович Абрам Залманович, 1878 г. р., уроженец и житель Бердянска, вольноопределяющийся.
175. Нашедчин Евгений Александрович, 1893 г. р., уроженец и житель Петрограда, штабс-капитан, с ноября 1918 г. по ноябрь 1920 г. служил офицером.
176. Немира Алексей Николаевич, 1884 г. р., уроженец и житель Керчи, с 1918 г. по ноябрь 1920 г. служил офицером, дворянин.
177. Овчинников Андрей Абрамович, 1894 г. р., уроженец и житель Новочеркасска, Донской области, с февраля 1919 г. юнкер флота.
178. Ольшанский Иван Андреевич, 1875 г. р., уроженец и житель Мелитополя, Екатеринославской губернии, чиновник почтово-телеграфного ведомства, почетный гражданин, беженец.
179. Останевич Петр Михайлович, 1863 г. р., уроженец Нового Оскола, Курской губернии, бывший член земской управы Нового Оскола, дворянин.
180. Панченко Георгий Иванович, 1895 г. р., уроженец Годяча, Полтавской губернии, подпоручик, с октября 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил в комендантской офицерской роте.
181. Парманин(и) (Пермонини) Николай Палладиевич, 1889 г. р., уроженец г. Короч, Курской губернии, поручик, с июня 1919 г. до ноября 1920 г. служил офицером.
182. Пахомов Михаил Семенович, 1890 г. р., уроженец с Назойкины Септы, Симбирской губернии, подпоручик, с ноября 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил офицером, учитель.
183. Пащескер Александр Андреевич, 1878 г. р., уроженец д. Рамонь, Воронежского уезда и губернии, подпоручик, с октября 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил начальником государственной стражи в Воронеже и чиновником в интендантстве в Керчи.
184. Пащута Владимир Федорович, 1888 г. р., уроженец Голованевска, Балтского уезда, Подольской губернии, подпоручик, почетный гражданин.
185. Пекарь Иван Сергеевич, 1889 г. р., уроженец Харькова, чиновник военного времени, бухгалтер, дворянин.
186. Петкевич Василий Антонович, 1894 г. р., подпоручик.
187. Петренко Григорий Алексеевич, 1894 г. р., уроженец Тамани, с августа 1918 г. по ноябрь 1920 г. служил офицером, капитан.
188. Петров Федор Иосифович, 1890 г р., уроженец Мариуполя, подпоручик.
189. Печахчи Афанасий Михайлович, 1874 г. р., уроженец и житель Мариуполя.
190. Поволяев Михаил Васильевич, 1876 г. р., уроженец Старого Оскола, Курской губернии, торговец (купец). Вел торговлю зерном, беженец,
191. Подлубный Евдоким Иоанникеевич, 1877 г. р., уроженец Корсуня, Каневского уезда, Киевской губернии, в ноябре 1920 г. служил начальником сыскного отдела в Керчи.
192. Покатило Лев Петрович, 1875 г. р., уроженец Мариуполя, надворный советник, контролер Мариупольского народного банка, с ценностями Мариупольского народного банка эвакуировался в Керчь и сдал их в городскую управу.
193. Полумисный Феодосий Иосифович, 1895 г. р., уроженец Золочева, Харьковского уезда и губернии, подпоручик, с июля 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил офицером во 2-м Марковском полку.
194. Попов Владимир Васильевич, 1874 г. р., уроженец Хабаровска, полковник, дворянин.
195. Попов Иван Николаевич, 1883 г. р., уроженец Вильно (Литва), подпоручик, с 1918 г. по ноябрь 1920 г. служил офицером.
196. Попов Илларион Степанович, 1876 г. р., уроженец д. Тамбовка, Астраханской губернии, с декабря 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил унтер-офицером, затем — рядовым Керченской комендантской команды.
197. Попов Сергей Павлович, 1864 г. р., уроженец Старого Оскола, Курской губернии, военный чиновник, бывший член городской управы Керчи.
198. Поташов Иван Иванович, 1877 г. р., уроженец Выборга, поручик.
199. Потоцкий Сергей Григорьевич, 1882 г. р., уроженец г. Кобеляки, Полтавской губернии, полковник, дворянин.
200. Приходько Лука Лукич, 1889 г. р., уроженец д. Верхняя Терса, Александровского уезда, Екатеринославской губернии, подпоручик.
201. Приходько Федор Демьянович, 1886 г. р. уроженец Александровска, Екатеринославской губернии, бывший чиновник военного времени, житель Керчи, с 1919 г. ло ноябрь 1920 г. служил при градоначальнике в Александровске.
202. Прокопец Виктор Данилович, 1884 г. р., уроженец с. Цареконстантиновка, Александровского уезда, Екатеринославской губернии, подпоручик.
203. Распопов Дмитрий Иванович, 1895 г. р., уроженец Ногайска, Бердянского уезда, Таврической губернии, подпоручик.
204. Река Василий Федотович, 1888 г. р., уроженец Екатеринодара, Кубанской области, коллежский секретарь, с октября 1918 г. по ноябрь 1920 г. служил в хозчасти Белой армии.
205. Рождественский Петр Федорович, 1878 г. р., уроженец г. Щигры, Курской губернии, бывший мировой судья, титулярный советник.
206. Романовский Иосиф Викентьевич, 1879 г. р., уроженец д. Поройст, Александровской волости, Лидского уезда, Виленской губернии (Литва), бывший член государственной стражи с ноября 1919 г. до ноября 1920 г.
207. Романченко Николай Стефанович, 1884 г. р., уроженец д. Салтыково, Старооскольского уезда, Курской губернии, чиновник военного времени, делопроизводитель госпиталя, гражданин Польши.
208. Руденко Кирилл Алексеевич, 1888 г. р., уроженец и житель Керчи, рядовой государственной стражи с ноября 1919 г. до мая 1920 г., затем — в сыскном отделении госстражи.
209. Руденко Феодосий Николаевич, 1894 г. р., уроженец г. Темрюк, Кубанской области, штабс-капитан.
210. Руденко Дмитрий Никонович, 1888 г. р., уроженец и житель г. Темрюк, Кубанской области, штабс-капитан.
211. Рязанов Иван Осипович, 1873 г. р., уроженец с. Сандотовское, Медвеженского уезда, Ставропольской губернии, бывший волостной старшина с. Сандатовское, беженец.
212. Савельев Матвей Акимович, 1883 г. р., уроженец и житель хутора Маломечетный, станицы Константиновская, фельдшер.
213. Савров Илья Иванович, 1885 г. р., уроженец Керчи, есаул.
214. Саленко Иван Петрович, 1883 г. р., уроженец Середина-Буды, Сиверского уезда, Черниговской губернии, чиновник военного времени.
215. Самойлов Борис Владимирович, 1888 г. р., уроженец и житель Керчи, чиновник государственной стражи и уголовного розыска в Керчи.
216. Сапсай (Сабсай) Исаак Абрамович, 1858 г. р., уроженец и житель Керчи, генерал-лейтенант царской армии в отставке, в Белой армии не служил.
217. Саранин Василий Семенович, 1896 г. р., уроженец д. Саранино, Чертынского уезда, Пермской губернии, подпоручик.
218. Селестин Иван Петрович, 1873 г. р., уроженец и житель Консгантинограда, Полтавской губернии, чиновник военного времени.
219. Селифанов Александр Филиппович, 1890 г. р., уроженец и житель Владикавказа, подпоручик.
220. Сенча Лонгин Карпович, 1877 г. р., уроженец с. Бегим-Чокрак, Бердянского уезда, Таврической губернии, титулярный советник, с ноября 1918 г. мобилизован в Белую армию и служил военным чиновником в Бердянске и Керчи.
221. Серебряков Василий Семенович, 1896 г. р., уроженец г. Курмыш, Симбирской губернии, подпоручик.
222. Сериков Григорий Михайлович, 1884 г. р., уроженец и житель с. Федоровка, Харьковского уезда и губернии, подпоручик, с июля 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил офицером.
223. Сидоренко Сергеи Ефимович, 1893 г. р., уроженец и житель Переяслава, Полтавской губернии, поручик, с августа 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил офицером караульной роты.
224. Сластнев Николай Иванович, 1855 г. р., уроженец и житель Керчи, подполковник, с февраля 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил в офицерской команде, дворянин.
225. Словецкий Александр Львович, 1891 г. р., уроженец Могилевской губернии, капитан, с сентября 1918 г. по ноябрь 1920 г. служил офицером.
226. Слонский Антон Куприянова, 1895 г. р., уроженец и житель г. Логойск, Борисовского уезда, Минской губернии, вольноопределяющийся (рядовой).
227. Смирнов Прокопий Михайлович, 1873 г. р., уроженец г. Вятка, подпоручик, вернулся из плена в Турции, где был 3 года и 3 месяца.
228. Смородский Николай Иванович, 1871 г. р., уроженец Курска, инженер, дворянин, работал на Керченском металлургическом заводе главным инженером.
229. Сморчков Николай Филиппович, 1899 г. р., уроженец Керчи, подпоручик.
230. Соболев Николай Афанасьевич, 1877 г. р., уроженец и житель Могилева, капитан.
231. Солнцев Георгий Павлович, 1878 г. р., уроженец и житель Керчи, телеграфист, в 1920 г. служил делопроизводителем интендантства.
232. Спришевский Василий Данилович, 1902 г. р., уроженец и житель Керчи, с февраля по ноябрь 1920 г. служил рядовым 4-й батареи 34-й бригады.
233. Станиславов Иван Герасимович, 1888 г. р., уроженец и житель Риги, Лифляндской губернии, чиновник военного времени, с июля 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил чиновником в управлении коменданта Геническа, Таврической губернии.
234. Станиславский Николай Владимирович, 1888 г. р., уроженец Керчи, Таврической губернии, поручик, с ноября 1918 г. по ноябрь 1920 г. служил в офицерской команде в Крыму, почетный гражданин.
235. Степанов Николай Павлович, 1892 г. р., уроженец Вильно, штабс-капитан.
236. Стефановский Сергей Петрович, 1891 г. р., уроженец и житель Севастополя, чиновник военного времени.
237. Суворов Петр Михайлович, 1881 г. р., уроженец и житель Керчи, учитель Керченского ремесленного училища.
238. Супруненко Василий Иванович, 1896 г. р., уроженец станицы Таманская, поручик, служил младшим офицером, юрист.
239. Супруненко Петр Васильевич, 1885 г. р., уроженец г. Лубны, Полтавской губернии, чиновник военного времени, с октября 1919 г. до ноября 1920 г. служил чиновником общества Красного Креста, почетный гражданин.
240. Суханов Иван Герасимович, 1881 г. р., уроженец Мариуполя, Екатеринославской губернии, коллежский асессор, бывший управляющий Мариупольского народного банка.
241. Тарасенко Владимир Иванович, 1885 г. р., уроженец и житель с. Тростянец, Ахтырского уезда, Харьковской губернии, подпоручик.
242. Терентьев Константин Прокофьевич, 1882 г. р., уроженец и житель Керчи, Таврической губернии, поручик.
243. Тимофеев Иван Иванович, 1896 г. р., уроженец и житель Армавира, Донской области, штабс-капитан.
244. Ткаченко Борис Дмитриевич, 1860 г. р., уроженец и житель слободы Морквино, Новооскольского уезда, Курской губернии, кулак, беженец.
245. Товстый Никита Игнатович, 1886 г. р., уроженец и житель хутора Товстый, Гадячского уезда, Полтавской области, поручик.
246. Тормасин Фома Матвеевич, 1898 г. р., уроженец и житель хутора Никулино, станицы Есауловская, Донской области, младший урядник 6-го казачьего полка, с мая 1918 г. по ноябрь 1920 г. — санитар госпиталя.
247. Ушаков Александр Данилович, 1872 г. р., уроженец и житель станицы Уманская, Кубанской области, подполковник.
248. Фастовский Николай Васильевич, 1881 г. р., уроженец и житель Ейска, Кубанской области, чиновник военного времени.
249. Фастыновский Григорий Романович, 1890 г. р., уроженец с. Постовая Гребля, Ольголольского уезда, Подольской губернии, бывший чиновник хозчасти Кавказского кавалерийского полка.
250. Фиалковский Павел Рафаилович, 1876 г. р., уроженец Симбирской губернии, полковник.
251. Фигурный Никон Спиридонович, 1884 г. р., уроженец и житель Керчи, коллежский секретарь, с апреля 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил офицером.
252. Филиппов Александр Петрович, 1885 г. р., уроженец и житель д. Тундутово. Астраханской губернии, чиновник военного времени.
253. Фриш Александр Иванович, 1889 г. р., уроженец и житель Киева, чиновник военного времени.
254. Хайбулин Сибгат Димранович (Гимранович), 1879 г. р., уроженец и житель г. Камивов, Рязанской губернии, поручик, учитель.
255. Хаткевич (Хоткевич) Андрей Викторович, 1859 г. р., уроженец и житель Полтавы, зотем проживал в Ейске, Кубанской области, полковник, дворянин.
256. Хитаров Минас Захарович, 1861 г. р., уроженец и житель Керчи, полковник Русской армии в отставке.
257. Хлебин Александр Борисович, 1867 г. р., уроженец и житель Москвы, надворный советник.
258. Холево Вацлав Станиславович, 1864 г. р., уроженец и житель Севастополя, дворянин, полковник Русской армии, в 1919—1920 гг. служил в Белой армии.
259. Худмахер (Хутмахер) Лазарь Цинович, 1899 г. р., уроженец г. Темрюк, Кубанской области, вольноопределяющийся, солдат.
260. Цапенко Игорь Николаевич, 1875 г. р., уроженец Смоленска, полковник царской армии, с ноября 1918 г. служил в украинских войсках Скоропадского и Петлюры, а затем в Белой армии, дворянин.
261. Чайкин Николай Иванович, 1877 г. р., уроженец Старооскольского уезда, Курской губернии, бывший мировой судья в Старооскольском округе, беженец.
262. Чеканов Сергей Иванович, 1884 г. р., уроженец с. Николо-Выкса, Череповецкого уезда, чиновник военного времени, с октября 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил чиновником, бухгалтер.
263. Чентуков Александр Абрамович, 1861 г. р., уроженец и житель Мариуполя, Екатеринославской губернии, грек, беженец.
264. Чепурин Сергей Алексеевич, 1868 г. р., уроженец г. Ковно (Ковель), капитан, служил в Красной армии с мая по сентябрь 1919 г., затем попал в плен к белым и служил рядовым в комендантской команде в Керчи.
265. Чернокниженко Мефодий Иванович, 1898 г. р., уроженец станицы Верхне-Кудрюченская, Донской области, с ноября 1919 г. по ноябрь 1920 г. служил матросом военной флотилии на канонерской лодке.
266. Чугалинский Андрей Никанорович (Никандрович), 1873 г. р., уроженец и житель Полтавы, подполковник, художник-пейзажист, дворянин.
267. Чурсин Николай Александрович, 1895 г. р., уроженец Харькова, подпоручик.
268. Шварев Александр Иванович, 1866 г. р., уроженец и житель Петрограда, коллежский советник, служащий таможни в Керчи, дворянин.
269. Шелхунов Василий Потапович, 1883 г. р., уроженец и житель Чугуева, Харьковской губернии, прапорщик.
270. Шенанович Самуил Яковлевич, 1895 г. р., уроженец и житель Екатеринодара, подпоручик.
271. Шишман Христофор Анастасьевич, 1890 г. р., уроженец Мариуполя, чиновник военного времени.
272. Шкотовский (Чекотовский) Стефан Людвигович, 1899 г. р., уроженец станицы Нижне-Днепровск, Новомосковского уезда, Екатеринославской губернии, ветеринарный фельдшер, дворянин.
273. Шошков (Шопкин) Федор Михайлович, 1889 г. р. (место рождения не указано), чиновник военного времени.
274. Штучков Николай Александрович, 1889 г. р., уроженец Мариуполя, моряк торгового флота, старший помощник капитана, мобилизован в Белую армию в июле 1919 г. рядовым, затем — чиновник военного времени.
275. Шушак Александр Ильич, 1891 г. р., уроженец и житель Керчи, подпоручик, студент, дворянин.
276. Щербина Степан Ефимович, 1888 г. р., уроженец станицы Атрадная, Кубанской области, подпоручик.
277. Эмен Михаил Яковлевич, 1895 г. р., уроженец д. Теребуж, Щигровского уезда, Курской губернии, подпоручик.
278. Юзефович Николай Иосифович, 1866 г. р., уроженец и житель Керчи, штабс-капитан царской армии, в Белой армии не служил, дворянин.
279. Юркевич (Ркевич) Владимир Андреевич, 1878 г. р., уроженец и житель Керчи, Таврической губернии, полковник, инженер, дворянин.
280. Яблоновский Михаил Иванович, 1899 г. р., уроженец и житель Симферополя, чиновник военного времени (фармацевт-практик).
281. Ягнов (Ячнов) Семен Тимофеевич, 1867 г. р., уроженец и житель Симферополя, поручик флотского экипажа Черноморского флота.
282. Яников Федор Иванович, 1863 г. р., уроженец и житель Ставрополя, чиновник управления Керченского земсоюза, коллежский асессор.
283. Янык Иван Васильевич, 1887 г. р., уроженец и житель Керчи, подпоручик, телеграфист.

В архивах Киева обнаружено еще несколько аналогичных «расстрельных дел». Видимо, это какая-то часть всех дел о беспримерных акциях массового уничтожения людей в Керчи в то время. Однако и обнаруженные дела документально убеждают, что расстрелы осуществлялись с планомерной и последовательной периодичностью в течение длительного времени. Поисковые команды неустанно пополняли тюрьму потенциальными смертниками, а пачки заполненных анкет после рассмотрения их «тройкой» методично попадали в разряд «ликвидации». Залпы расстрелов не утихали. Древний очаровательный город Пантикапей не видел подобного ужаса за долгую свою историю.

Через один день после казни 283 человек, 9 декабря 1920 г., та же «тройка» решила судьбу 76 пленных, стражников, чиновников, сестер милосердия и простых горожан. Все они были расстреляны «как явные контрреволюционеры и враги трудового народа»6.

Список XX

1. Андрианов Константин Яковлевич, 1885 г. р., уроженец и житель Керчи, стекольщик, из крестьян, служил мелким чиновником государственной стражи в Керчи.
2. Апанасов Гавриил Александрович, 1891 г. р., уроженец хутора Елкино, станицы Богаевская, Черкасского округа, Донской области, казак войско Донского, служил матросом 2-го дивизиона сторожевых катеров Керченского военного порта.
3. Байтодорова Валентина Константиновна, 1898 г. р., уроженка и жительница Мариуполя, Екатеринославской губернии, гречанка, медицинская сестра Керченского эпидемического госпиталя.
4. Белостоцкий Леонид Петрович, 1899 г. р., уроженец и житель Макеевки, Донецкого округа, служил матросом-пулеметчиком 2-го дивизиона сторожевых катеров Черноморского флота, старший урядник.
5. Бобыревский Иван Матвеевич, 1900 г. р., уроженец Таганрога, Донской области, из мещан, служил машинистом канонерской лодки «Кача» Донской военной флотилии.
6. Ботуков Яков Петрович, 1878 г. р., уроженец и житель д. Ревякино, Путивльского уезда, Курской губернии, из крестьян, служил в Путивльской уездной управе, мелкий чиновник государственной стражи в Керчи.
7. Бровцын Константин Алексеевич, 1870 г. р., уроженец Екатеринославской губернии, дворянин, надворный советник с высшим образованием (юридическим), служил председателем Щигровского съезда мировых судей Курской губернии.
8. Бровцын Михаил Дмитриевич, 1869 г. р., уроженец и житель Обояни, Курской губернии, из дворян, член земуправы, землевладелец.
9. Буланов Николай Евлампиевич, 1890 г. р., уроженец хутора Синявский, станицы Елизаветовской, из семьи казака-хлебопашца, служил в особом морском батальоне младшим урядником.
10. Виноградов Василий Владимирович, 1880 г. р., уроженец и житель Чернигова, коллежский асессор государственного банка в Чернигове.
11. Гайдуков Виктор Лаврентьевич, 1873 г. р., уроженец Звенигородки, Киевской губернии, житель Киева, высшее юридическое образование, надворный советник Киевского акцизного управления, служил в Керченской горуправе делопроизводителем хозотдела.
12. Горюнов Федор Матвеевич, 1893 г. р., уроженец и житель Богородска, Московской губернии, из мещан, подпоручик.
13. Гринченко Иоаким Иванович, 1890 г. р., уроженец и житель Мариуполя, Екатеринославской губернии, бывший служащий Мариупольского отделения народного банка в чине коллежского асессора, служил подпоручиком 134-го Феодосийского полка 3-й пехотной дивизии.
14. Гринюк Григорий Константинович, 1900 г. р., уроженец и житель Царицыно, учащийся гимназии, служил канониром 3-й батареи 7-й артбригады.
15. Гурлин Степан Львович, 1893 г. р., уроженец и житель Кубанской области, казак, служил в 3-м сивашском полку казачьей части.
16. Демьяненко Сильвестр Филиппович, 1892 г. р., уроженец и житель Керчи, сапожник, малограмотный, служил рядовым в Керченской госстраже.
17. Домаров Сергей Михайлович, уроженец г. Тима, Курской губернии, из мещан, служил начальником отдела уездной управы г. Тима в чине коллежского секретаря и секретарем съезда мировых судей в Белгороде, а с января 1920 г. служил в управлении Керченского порта.
18. Егоров Григорий Андреевич, 1895 г. р., уроженец станицы Гниловская, Донской области, казак, служил матросом на военном транспортном судне «Адольф», а затем в пожарной команде управления Керченского торгового порта.
19. Есипов Константин Анатольевич, 1874 г. р., уроженец Владимирской губернии, потомственный дворянин, высшее техническое образование, инженер-механик.
20. Жариков Василий Миронович, 1896 г. р., уроженец и житель Царицыно, учитель, подпоручик 135-го Керчь-Еникальского полка.
21. Зверев Иван Порфирьевич, 1865 г. р., уроженец и житель Харькова, из крестьян, титулярный советник, служил в царской полиции и советской милиции в Харькове секретарем канцелярии.
22. Кали (Халиль) Сулейман, 1896 г. р., уроженец и житель Керчи, рабочий скотобойни.
23. Карауланов Гавриил Михайлович, 1895 г. р., уроженец с. Баковка, Бердянского уезда, Таврической губернии, болгарин, из крестьян, подпоручик 133-го пехотного полка.
24. Киселев Ефим Борисович, 1695 г. р., уроженец станицы Гниловская, Донской области, из казаков-хлебопашцев, служил матросом на военно-транспортном судне «Адольф», а затем пожарным в Керченском торговом порту.
25. Клярцевич Вячеслав Николаевич, 1873 г. р., уроженец и житель Могилева, Могилевской губернии, надворный советник, служил в Черниговском отделении государственного банка в 1909—1919 гг., затем служащий Керченского отделения Народного банка.
26. Козин Павел Алексеевич, 1898 г. р., житель станицы Богаевская, Донской области, казак-хлебопашец, служил рядовым дивизиона сторожевых катеров, а затем в пожарной команде управления Керченского торгового порта.
27. Константинов Владимир Николаевич, 1887 г. р., уроженец и житель Бердянска, Екатеринославской губернии, служил в 1919—1920 гг. телефонистом и младшим писарем управления коменданта Керчи.
28. Константинов Иван Константинович, 1865 г. р., уроженец и житель Бердянска, Таврической губернии, бывший потомственный почетный гражданин, высшее юридическое образование, бывший мировой судья.
29. Кутырев Петр Ефимович, 1697 г. р., уроженец и житель хутора Красный, станицы Цурюпинская, Донской области, казак-хлебопашец, служил пожарным управления Керченского морского порта.
30. Куценко Александра Михайловича, 1900 г. р., уроженец и житель Кременчуга, Полтавской губернии, служил писарем в Красной армии, а затем Белой армии.
31. Кущенко (Кущенков) Александр Александрович, 1882 г. р., уроженец и житель Керчи, дворянин, подпоручик хозяйственной части комендатуры Керчи.
32. Лаврентьев Иван Иванович, 1867 г. р., уроженец и житель г. Щигры, Курской губернии, из мещан, служил делопроизводителем Щигровского воинского присутствия и губернским секретарем начальника Щигровского уезда.
33. Лаврентьев Сергей Иванович, 1896 г. р., уроженец и житель Черкасс, Киевской губернии, студент Московской сельхозакадемии, служил рядовым.
34. Левченко Дмитрий Аверкиевич, 1883 г. р., житель г. Еникале, Керченского уезда, Таврической губернии, по профессии рыбак, служил младшим стражником государственной стражи в порту Керчи.
35. Лемешев Иван Тимофеевич, 1892 г. р., уроженец хутора Костылевский, станицы Семенорокорская, Донской области, казак-хлебопашец, служил матросом Донской флотилии и в запасном морском батальоне.
36. Лихарстов Петр Степанович, 1879 г. р., уроженец и житель станицы Ладожская, Кубанской области, служил коллежским регистратором Калужской, а затем Керченской стражи в 1919—1920 гг.
37. Логвинов Фома Васильевич, 1866 г. р., иеромонах Спасового монастыря (Змеевский уезд, Харьковской губернии).
38. Ложечников Николай Алексеевич, 1882 г. р., уроженец и житель Керчи, из мешан, служил делопроизводителем 2-го участка государственной стражи в Керчи.
39. Лютомский Александр Александрович, 1881 г. р., житель Брянска (Брянский завод), подполковник царской армии, преподаватель артиллерии и инспектор Главного артуправления в Петрограде, преподаватель юнкерской школы в Керчи.
40. Масленников Василий Васильевич, 1875 г. р., уроженец и житель Курска, из мещан, по профессии скорняк, служил судебным приставом в Курском съезде мировых судей.
41. Мелихов Михей Федорович, 1894 г. р., уроженец и житель хутора Мало-Наполово, станицы Мигулинская, Донской области, казак-хлебопашец, матрос дивизиона сторожевых катеров.
42. Минюк Илларион Андреевич, 1891 г. р., уроженец и житель станицы Тимошевская, Кубанской области, из крестьян, служил рядовым Керченской комендатуры.
43. Муха Илья Семенович, 1837 г. р., уроженец и житель с. Воронцово-Александровское, Святокрестовского уезда, Ставропольской губернии, из крестьян, младший офицер кубанского стрелкового полка.
44. Мушанов Александр Иванович, 1877 г. р., уроженец и житель Александровска, Екатеринославской губернии, из мещан, высшее юридическое образование, служил контролером Александровского отделения госбанка и Керченского отделения Народного банка.
45. Новочихин Михаил Архипович, 1877 г. р., уроженец и житель Ейска, Кубанской области, подпоручик офицерской роты.
46. Пенкин Николай Николаевич, 1898 г. р., уроженец и житель Зарайска, Рязанской губернии, студент Московского госуниверситета, подпоручик.
47. Платонов Михаил Николаевич, 1885 г. р., уроженец Хвалынска, Саратовской губернии, драматический актер, корнет, рядовой Керченского отдела пограничной стражи.
48. Платонов Петр Семенович, 1888 г. р., уроженец Конотопа, житель Екатеринослава, бывший чиновник военного времени, писарь военного коменданта Керчи.
49. Плосконосов Василий Васильевич, 1868 г. р., житель Александровска, Екатеринославской губернии, из мещан, высшее образование, служил контролером Екатеринославской отделения госбанка в чине коллежского советника, а затем управляющим Александровского отделения госбанке.
50. Прыгунов Иван Васильевич, 1896 г. р., уроженец и житель Керчи, из дворян, студент Боспорского университета в Керчи.
51. Редин Михаил Николаевич, 1857 г. р., уроженец и житель с. Самарино, Обоянского уезда, Курской губернии, дворянин, член Обоянской уездной земской управы.
52. Сергеев Иван Александрович, 1962 г. р., уроженец д. Юдинка, Щигровского уезда, Курской губернии, из крестьян, рабочий фабрики в Керчи.
53. Смоляков Иван Прохорович, 1896 г. р., уроженец и житель станицы Мелиховская, Черкасского округа, из крестьян, служил матросом морского запасного батальона и мотористом парохода «Кубанец» Донской флотилии.
54. Смородский Алексей Иванович (других данных в деле нет), чиновник, бежал с белыми в Керчь.
55. Смотрич Иван Дмитриевич, 1876 г. р., уроженец Александровска, Екатеринославской губернии, житель с. Гурьевка, Херсонского уезда, учитель начальной школы, подпоручик комендантского управления в Александровске, проживал в Керчи.
56. Сосновский Сергей Петрович, 1898 г. р., уроженец и житель Харбина (Маньчжурия), подпоручик 4-й легкой артбатареи.
57. Старов Павел Иванович, 1898 г. р.. уроженец Старого Оскола, Курской губернии, высшее юридическое образование, мировой судья Старосельского судебно-мирового округа.
58. Стаценко Александр Илларионович, 1902 г. р., уроженец Суджинского уезда, Курской губернии, житель Ростова-на-Дону, из крестьян, чиновник государственной стражи в Керчи.
59. Степанов Василий Тимофеевич, 1884 г. р., уроженец и житель Ельца, Орловской губернии, по профессии портной, рядовой.
60. Стрюков Александр Афанасьевич, 1890 г. р., уроженец и житель станицы Старочеркасская, Донской области, казак, служил матросом дивизиона сторожевых катеров и в пожарной команде управления Керченского торгового порта.
61. Стрюков Тимофей Афанасьевич, 1893 г. р., уроженец и житель станицы Старочеркасская, Донской области, казак-хлебопашец, служил матросом 2-го дивизиона сторожевых катеров и в пожарной команде управления Керченского торгового порта.
62. Суббота Иван Андреевич, 1878 г. р., уроженец и житель с. Андреевка, Змиевского уезда, Харьковской губернии, из крестьян, командир взвода 5-й роты 51-го Закавказского стрелкового полка.
63. Сутулов Михаил Михайлович, 1872 г. р., уроженец и житель Змиева, Харьковской губернии, высшее образование (юридическое), служил следователем и судьей Змиевского уездного суда, коллежский советник.
64. Тищенко Лазарь Степанович, 1889 г. р., уроженец и житель Керчи, по профессии сапожник, рядовой государственной стражи с сентября 1919 г.
65. Тодоров Василий Семенович, 1885 г. р., уроженец д. Аджимушкай, Феодосийского уезда, Таврической губернии, из мещан, служил ефрейтором государственной стражи в Керчи.
66. Федоренко Никита Никитович, 1889 г. р., уроженец и житель Керчи, из мещан, по профессии рыбак, служил рядовым государственной стражи в Керчи.
67. Фенев Василий Степанович, 1881 г. р., уроженец и житель Харькова, высшее юридическое образование, коллежский асессор, судебный следователь Харьковского окружного суда, а затем — Феодосийского окружного суда.
68. Хиль Трофим Павлович, 1890 г. р., уроженец с. Ново-Поповка, Бердянского уезда, житель г. Еникале, Керченского уезда, Таврической губернии, крестьянин-рыбак, служил младшим стражником местной стражи в Еникале.
69. Чередниченко Иван Иванович, 1882 г. р., уроженец слободы Чернянка, Новооскольского уезда, Курской губернии, из крестьян, служил делопроизводителем Керченской государственной стражи (в 1910—1917 гг. служил в канцелярии Курской городской полиции).
70. Чирский Андрей Петрович, 1894 г. р., уроженец и житель станицы Гниловская, Донской области, казак-хлебопашец. служил матросом торгового флота и пожарным в управлении Керченского торгового порта.
71. Чугаев Григорий Алексеевич, 1882 г. р., уроженец и житель г. Сумы, Харьковской губернии, из потомственных почетных граждан, высшее юридическое образование, служил мировым судьей в Сумском судебно-мировом округе.
72. Чумаков Сергей Георгиевич, 1898 г. р., житель Керчи, служил надзирателем тюрьмы в Керчи.
73. Шероцкий Александр Измаилович, 1876 г. р., уроженец Екатеринослава, житель Керчи, служил старшим контролером контроля портов Азовского моря в чине коллежского секретаря.
74. Шивчинин Тихон Васильевич, 1895 г. р., уроженец и житель станицы Гниловская, Донской области, из казаков, служил матросом дивизиона сторожевых катеров в Керченской портовой пожарной команде.
75. Шульгин Степан Яковлевич, 1880 г. р., уроженец станицы Богаевская, Черкасского округа, Донской области, казак, служил в 1920 г. старшим урядником 2-го дивизиона сторожевых катеров Керченского военного порта.
76. Янчевский Константин Васильевич, 1878 г. р., уроженец Сквиры, Киевской губернии, житель Керчи, поляк, служил чиновником госстражи.

14 декабря 1920 г. чрезвычайная тройка в том же составе снова рассмотрела пачку анкет в отношении очередных 76 человек. Контингент арестованных — пленные офицеры, солдаты и матросы Белой армии, бывшие чиновники, торговцы, промышленники, работники госпиталей, священники, т. е. люди, которые по своим политическим и общественным убеждениям, по своему социальному происхождению и образованию представляли, по мнению чекистов, угрозу существования советской власти как «явные контрреволюционеры», не способные понять и примириться с новым общественно-политическим строем и отказаться от привилегированного положения в прошлом.

Все они были арестованы в период с 22 ноября по 13 декабря и содержались, ожидая решения своей участи, в тюрьме. По постановлению «тройки» от 14 декабря 1920 г. все 76 человек были расстреляны7.

Список XXI

1. Авдеев Матвей Николаевич, 1893 г. р., уроженец станицы Птахская, Кубанской области.
2. Александров Василий Николаевич, 1892 г. р., уроженец Варшавы.
3. Балабин Николай Венедиктович, 1874 г. р., уроженец и житель Керчи.
4. Беликов Архип Лукьянович, 1894 г. р., уроженец с. Ефремовское, Мелитопольского уезда, Таврической губернии.
5. Болтенков Николай Васильевич, 1874 г. р., уроженец д. Чермошенскоя, Курского уезда.
6. Борщ Иван Емельянович, 1896 г. р., уроженец станицы Тимошевская, Кубанской области.
7. Браныхин Федор Александрович, 1887 г. р., уроженец Ставрополя.
8. Будник Андрей Фомич, 1860 г. р., уроженец с. Еленовка.
9. Буренков Георгий Евстафьевич, 1894 г. р, уроженец Феодосии.
10. Воинов Александр Иванович, 1875 г. р., уроженец г. Гутры, Курской губернии.
11. Волчанский Николай Константинович, 1882 г. р., уроженец Екатеринослава.
12. Воскобойников Василий Степанович, 1881 г. р., уроженец Харькова.
13. Горбенко Николай Иванович, 1893 г. р., уроженец станицы Новодериковская, Кубанской области.
14. Гирька Лазарь Иванович, 1881 г. р., уроженец станицы Староджериловская, Кубанской области.
15. Горячий Григорий Осипович, 1892 г. р., уроженец д. Томоровка, Белгородского уезда, Курской губернии.
16. Груша Федор Яковлевич, 1893 г. р., уроженец Белгорода.
17. Дятлов Иван Николаевич, 1890 г. р., уроженец Старого Оскола, Курской губернии.
18. Дятлов Михаил Николаевич, 1884 г. р., уроженец д. Казацкая, Старооскольского уезда, Курской губернии.
19. Заброцкий Григорий Иванович, 1891 г. р., уроженец с. Катерлез, Новоселовского уезда, Таврической губернии.
20. Зеленко Николай Михайлович, 1887 г. р., уроженец д. Шидахи, Вятской губернии.
21. Зяблов Лев Алексеевич, 1896 г. р., уроженец Москвы.
22. Касаткин Алексей Иванович, 1891 г. р., уроженец Кишинева.
23. Кондратюк Семен Осипович, 1888 г. р., уроженец д. Коленковша, Б. Литовского уезда, Гродненской губернии.
24. Косятов Григорий Георгиевич, 1878 г. р., уроженец г. Богородское, Московской губернии.
25. Кремянский Федор Евграфович, 1893 г. р., уроженец с Хамутеки, Миргородского уезда, Полтавской губернии.
26. Кривущенко Владимир Григорьевич, 1896 г. р., уроженец и житель Керчи.
27. Кузьмин Василий Васильевич, 1855 г. р., уроженец Николаева.
28. Кукуш Илья Федорович, 1886 г. р., уроженец Мариуполя.
29. Лапуза Василий Иванович, 1881 г. р., уроженец Киева.
30. Ларенцо Василий Петрович, 1866 г. р., уроженец с. Дмитровка, Екатеринославской губернии.
31. Лепин Константин Авитонович, 1887 г. р., уроженец д. Аджимушкай, Феодосийского уезда.
32. Лисица Лука Петрович, 1891 г. р., уроженец Немирова, Подольской губернии.
33. Лях Петр Евсеевич, 1886 г. р., уроженец станицы Кисляковская, Ейского уезда, Кубанской области.
34. Ляшко Василий Трофимович, 1894 г. р., уроженец станицы Тимошевская, Кубанской области.
35. Майоров Евгений Степанович, 1888 г. р., уроженец Харькова.
36. Марченовский Парфений Андреевич, 1891 г. р., уроженец с. Красовка, Бердичевского уезда, Киевской губернии.
37. Маршенко Петр Иванович, 1890 г. р., уроженец Луганска.
38. Медведев Константин Петрович, 1885 г. р., уроженец г. Валуйки, Воронежской губернии.
39. Медведева Дарья Георгиевна, 1887 г. р., уроженка Иркутска.
40. Мелодзинский Сергей Семенович, 1889 г, р., уроженец с. Основы, Харьковской губернии.
41. Микичев Георгий Иванович, 1890 г. р., уроженец и житель Керчи.
42. Муншак Александр Иванович, 1874 г. р., уроженец Петрограда.
43. Ноздрачев-Гурьев Николай Иванович, 1891 г. р., уроженец Полтавы.
44. Олиниченко Иван Лукьянович, 1884 г. р., уроженец и житель д. Владиславовка, Феодосийского уезда, Таврической губернии.
45. Пастернаков Николай Александрович, 1898 г. р., уроженец Мариуполя.
46. Пахоменко Кондрат Яковлевич, 1893 г. р., уроженец и житель Керчи.
47. Пашков Дмитрий Филатович, 1885 г. р., уроженец с. Тамбовка, Таврической губернии.
48. Переверзев Иван Федорович, 1889 г. р., уроженец Харькова.
49. Погребняк Георгий Иванович, 1889 г. р., уроженец Киева.
50. Поповский Вячеслав Евгеньевич, 1887 г. р., уроженец и житель Керчи.
51. Примеров Алексей Николаевич, 1882 г. р., уроженец Торжка, Тверской губернии.
52. Реденко Тит Яковлевич, 1887 г. р., уроженец д. Костысынта, Феодосийского уезда, Таврической губернии.
53. Рекало Григорий Порфирьевич, 1870 г. р., уроженец станицы Приморско-Ахтарская, Кубанской области.
54. Рекало Феодосий Григорьевич, 1892 г. р., уроженец станицы Приморско-Ахтарская, Кубанской области.
55. Савицкий Константин Александрович, 1881 г. р., уроженец Москвы.
56. Садовников Яков Михайлович, 1893 г. р., уроженец Севска.
57. Секирский Александр Леонидович, 1897 г. р., уроженец и житель Керчи.
58. Симопли Константин Лазаревич, 1900 г. р., уроженец и житель Иркутска.
59. Слободяников Александр Иванович, 1892 г. р., уроженец Харькова.
60. Смирнов Иван Алексеевич, 1896 г. р., уроженец Курска.
61. Смородов Василий Никифорович, 1894 г. р., уроженец и житель Керчи.
62. Станков Александр Николаевич, 1889 г. р., уроженец Харькова.
63. Томазо Павел Константинович 1899 г. р., уроженец Мариуполя.
64. Турелин Василий Николаевич, 1881 г. р., уроженец Харькова.
65. Тюмин Филипп Карпович, 1886 г. р., уроженец д. Коясанта, Феодосийского уезда, Таврической губернии.
66. Фатеев Иван Николаевич, 1888 г. р., уроженец д. Коясанта, Таврической губернии.
67. Хлебников Василий Николаевич, 1894 г. р., уроженец Петрограда.
68. Цариченский Михей Стратонович, 1897 г. р., уроженец станицы Гривенская, Донской области.
69. Черепов Петр Михайлович, 1861 г. р., уроженец Путивля, Черниговской губернии.
70. Шаталов Георгий Порфирьевич, 1891 г. р., уроженец г. Щигры, Курской губернии.
71. Шевченко Иван Михайлович, 1871 г. р., уроженец д. Нихлюдово, Курской губернии.
72. Шенгели Евгений Аркадьевич, 1887 г. р., уроженец и житель Керчи.
73. Юдицкий Анатолий Матвеевич, 1897 г. р., уроженец д. Элаша, Гродненской губернии.
74. Юрченко Григорий Иванович, 1891 г. р., уроженец станицы Тимошевская, Кубанской области.
75. Юрченко Дмитрий Петрович, 1890 г. р., уроженец Харькова.
76. Ющенко Роман Никитович, 1892 г. р., уроженец г. Еникале, Керченского уезда.

В перерывах между массовыми расстрелами в декабре 1920 г. — январе-апреле 1921 г. расстреливали и по одному-два человека. Выяснить, почему их не присоединяли к указанным выше большим группам, а казнили отдельно, не удалось.

Вероятно, руководство чекистских подразделений и реввоенсовет своеобразно беспокоились о «расстрельных» командах. Опасались, не утратят ли они форму, навыки и готовность выполнять предписания расстреливать людей в перерывах между массовыми акциями, особенно тогда, когда эти перерывы затягивались.

По таким одиночным делам были расстреляны отдельно по постановлениям «тройки» 15 арестованных.

1. Болгаров Василий Николаевич, 1883 г. р., уроженец и житель Керчи, начальник отдела снабжения военного комиссариата, 3 апреля 1921 г. (дата вынесения постановления о расстреле)8.
2. Бурлаков Стефан Андреевич, 1891 г. р., уроженец и житель с. Еремовка, Керченского уезда, 3 ноября 1921 г.9
3. Вознесенский Василий Матвеевич, 1890 г. р., уроженец Курской губернии, житель Керчи, офицер 6-го армейского запасного батальона, 6 апреля 1921 г.10
4. Зубков Митрофан Матвеевич, 1887 г. р., уроженец станицы Кудрическая, Донской области, казак, 8 февраля 1921 г.11
5. Костенко Йосиф Кононович, 1878 г. р., уроженец с. Мазеповцы, Васильковского уезда, Киевской губернии, крестьянин, 26 апреля 1921 г.12
6. Недоступа Леонтий Харитонович, 1894 г. р., уроженец с. Святоселье, Полтавской губернии, житель Керчи, ул. Нагорная, 15, рабочий, солдат, 12 февраля 1921 г.13
7. Никиченов Иван Родионович, 1896 г. р., уроженец и житель Керчи, ул. Карантинная, 85, слесарь в порту, 24 января 1921 г.14
8. Подмогильный Сергей Филиппович, 1876 г. р., уроженец Темрюка, Кубанской области, житель Керчи, 14 марта 1921 г.15
9. Радаевич Сергей Михайлович, 1899 г. р., уроженец Турова, Минской губернии, житель Керчи, солдат в команде связи, 13 февраля 1921 г.16
10. Рыжих Александр Николаевич, 1901 г. р., уроженец и житель Керчи, ученик гимназии, 27 декабря 1920 г.17
11. Седов Григорий Емельянович, 1897 г. р., уроженец Изюмского уезда, Харьковской губернии, житель Керчи, старшина морского наблюдательного поста «Еникальский маяк», 28 февраля 1921 г.18
12. Саенко Иван Иванович, 1863 г. р., уроженец с. Таракташа, Феодосийского уезда, житель Керчи, сапожник, 1 апреля 1921 г.19
13. Сургучев Ефим Егорович, 1859 г. р., уроженец Ярославской губернии, житель пос. Старый карантин Керчи, рыбак, 5 марта 1921 г.20
14. Сухман Дмитрий Константинович, 1895 г. р., уроженец и житель Керчи, артист цирка, 5 декабря 1920 г.21
15. Тифонов Максим Михайлович, 1893 г. р., уроженец Новочеркасска, житель Керчи, юнкер Керченского отдела пограничной охраны, за «службу в белых и нежелание перейти на сторону советской власти», 28 декабря 1920 г.22

В феврале 1921 г. жители Керчи Бахметьев Иван Владимирович, 1891 г. р., рабочий фабрики23 и Крылов Яков Максимович, 1879 г. р., мещанин24, были заключены в концлагерь сроком на 5 лет за контрреволюционную деятельность.

Керчан, т. е. арестованных и находящихся в керченской тюрьме, расстреливали в таких же скрытых от местного населения местах, как и в других крымских городах, — на окраинах. Однако эти сведения все же неведомыми путями просачивались, хранились и передавались из поколения в поколение. В настоящее время эти места установлены, хотя они еще не получили своего официального статуса и не имеют памятных знаков. Кроме того, известны случаи, когда в припадке буйной вседозволенности чекисты устраивали себе своеобразное развлечение. Как сообщает С.П. Мельгунов в своей повести «Крым после Врангеля. Крым — всероссийское кладбище», чекисты, именуя операцию по истреблению людей «десантом на Кубань», вывозили смертников в море и топили их.
Примечания

1. Великий Жовтень. Громадянська війна на Україні: Енцикл. слов. — К., 1987.
2. ЦГАООУ, № 8404 фп.
3. Ленин В.И. ПСС. — М., 1970. — Т. 52. — С. 297—298.
4. Там же. — С. 309.
5. ЦГАООУ, № 72256 фп.
6. ЦГАООУ, № 70873 фп.
7. ЦГАООУ, № 70874 фп.
8. ЦГАООУ, № 70554 фп.
9. Там же, № 70715 фп.
10. Там же, № 71773 фп.
11. Там же, № 8524 фп.
12. Там же, № 130 фп.
13. Там же, № 71030 фп.
14. ЦГАООУ, № 71366 фп.
15. Там же, № 125 фп.
16. Там же, № 6064 фп.
17. Там же, № 70544 фп.
18. Там же, № 71441 фп.
19. Там же, № 126 фп.
20. Там же, № 6063 фп.
21. Там же, № 7263 фп.
22. Там же, № 69828 фп.
23. Там же, № 70673 фп.
24. Там же, № 71953 фп.

http://www.krimoved-library.ru/books/po ... odi14.html

От себя: в списках расстрелянных не хватает Чичерова Ивана, офицер, житель Керчи (UPD расстрелян белыми летом 1919г.)


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Л. Абраменко. «Последняя обитель. Крым, 1920—1921 годы»
СообщениеСообщение добавлено...: 16 июл 2015, 22:51 
Не в сети
Хранитель Форума

Зарегистрирован: 16 дек 2014, 14:03
Сообщений: 2346
Благодарил (а): 193 раз.
Поблагодарили: 482 раз.
Пункты репутации: 60
Поспешно отходившим белогвардейцам удалось оторваться от советских войск на 1 — 2 перехода. С помощью французских* кораблей до 80 тыс. солдат, офицеров и гражданских беженцев были эвакуированы в Турцию. 15 ноября без боев были освобождены Севастополь и Феодосия, 16 ноября Керчь и 17 ноября Ялта**.
http://dic.academic.ru/dic.nsf/bse/1195 ... 0%BA%D0%BE
* бессовестно врут - корабли были русские, позже реквизированные Францией
*dic.academic врёт - последним белогвардейским городом была Керчь

Так, по приказу "тройки" в составе Данишевского (начальник Особого отдела 13-й армии Южного фронта и Уполномоченный Крымской ударной группы Особого отдела Южного и Юго-Западного фронтов), Добродницкого (начальник 1-го Крымского Особого пункта Особого отдела Южного фронта) и Зотова (начальник Особого отделения 9-й стрелковой дивизии, освободившей Феодосию и Керчь) "из задержанных и зарегистрированных в Феодосии белогвардейцев в количестве 1100 человек расстреляно 1006 человек…
Задержанных в Керчи офицеров и чиновников – приблизительно 800 человек, из которых расстреляно около 700 человек.
Расстрелянных, по приблизительному подсчету, можно подразделить в процентном отношении так:
генералов – 15 человек;
полковников и подполковников – 20% от общего количества;
капитанов и штабс-капитанов – 15%;
поручиков и подпоручиков – 45%;
чиновников военного времени –10%;
полицейских, контрразведчиков, приставов, стражников и других – 10%".
Отмечаю, что в Феодосии и Керчи имеется около 150 офицеров больных в лазаретах, их свели в один лазарет и поставили караулы.

В настоящее время регистрация и расправа офицеров и чиновников закончена и приступлено к регистрации бежавшей с севера буржуазии. В Керчи регистрацию проводит тов. Данишевский, в Феодосии с 10.XII — буду производить я в Особоотделении 9-й дивизии и думаю, что нужно будет расстрелять в обоих городах до 100 человек.

По окончании регистрации и облав в городе, а это будет к 20.ХII, будет приступлено по всему Керченскому полуострову с облав людей с целью выловли скрывающихся, по словам бежавшей буржуазии и офицеров, так как таковые уже начинают сорганизовываться в мелкие бандочки, и были случаи нападения на одиночные обозы*. С этой целью мною получен отряд, состоящий из «зеленых» в количестве 160 человек при 4-х пулеметах. Довольно сильно сплоченный и хорошо дисциплинированный отряд, знающий в горах и лесах тропинки и места, где могут спрятаться, и ловля их облегчится.
Начосободив и член тройки П. Зотов
Симферополь
Источник: ЦА ФСБ РФ Ф. 38. Оп. 1. Д. 1626. Л. 1-2. Подлинник. Опубликовано: Русская военная эмиграция 20-х — 40-х годов. Документы и материалы. — М.: Гея. T. 1. 1998. C.234–236.
------------------------
По данным российских историков А. Литвина и А. Здановича, "в течение нескольких месяцев в Крыму было расстреляно около 12 тыс. только военнослужащих Русской армии".

ИСТОЧНИКИ:
Брошеван В. Крымская эпопея. К истории вопроса эвакуации (бегства) Русской армии генерала П.Н. Врангеля из Крыма в ноябре 1920 года. – "Коммунист Крыма", 2000, 17 ноября.
..............................

Народному комиссару по делам национальностей тов. Сталину
Копию в ЦК РКП(б)
Доклад
б. члена коллегии Наркомнаца Султан-Галиева
О положении в Крыму
<…>
Ненормальное состояние партийной организации в Крыму отразилось и на состоянии советской работы. Но в развитии советской работы, помимо этой причины, были еще другие специфические условия, которые породили ненормальность ее постановки.
Первой и очень крупной ошибкой в этом отношении явилось слишком широкое применение в Крыму красного террора. По отзывам самих крымских работников, число расстрелянных врангелевских офицеров достигает во всем Крыму от 20 до 25 тысяч. Указывают, что в одном лишь Симферополе расстреляно до 12 000. Народная молва превозносит эту цифру для всего Крыма до 70 000. Действительно ли это так, проверить мне не удалось.
Самое скверное, что было в этом терроре, так это то, что среди расстрелянных попадало очень много рабочих элементов и лиц, отставших от Врангеля с искренним и твердым решением честно служить Советской власти. Особенно большую неразборчивость в этом отношении проявили чрез­вычайные органы на местах. Почти нет семейства, где бы кто-нибудь не по­страдал от этих расстрелов: у того расстрелян отец, у этого брат, у третьего сын и т.д.
Но что особенно обращает на себя в этих расстрелах, так это то, что рас­стрелы проводились не в одиночку, а целыми партиями, по нескольку де­сятков человек вместе. Расстреливаемых раздевали донага и выстраивали перед вооруженными отрядами.
<...>
14/IV-21 г. гМосква
б. член коллегии Наркомнаца: Султан-Галиев
Источник: ЦТА ИПД РТ. Ф. 8237. Оп. 1. Д. 5. Опубликовано: Научно-документальный журнал «Гасырлар авазы — Эхо веков».1997. № 3/4.
-----------------------------------

Вронский — член тройки особого отдела ВЧК 4-й армии и Крыма и 13-й армии Южного фронта. За его подписью вынесены постановления о расстреле в Керчи: 6 декабря 1920г. — 174 человека, 7 декабря — 283, 9 декабря — 76, 14 декабря — 76 человек.
Под председательством Данишевского вынесены постановления "тройки" о расстреле в Керчи: 6 декабря 1920г.—174 человека, 7 декабря—283, 9 декабря—76, 14 декабря — 76 человек
С участием Добродицкого вынесены постановления о расстреле в Керчи: 6 декабря 1920г.—174 человека, 7 декабря—283, 9 декабря—76, 14 декабря — 76 человек



За это сообщение автора kalashik поблагодарил: Русская Версия
Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Л. Абраменко. «Последняя обитель. Крым, 1920—1921 годы»
СообщениеСообщение добавлено...: 19 июл 2015, 19:23 
Не в сети
Хранитель Форума

Зарегистрирован: 16 дек 2014, 14:03
Сообщений: 2346
Благодарил (а): 193 раз.
Поблагодарили: 482 раз.
Пункты репутации: 60
Дополню судами, которые были оставлены белыми в Керчи в 1920

Плавучие батарея «25 октября» (№5)
Построена в годы войны в Николаеве, мобилизована в марте 1920 г., 8 мая передана в Азовскую флотилию и вооружена как плавбатарея. До 1932 г. использовалась в качестве минной баржи в Керчи.

«Этор»
Водоизмещение 60 т, длина 18,6 м, ширина 4,8 м. Мощность машины 150 л.с., скорость 9 узлов. Вооружение — два 76-мм орудия. Экипаж 11 человек.
Бывший буксирный пароход, построен в Одессе в 1896 г. Мобилизован 15 июня 1920 г.. вооружен и 3 июля зачислен в боевой состав МСЧМ. 19 июня 1922 г. разоружен и возвращен гражданскому флоту. Вновь мобилизован 22 июня 1941 г., использовался в качестве катерного тральщика. Погиб 28 марта 1944 г. в Керченском проливе во время шторма.

«Ростислав»
Нормальное водоизмещение 10 140 т, длина 107,2 м, ширина 20,7 м, осадка 7,8 м. Мощность машин 8800 л.с., скорость 15,3 узла, дальность хода 3500 миль (на 8 узлах). Вооружение (на 1918 г.) — четыре 254-мм орудия, восемь 152-мм орудий, четыре 75-мм зенитных орудия, четыре 63-мм зенитных орудия, два бортовых 457-мм торпедных аппарата. Бронирование — главный пояс 254–368 мм, верхний пояс 127 мм, башни ГК 254 мм, башни среднего калибра 152 мм, палубы до 76 мм. Экипаж 860 человек.
Вступил в строй в 1899 г., с марта 1918 г. находился на хранении в Севастопольском порту, в мае захвачен германскими войсками. 24 апреля 1919 г. механизмы корабля были подорваны англичанами. 18 ноября 1919 г. зачислен в состав Морских сил Юга России как блокшив партии траления, в 1920 г. использовался в качестве несамоходной плавучей [454] батареи на Азовском море, в ноябре затоплен у Еникале для заграждения Керченского пролива. В 1930 г. частично поднят как металлолом.

«Георгий»
Водоизмещение 453 т, длина 61,7 м, ширина 10,1 м, осадка 3,5 м. Мощность машин 400 л.с., скорость 9 узлов, дальность хода 1700 миль. Вооружение — два 75-мм и два 37-мм орудия, тралы.
Бывшая паровая шхуна, построена в Будапеште (Австро-Венгрия) в 1910 г. Осенью 1916 г. мобилизована и переоборудована в тральщик Т-261. 1 мая 1918 г. захвачена германскими войсками в Севастополе, с 1919 г. — в составе Морских сил Юга России с возвращением прежнего имени. В сентябре 1920 г. подорвалась на мине возле Керчи и была брошена при эвакуации Крыма. 23 ноября 1920 г. зачислена в состав Морских сил Черного моря,летом 1921 г. разоружена. Вновь мобилизована в июне 1941 г., в 1945 г. возвращена Азовскому пароходству.

«Кафа» (Т-274, б, буксир, 82 т, 10 узлов, два 37-мм орудия, тралы) — оставлен в Керчи при эвакуации Крыма, зачислен в состав Азовской флотилии, в 1922 г. передан гражданскому флоту.

«Мичман Ковалевский»
Водоизмещение 45 т, длина 18 м, ширина 3 м, осадка 1,2 м. Мощность мотора 80 л.с., скорость 9 узлов. Вооружение — два 47-мм орудия.
Бывший «Подпоручик», бывший катер № 5, построен в 1917 г. С апреля 1919 г. — в составе Морских сил Юга России. В ноябре 1920 г. захвачен советскими войсками и зачислен в состав Морских сил Черного моря как «Тральщик № 2». 8 декабря 1922 г. передан Севастопольскому торговому порту (по другим данным, в мае 1922 г. затонул в Керчи из-за течи в корпусе).

«Меотида»
Водоизмещение 100 т, длина 25,3 м, ширина 5 м, осадка 2,4 м. Мощность машины 150 л.с., скорость 8 узлов, дальность хода 530 миль.
Бывший буксирный пароход, построен в Гельсингфорсе в 1898 г. Использовался как гидрографическое судно, с 1918 г. — в составе морских сил Добровольческой армии. 16 ноября 1920 г. оставлен в Керчи при эвакуации Крыма, 15 декабря зачислен в состав советской Азовской флотилии, в 1921 г. передан гражданскому флоту.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Л. Абраменко. «Последняя обитель. Крым, 1920—1921 годы»
СообщениеСообщение добавлено...: 19 июл 2015, 19:31 
Не в сети
Хранитель Форума

Зарегистрирован: 16 дек 2014, 14:03
Сообщений: 2346
Благодарил (а): 193 раз.
Поблагодарили: 482 раз.
Пункты репутации: 60
ШТАБ КЕРЧЕНСКОГО УКРЕПЛЕННОГО РАЙОНА
*Ф.743; 27 д.; 1920 - 1921 гг.
Создан приказом РВСР N 2610/520 от 26 ноября 1920 г. для охраны побережья Черного и Азовского морей и пролива Керчь-Еникале. Находился в оперативном подчинении начальника 3 сд 4 армии, с 12 мая 1921 г. - командующего войсками Украины и Крыма. Приказом по УР N 147 от 6 июня 1921 г. объявлялось о расформировании района, личный состав обращался на укомплектование штаба Керченской крепости.
Приказы по УР и гарнизону (дек. 1920 - июнь 1921), управлению начальника инженеров (янв. - февр. 1921). Записи разговоров по прямому проводу с инженером 3 сд, сводки о ходе работ по строительству береговых оборонительных укреплений (янв. - май 1921); отчет начальника Керченской инженерной дистанции о работе (янв. - февр. 1921).
Оперативные приказы по УР (февр. - июнь 1921), оперативные сводки штаба района (янв. - март 1921). Сведения о численности личного состава и вооружения в войсках района (янв. - июнь 1921), доклады и рапорты о заготовке дров.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Л. Абраменко. «Последняя обитель. Крым, 1920—1921 годы»
СообщениеСообщение добавлено...: 19 июл 2015, 19:53 
Не в сети
Хранитель Форума

Зарегистрирован: 16 дек 2014, 14:03
Сообщений: 2346
Благодарил (а): 193 раз.
Поблагодарили: 482 раз.
Пункты репутации: 60
Ховрин Н. А. (1891-1972), матрос Балтийского флота с 1914 г., член Центробалта. Командир матросских отрядов, устанавливающих советскую власть в Крыму.
После взятия Керчи Красной армией, Ховрин был назначен комендантом Керченского военного порта


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Л. Абраменко. «Последняя обитель. Крым, 1920—1921 годы»
СообщениеСообщение добавлено...: 19 июл 2015, 19:56 
Не в сети
Хранитель Форума

Зарегистрирован: 16 дек 2014, 14:03
Сообщений: 2346
Благодарил (а): 193 раз.
Поблагодарили: 482 раз.
Пункты репутации: 60
В декабре 1920 г. Петровская и Сарайминская волости вместе с территорией градоначальства получили статус отдельного уезда с центром в г. Керчи. В январе 1921 г. волости были ликвидированы, на их месте образовались Петровский (с июля 1921 г. — Ленинский) и Керченский районы в составе уезда, который из октября 1921 г. был преобразован на Керченский округ в составе Крымской АССР. В октябре 1923 г. — округ реорганизован в Керченский район, а районы, которые входили в состав округа, — ликвидированы. В октябре 1930 г. район начал именоваться Ленинским, а его центром стало с. Ленинское. Одновременно Ленинскому району была передана часть территорий Феодосийского района.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Керчь после ухода белых в 1920
СообщениеСообщение добавлено...: 20 июл 2015, 11:32 
Не в сети
Хранитель Форума

Зарегистрирован: 16 дек 2014, 14:03
Сообщений: 2346
Благодарил (а): 193 раз.
Поблагодарили: 482 раз.
Пункты репутации: 60
Из истории органов ВЧК в Крыму
http://d-v-sokolov.livejournal.com/486959.html
Материал крымского историка А.Ишина о деятельности органов ВЧК в Крыму в 1920-1921 гг. Статья базируется во многом на ранних публикациях автора. Интересна тем, что в ней приводятся документы о деятельности ЧК и созданных при ней т.н. "отрядов по борьбе с бандитизмом", которые до образования ЧОН (лето 1921 г.) осуществляли функции борьбы с повстанческим - "бело-зеленым" движением. По сути - выступали в роли карателей, захватывая заложников и устраивая показательные экзекуции.
(Примечание: в статье цитируются цифры отчета Крымской облЧК за 1921 г., согласно которому расстреляли "всего лишь" более 400 человек. Т.к. замечено, что этими цифрами пытаются оперировать нынешние красные ревизионисты (считая, что они опровергают тезис о массовости красного террора в Крыму после эвакуации армии Врангеля), считаю необходимым в очередной раз пояснить:
- Крымобл ЧК (КрымЧК) была создана в апреле 1921 г., когда пик террора прошел. Однако ранее существовала структура с примерно тем же названием - КрымЧК, которая была создана в ноябре 1920 г., и где трудился главным расстрельщиком будущий видный полярник И.Д.Папанин. Данные по ней до настоящего времени не приводились. Но, раз уж Папанин на почве расстрелов угодил в психбольницу - надо полагать, их было немало.
- основной "вклад" в террор приходится на "тройки" Особых отделов, документация которых также доступна фрагментарно и разбросана по разным архивам. Некоторые из этих документов выявил и опубликовал киевский юрист Л.Абраменко в своей книге "Последняя обитель". Но эти цифры также неполны).

Из истории органов ВЧК в Крыму
Андрей ИШИН

После эвакуации войск генерала П.Н. Врангеля из Крыма (ноябрь 1920 года) новые власти приступили к утверждению на полуострове «революционного порядка». Первостепенная роль в этом процессе отводилась системе органов ВЧК.
В своем становлении на территории Крыма эта система прошла длительную и сложную эволюцию. С конца 1920 года функции борьбы с «контрреволюционным подпольем» осуществляли особые отделы 6-й, 4-й армий, Черного и Азовского морей [1]. Отметим, что именно особые отделы являлись главными проводниками политики массового террора на полуострове. Их деятельность характеризуется произволом и бесконтрольностью.


Говоря о совокупности особых отделов, необходимо упомянуть об «Особом отделе Крыма» (Особый отдел Крымского революционного комитета). Планировалось, что именно Особый отдел Крыма будет центральным органом при реализации репрессивной политики в Крымском регионе. Как нам удалось установить, этот орган не являлся вновь образованной структурой, его функции исполнялись армейскими особыми отделами.

Приказ №7 Крымревкома от 18 ноября 1920 года гласил: «… Временно все права и полномочия Особого отдела Крыма предоставляются Особому [отделу] Реввоенсовета 6-й армии. О всех случаях покушения на обыск и арест без ордера Особого отдела Крымревкома (Особого отдела 6-й армии) немедленно сообщать коменданту города и начальнику Особого отдела [2]…» [3]. Особый отдел 6-й армии и Крыма располагался по адресу: угол улиц Екатерининской (ныне ул. Карла Маркса) и Жуковского, № 2, 4 [4]. Этому органу (впрочем, как и другим особым отделам) был свойственен принцип уничтожения потенциальных «классовых врагов», исходя из их происхождения и ранее занимаемого социального положения. При этом было вовсе необязательно, чтобы они принимали участие в вооруженной борьбе с большевизмом. Характерным примером являются следственные дела видных общественных деятелей, посвятивших себя служению Крыму – А.П. Барта и А.А. Стевена (внука основателя Никитского ботанического сада Х.Х. Стевена), смертные приговоры которым были вынесены в Особом отделе 6-й армии [5].

Функции Особого отдела Крыма этим органом исполнялись относительно недолго – уже с конца 1920 года они переходят к Особому отделу 4-й армии во главе с Михельсоном [6].

Жертвы репрессий, проводимых на полуострове, исчислялись десятками тысяч. Крым стали называть «Всероссийским Кладбищем» [7].

Отметим, что именно массовый террор, сопровождавшийся жесткой военно-коммунистической политикой хозяйствования, обусловил глубокий политический кризис, с особой остротой проявившийся в крымском селе. Вскоре оно становится фундаментальной опорой т. н. «политического бандитизма» или повстанческого движения «бело-зеленых» (в нем участвовали широкие слои населения: от бывших дворян до крестьянства и городских прослоек, присутствовали также и откровенно уголовные элементы), которое длительное время являлось фактором фактического продолжения гражданской войны.

Работа особых отделов по вероломному уничтожению поверивших в обещанное властями помилование бывших военнослужащих армии Врангеля направлялась «Крымской ударной группой», существование которой замалчивалось в советской историографии. Начальником «Крымской ударной группы» 21 ноября 1920 года был назначен заместитель начальника Особого отдела Южного и Юго-Западного фронтов Е.Г. Евдокимов [8]. Руководитель ГПУ УССР В. Балицкий [9], оценивая деятельность этой группы, подчеркнул, что «ответственная работа выпала особым отделам во время чистки подполья, особенно в Крыму после ликвидации врангелевского фронта. Раскаленным железом выжжены гнезда контрреволюции, которые оставили белогвардейцы в Крыму» [10]. М.В. Фрунзе в резолюции наградного списка Евдокимова указал: «Считаю деятельность тов. Евдокимова заслуживающей поощрения. Ввиду особого характера этой деятельности проведение награждения в обычном порядке не совсем удобно» [11].

Деятельность «Крымской ударной группы» ярко характеризуется одним из немногочисленных дошедших до наших дней документов – приказом ее уполномоченного Данишевского, изданным 30 ноября 1920 года «по городу Керчи и окрестностям». Приведем его содержание: «В целях учета и регистрации всех лиц, состоявших на службе в белых армиях, приказываю: всем домовым комитетам, а где таковых нет, домохозяевам и квартировладельцам в 48-ми часовой срок представить в особый пункт города Керчи (Строгановская улица рядом с мужской гимназией) точные и подробные сведения о проживающих в их домах лицах, когда-либо состоящих в одной из белых армий, независимо от занимаемой должности и чина, и до сих пор не зарегистрировавшихся в особых отделах. Уклонившиеся от исполнения настоящего приказа будут рассматриваться как злоумышленники против Рабоче-Крестьянской Республики и будут расстреляны»[12]. По существу, данный приказ дает определенное представление о размахе карательных акций Крымской ударной группы – расстреливать могли даже за недонесение о неявившихся на регистрацию военнослужащих Белой армии.

Наряду с особыми отделами в Крыму существовали различные Трансчека, Морчека. Каждое из этих учреждений опиралось на приказы своих центров, что неизбежно приводило к трениям между указанными органами, а обособленность от местной власти влекла крупные «перегибы» в работе. Несомненно, что сложившаяся система разрозненных органов ВЧК в Крыму не могла способствовать успешной борьбе с контрреволюцией, и уже в конце 1920 года стала очевидна необходимость создания единого руководящего и координирующего учреждения на территории Крыма.

С этой целью 9 декабря 1920 года на полуострове создается региональный орган ВЧК – Крымская чрезвычайная комиссия (Крымчека) [13]. Первым председателем был назначен Каминский, направленный в Крым из Москвы (всего в рассматриваемый нами период на посту председателя Крымской ЧК побывали, сменяя друг друга, шесть руководителей – Каминский, Реденс, Вихман, Смирнов, Фомин, Ротенберг).

21 декабря 1920 года Областным комитетом РКП(б) была утверждена коллегия Крымчека в следующем составе: председатель – Каминский, заведующий секретно-оперативным отделом – Полканов, секретарь – Протопопов, заведующий административным отделом – Погребной и представитель Ревтрибунала – Курган [14].

Так как первая попытка по созданию Крымской ЧК была не вполне удачной, - центром был послан новый организатор - полномочный представитель ВЧК на территории Крыма С. Реденс [15], который прибыл на полуостров 19 января 1921 года. Им были образованы в Симферополе, Севастополе и Керчи самостоятельные городские ЧК с правом вынесения смертных приговоров с подчинением непосредственно полномочному представителю ВЧК, а в Феодосийском, Евпаторийском, Ялтинском уездах - политбюро с правами исключительно ведения следствия. В ряд районов были направлены уполномоченные. Несмотря на одинаковое значение городских ЧК полномочный представитель ВЧК проводил свою работу через аппарат Симферопольской городской ЧК (СГЧК).

18 апреля 1921года на заседании СГЧК было постановлено ликвидировать в Крыму особые отделы 4-й армии и Черного и Азовского морей и реорганизовать СГЧК в Крымскую областную ЧК (КОЧК) с непосредственным подчинением ВЧК, при ней создать Особый отдел [16]. На местах были образованы с правами самостоятельного вынесения смертных приговоров Севастопольская и Керченская ЧК, а в Евпаторийском, Ялтинском, Феодосийском, Джанкойском уездах - уездные ЧК (УЧК) с уменьшенным штатом сотрудников и правом вынесения приговоров, связанных с лишением свободы на срок до двух лет и смертных приговоров с обязательным утверждением их в КОЧК. В начале сентября в Симферополе была созвана конференция председателей ЧК и начальников пограничных особых отделов, на которой было постановлено влить последние в местные ЧК на правах отделений секретно-оперативных отделов. Таким образом, в Крыму завершилось становление единой системы органов ЧК. После образования Крымской АССР (18 октября 1921 года) Крымская областная чрезвычайная комиссия стала именоваться Крымской чрезвычайной комиссией (КЧК).

Для борьбы с вооруженными отрядами «бело-зеленых» [17] в распоряжении ЧК имелись собственные вооруженные силы. На начальном этапе становления системы органов ЧК на полуострове эти функции выполняли экспедиционные отряды Особого отдела 4-й армии, Особого отдела Черного и Азовского морей, а также экспедиционный отряд Симферопольской городской чрезвычайной комиссии. Наряду с собственно боевыми, «истребительными», функциями эти отряды налаживали разведывательную работу, в целях чего создавались осведомительные сети. Примечательно, что наряду с осведомлением в функции внедренных в повстанческие группы секретных сотрудников входила также «усиленная агитация», направленная на разложение отрядов «бело-зеленых» [18]. В материалах ЧК отмечается, что «эта агитация имела колоссальное значение в их разложении»[19]. Вместе с тем отмечались случаи убийств «зелеными» секретных сотрудников [20].

Остановимся подробнее на негативных сторонах деятельности экспедиционных отрядов. Ими широко практиковалась система заложничества. В приказе по экспедиционному отряду Особого отдела 4 армии предписывалось «принять за правило следующее: по окружению села или деревни брать заложников от 5 до 10 человек на время операции»[i][21]. Однако на практике эти нормы были серьезно превышены. Характерны были и другие злоупотребления, крайне негативно отразившиеся на взаимоотношениях с местным населением. В качестве наглядного примера приведем содержание «Акта установления злоупотреблений, нанесенных гражданам села Улу – Узень отрядом Особотдела Черназморей по борьбе с бандитизмом в Крыму».

Согласно показаниям секретаря Улу – Узеньского сельского ревкома, [i]«1921 года 3 апреля к нам прибыл отряд Черназморей по борьбе с бандитизмом в Крыму. По приезде в село командир Чернобровый приказал собраться на митинг, и когда жители собрались, он, ругая площадной бранью, приказал стоять собравшимся смирно, митинг был окружен вооруженным отрядом и было выставлено 2 пулемета, и когда один из граждан заявил, что такое собрание недопустимо по отношению к гражданам, то тов. Чернобровый начал ругать граждан площадной бранью, а также и Магометом, когда же ему были заданы вопросы, он, не желая их выслушивать, продолжал ругаться площадной бранью. Митинг закончился тем, что из среды собравшихся было выделено 40 человек, из которых уведено в качестве заложников 28 человек. У пяти граждан села были произведены обыски… У Биляла забрано все имущество и скот: 2 вола, 3 лошади и две линейки, и 25 пудов ячменя, и все сено, у [Куртасана] Аджи Мурат забрана половина имущества, у Аджали Мурат забрано три четверти имущества. При заборе имущества… списки имущества составлялись, но копии их не оставлены в сельревкоме. При заборе заложников командир Чернобровый предложил привести ему безрукого атамана бело-зеленых Улу-Узеньской группы. Жители, собравшись, вышли в лес и поймали 2 бело-зеленых, которых сдали Чернобровому, но заложников не выпустили. Отдельные красноармейцы вели себя очень скверно, самостоятельно врывались в дома, требуя фуража и продовольствия, понося похабными словами граждан, кроме этого, для отряда было зарезано по требованию командира 5 овец и [сдано] пудов 10 хлеба, 3 пуда крупы, 20 п. ячменя, около 100 пудов сена и 200 штук яиц, на забранное продовольствие никаких письменных требований не было и расписок не оставлено. За время пребывания в Улу-Узени отряд никаких операций не предпринимал, на 3-й день уехал и увез с собой заложников. В настоящее время 6 заложников возвратилось, а остальные отправлены неизвестно куда»[22].

Приведем также выписку из протокола общего собрания политработников политчасти при экспедиционном отряде по борьбе с бандитизмом в Крыму: «…по приезде в деревню Демерджи отряд Черноазморей хуже бесчинствовал, чем в Улу-Узени. По приезде отряда в деревню был созван митинг, который был окружен пулеметами, и тут же были арестованы 135 человек местных жителей в качестве заложников и были заперты в подвал, где их держали пять суток, по истечении которых [несколько] было освобождено, а остальные в числе 24-х человек находятся в подвале и сейчас. В деревне Корбик тоже было не лучше: взяты 5 человек заложников, продовольствие и фураж несмотря на то, что разверстка полностью выполнена, притом брали без разрешения райпродкома, выдавая неофициальные расписки без печатей, на простой бумаге. Еще им[и] был издан приказ, чтобы население шло в горы на облаву, что проводится ими и сейчас»[i][23].

В мае 1921 года для более успешной борьбы с «бело-зелеными» из армейских частей Крыма были выделены 2 отряда по 200 человек и 14 пулеметов. Эти отряды действовали под руководством Чрезвычайных троек, в состав которых входили представители от КОЧК, от Областного комитета РКП(б) и командования войск Крыма. Их действия также не принесли «особых результатов».

После создания единой крымской системы органов ЧК был образован единый отряд ЧК, затем он был развернут в Крымскую отдельную бригаду ВЧК.

Особого рассмотрения заслуживает анализ кадрового состава Крымской ЧК. К концу 1921 года из всего личного состава коммунистов было только 29 %, 1,7 % — сотрудников с высшим образованием и 20 % — со средним.

Судебные функции первоначально осуществлялись Тройкой ЧК в составе председателя, секретаря и начальника секретно-оперативного отдела, позднее к Тройке присоединились представители Обкома РКП(б), Ревкома и юридического отдела исполкома [24]. Для судопроизводства было характерно применение классового подхода к обвиняемым, преследование за работу в гражданских и военных ведомствах белых правительств. Имело место наказание даже родственников людей, боровшихся ранее с большевиками. Так, Л.Г. Ларионова коллегией СГЧК было решено [i]«как политически неблагонадежного и брата контрразведчика заключить в концлагерь на 5 лет»[i][25].

Полностью приведем несколько показательных документов – выписок из протоколов судебных заседаний коллегии Симферопольской городской чрезвычайной комиссии, которые нам удалось обнаружить в Государственном архиве при Совете министров Автономной Республики Крым (ГААРК).

Выписка из протокола №9 заседаний коллегии Симферопольской Городской Чрезвычайной Комиссии от 9 марта 1921 года.


[i] ПРИСУТСТВОВАЛИ:
председатель тов. Вихман
секретарь тов. Сорин
с правом решающего голоса тов. Глебов.
СЛУШАЛИ:
§ 48. Дело № 181/166 РАСКИНА Александра Яковлевича 35 лет по обвинению в К.-Р. [26]
/ Докл. тов. МАТУЗЕНКО /
ПОСТАНОВИЛИ:
Быв. присяж. Повер. РАСКИНА А.Я. члена партии К.Д. [27] и секретаря Комитета Мелитопольской организации кадетов, как бежавшего с армией Деникина из Мелитополя в Крым, выступавшего неоднократно защитником интересов буржуазии против рабочих и крестьян – заключить в лагерь на 5 лет. Дело прекратить и сдать в архив.

Подлинный подписали председатель ВИХМАН, член коллегии ГЛЕБОВ, секретарь СОРИН.

С подлинным верно: начканц. подпись [28]


Выписка из протокола №11 заседаний коллегии Симферопольской Городской Чрезвычайной Комиссии от 16 марта 1921 года.

ПРИСУТСТВОВАЛИ:
председатель тов. Вихман
секретарь тов. Сорин
с правом решающего голоса тов. Глебов.
СЛУШАЛИ:
§ 18. Дело № 375 гр. МЕРКУЛОВА Афанасия Мефодьевича 29 л. по обвинению в антисоветской агитации.
/ Докл. тов. ЮРЕНЕВА /
ПОСТАНОВИЛИ:
За антисоветскую агитацию среди красноармейцев, против выступления конного отряда милиции в горы для борьбы с бело-зелеными – РАССТРЕЛЯТЬ, но принимая во внимание, что обвиняемый рабочий по классовому положению, заключить в концлагерь на 5 лет. Дело прекратить и сдать в архив.

Подлинный подписали председатель ВИХМАН, член коллегии ГЛЕБОВ, секретарь СОРИН.
С подлинным верно: начканц. подпись [29]


Выписка из протокола №12 заседаний коллегии Симферопольской Городской Чрезвычайной Комиссии от 24 марта 1921 года.


Присутствовали: председатель тов. ВИХМАН, секретарь тов. СОРИН. С правом решающего голоса тов. тов. ГЛЕБОВ, БИРЗГАЛ и пом. нач. ОРТ ЧК [30] ст. Симферополь тов. БАРЫШНИКОВ.
СЛУШАЛИ:
§ 38. Дело № 323 гр. БАЙЖЕЛ[А]ЛОВОЙ Наталии Ивановны 22 лет, по обвинению в службе у белых.
/ Докл. тов. Юренева /
ПОСТАНОВИЛИ:
Эвакуировавшуюся с белыми офицерами и служившую в полевой телеграфной связи при белых БАЙЖЕЛАЛОВУ Наталию Ивановну 22 лет, заключить в концлагерь на 5 лет, дело прекратить и сдать в архив.

Подлинный подписали председатель ВИХМАН, члены коллегии: ГЛЕБОВ, БИРЗГАЛ, секретарь СОРИН.
С подлинным верно: секретарь: подпись [31]


Выписка из протокола №14 заседаний коллегии Симферопольской Городской Чрезвычайной Комиссии от 4-го апреля 1921 года.


ПРИСУТСТВОВАЛИ: председатель т. ВИХМАН, член[ы]: т.т. ЦВИБАК, ГЛЕБОВ, БИРЗГАЛ, зав. Отд. Управления Крымревкома т. АНТИПОВ, зав. Отд. Юстиции т. ПОРЕЦКИЙ, секретарь т. СОРИН.
СЛУШАЛИ:
§ 25. Дело № 588 гр. ВАСИЛЕЦ Якова Ефимовича 38 л., по обвинению в службе у белых на ответственном посту.
/ Докл. тов. Матузенко /
ПОСТАНОВИЛИ:
Быв. председателя Евпаторийской Уездной Земской Управы ВАСИЛЕЦ Якова Ефимовича 38 лет, как ставленника губернатора при Врангеле, заключить в концлагерь на 5 лет и как специалиста направить на север. По кв. № 33 – конфисковать. Дело прекратить и сдать в архив.

Подлинный подписали: председатель т. ВИХМАН, члены: т.т. ЦВИБАК, ГЛЕБОВ, БИРЗГАЛ, АНТИПОВ, ПОРЕЦКИЙ и СОРИН.
С подлинным верно: секретарь подпись [32]

Особый интерес вызывают статистические данные о количестве расстрелянных собственно Крымской ЧК за 1921 год. Согласно им, за этот год был расстрелян 461 человек, из них за контрреволюцию — 128, за принадлежность к антисоветским партиям — 18, за шпионаж — 4, за преступления по должности — 44, за спекуляцию — 2, за бандитизм (как уголовный, так и «политический бандитизм») — 227, за другие уголовные преступления — 18 человек [33]. Несомненно, можно скептически отнестись к данным, приводимым Крымской ЧК, но следует признать, что размах ее карательных акций был значительно меньше, чем у неконтролируемых в Крыму особых отделов.

В особом рассмотрении нуждается вопрос о характере взаимоотношений руководителей крымской системы ВЧК и партийного руководства полуострова. Как отмечают Ю.Шаповал, В.Пристайко и В.Золотарев, «тiсний альянс з партiйними органами i навiть готовнiсть пiдмiняти їх у певних ситуацiях, ореол секретностi, створення iмiджу органу, що працює винятково у державних iнтересах, нарештi реальна можливiсть використовувати важелi насильства (яке завжди можна було виправдати все тими ж самими «державними iнтересами») пiдштовхували чекiстiв до того, щоб вiдiгравати дедалi бiльшу, помiтнiшу i впливовiшу роль у суспiльно-полiтичному життi, дедалi вагомiше впливати на процес прийняття важливих рiшень керiвними партiйними органами» [34].

Подобные претензии на функции партийных органов в Крыму приводили к серьезным трениям между ними и Крымчека, что хорошо видно на примере «отзыва» с занимаемых должностей председателей Крымской областной чрезвычайной комиссии Вихмана и Смирнова.

Решение об отстранении Вихмана было принято на объединенном заседании Областкома и Крымревкома 25 апреля 1921 года. В вину ему вменялись «аресты ответственных парттоварищей, абсолютное нежелание считаться с партийными и советскими органами, сознательное лганье перед ответственными руководящими учреждениями: Областкомом и Крымревкомом»[35].

Стремление Вихмана к политической власти в Крыму особенно ярко характеризует шифрованная телеграмма, разосланная им по подчиненным учреждениям 20-го апреля 1921 года. Приведем ее текст: «Ввиду предстоящих Упартконференции выборов в Областком, поднятия в престиже органов Чека и вовлечеия широких чекистских слоев в партийную работу предлагаю под ответственностью начальников соответствующих особотделений, завполитбюро, предчека принять самое деятельное активное участие в выборах, как на уездные, так и на областную партконференцию, принимая все меры к проведению своих делегатов (выделено нами – А.И.) на областную конференцию Крымской организации РКП. Немедленно же зарегистрируйте всех своих членов и кандидатов РКП, дабы не один голос не был утерян. Для участия в выборах сотрудники особотделения [,] Чека [идут] в один список и дружно проводят заранее намеченных своих кандидатов, сговорившись при необходимости с другими ячейками» [36].

8 июня 1921 года Президиум Крымского областного комитета РКП(б) постановил отстранить от должности другого председателя КОЧК — Смирнова. Он обвинялся в «не подписании» приказа Особого совещания по борьбе с бандитизмом, а также в изменении без ведома Областкома состава коллегии КОЧК [37]. 11 июня 1921 года Президиум Областкома вынужден был вернуться к вопросу об отстранении Смирнова в связи с тем, что тот отказался сдать дела. Было постановлено: «Предложить предкрымревкому вызвать т. Смирнова и предложить немедленно сдать дела, при отказе арестовать»[38]. В конечном итоге Смирнову пришлось оставить пост председателя, и 20 июня 1921 года его место занял начальник Особого отдела КОЧК Фомин [39].

Примечательно, что уже 21 апреля 1921 года на совместном заседании Областного комитета РКП(б) и Крымского революционного комитета был заслушан вопрос о деятельности Чрезвычайной комиссии. Принятое постановление гласило: «Признать положение относительно методов работы Крым ЧК не нормальным. Необходимо принять меры к упорядочению ее, считаясь с условиями момента… Принимая во внимание то громадное политическое значение, которое имеют органы ЧК, считаясь с тем нежелательным настроением, которое наблюдается среди партийных товарищей по отношению к Крым ЧК – предлагается председателю последней строго следить за соблюдением тех директив в работе ЧК, которые изданы»[40].

В работе органов ЧК нередки были злоупотребления служебным положением и порой даже откровенная уголовщина. В Керчи, например, избивали арестованных, незаконно приговорили к смертной казни несовершеннолетнего. В Феодосии и районе под видом обысков грабили семьи бывших офицеров, зажиточных крестьян. Аналогичные действия совершали также сотрудники Бахчисарайского политбюро – производили незаконные и безосновательные обыски, а имущество присваивали. Имели место даже случаи, когда сотрудники ЧК становились активными участниками уголовных банд [41].

Крымская областная чрезвычайная комиссия боролась со всеми этими явлениями, и потому коллегии Керченской, Джанкойской, Севастопольской ЧК были привлечены к уголовной ответственности, ряд сотрудников Симферопольской, Бахчисарайской, Феодосийской ЧК расстрелян [42].

Наряду с работой по искоренению «очагов контрреволюции» [43] органы Крымской ЧК выполняли и иные функции. Нельзя не отметить их большой роли в борьбе с должностными преступлениями и уголовным бандитизмом. Так, благодаря деятельности Крымской чрезвычайной комиссии, была обезврежена очень опасная банда Михаила Стороженко («Федьки Ходуса»), совершавшая многочисленные убийства и ограбления [44], банды налетчиков Шевченко («Ваньки Хохла») и Войтенко [45], а также ряд других групп. 1 декабря 1925 года в беседе с корреспондентом газеты «Красный Крым» председатель Государственного политического управления Крыма (которое выступило правопреемником Крымской ЧК) А.М. Торопкин заявил: «Можно определенно сказать, что к настоящему моменту, благодаря принятым в свое время энергичным мерам, по всей территории Крыма бандитизм окончательно изжит»[46].

При этом важно подчеркнуть, что сложная экономическая ситуация самым тяжелым образом отразилась на положении подавляющего большинства крымских чекистов. В протоколе заседания коллегии Красноармейской (Ялтинской) ЧК от 16 июля 1921 года читаем: «Сотрудники обмундированы плохо, многие совершенно босы, не имеют обуви, не имеют белья, так как не получают продуктов и вынуждены обменивать свои вещи на продукты»[47]. Из материалов КЧК мы также узнаем, что на почве голода «застрелился сотрудник Евпаторийской ЧК»[48]. Протокол Областного совещания коммунистов Госполитуправления Крыма от 20 сентября 1922 года свидетельствует, что «наблюдаются голодные смерти сотрудников и их семейств» [49].

Вместе с тем имеются примеры, когда сотрудники ЧК даже производили отчисления в помощь голодающим. Так, газета «Красный Крым» сообщала: «Организовалась тройка помощи голодающим при Джанкойской чрезвычайной комиссии. Тройка провела отчисление сотрудниками чрезвычайной комиссии месячного оклада жалованья за август и полумесячного полного хлебного пайка. Поставлены спектакли. Организована районная тройка при Армянском особом пункте» [50].

В заключение отметим, что при сложном, неоднозначном характере работы Крымской ЧК эта структура (как и вошедшие в ее состав органы) являлась главной опорой РКП(б) в регионе, полностью соответствуя определению ЧК Центральным Комитетом партии большевиков как «боевого аппарата борьбы с контрреволюцией на внутреннем фронте» [51].

* Орфография и пунктуация публикуемых в настоящей работе документов приведены нами в соответствие с правилами современного русского языка.


Примечания


1. Петров В.Л. Боротьба за змiцнення Радянської влади в Криму в 1920-1921 рр.// Український iсторичний журнал. – 1970. – № 11. – С.130.
2. Начальником Особого отдела 6-й армии являлся Быстрых Николай Михайлович (1893-1939). Этот пост он занимал с 26.10.1920 по 12.1920. Проявил себя активным поборником идеи красного террора. Примечателен эпизод: Быстрых лично, в печати, отстаивал необходимость смертной казни для видного крымского интеллигента, известного общественного деятеля А.А. Стевена (См.: Лавров В.В., Ишин А.В. В.И. Вернадский и Таврический университет // Крымский архив. – 2000. - №6. – С.204.). В последующее время занимал посты начальника Особого отдела Харьковского военного округа, начальника Особого отдела ГПУ УССР, заместителя председателя ГПУ УССР, заместителя начальника УНКВД по Средней Азии, заместителя начальника Главного управления Рабоче-крестьянской милиции НКВД СССР и ряд других должностей. 10.1938. был арестован, в 1939 году по приговору Верховного суда расстрелян. Посмертно реабилитирован (См.: Петров Н.В., Скоркин К.В. Кто руководил НКВД, 1934 – 1941: Справочник. – М.: Звенья, 1999. – С.121-122.).
3. ГААРК, ф. Р-1024, оп.1, д.10, л.59.
4. Там же, л.59.
5. Филимонов С.Б. Тайны судебно-следственных дел. – Симферополь: Таврия-Плюс, 2000. – С.5-9, 81-90.
6. Помимо организации массового террора, на этом посту Михельсон «отличился» еще и тем, что вывез из разоренного войной, крайне стесненного в продовольственном отношении Крыма 220 пудов яблок. Причем это было сделано даже вопреки постановлению Президиума Областного комитета РКП(б) (ГААРК, ф.1, оп.1, д.91, л.87.).
7. Мельгунов С.П. Красный террор в России. – М.: СП “PUICO”; “P.S.”, 1990. – С.66.
8. Шаповал Ю., Пристайко В., Золотарьов В. ЧК-ГПУ-НКВД в Українi: особи, факти, документи. – К.: Абрис, 1997. – С.84-85.
9. Балицкий Всеволод Аполлонович (1892 или 1893 – 1937). Занимал пост председателя ГПУ УССР 01.09.1923-31.06.1931, а также 21.02.1933-10.07.1934. Кроме этого, назначался на должности члена коллегии ОГПУ СССР, заместителя председателя ОГПУ СССР, начальника УНКВД Дальневосточного края и некоторые другие. В 1937 году был арестован, в особом порядке приговорен к высшей мере наказания, расстрелян (См.: Петров Н.В., Скоркин К.В. Указ.соч. – С.99-100.).
10. Шаповал Ю., Пристайко В., Золотарьов В. Указ. соч. – С.85.
11. Литвин А.Л. Красный и белый террор в России. 1917-1922 // Отечественная история. – 1993. – № 6. – С.62.
12. ГААРК, ф. Р-1024, оп.1, д.10, л.16.
13. Орлов Г.С. Тревожные будни: Очерки о чекистах. – Симферополь: Таврия, 1987. – С.6.
14. ГААРК, ф.1, оп.1, д.23, л.32.
15. Реденс Станислав Францевич (1892-1940). Один из председателей Крымской ЧК в 1921 г. С 11.09.1922 по 09.06.1924 г. возглавлял крымские органы ГПУ. В этой должности принимал активное участие в бессрочной высылке за границу видного русского философа С.Н. Булгакова (См.: Филимонов С.Б. Указ. соч. – С. 15-27.). В последующее время занимал посты помощника председателя ВСНХ СССР (Дзержинского), председателя Закавказского ГПУ, председателя ГПУ БССР, председателя ГПУ УССР, начальника УНКВД Московской области, наркома внутренних дел КазССР и ряд других должностей. Повинен в массовых репрессиях. 22.11.1938. арестован. 21.01.1940. приговорен к высшей мере наказания. Расстрелян. Посмертно реабилитирован (См.: Петров Н.В., Скоркин К.В. Указ.соч. – С. 357-358.).
16. Ишин А.В. В Крыму после Врангеля (по архивным материалам Крымской ЧК за 1921 год) // Революция и Гражданская война 1917-1920 годов: новое осмысление: Материалы. – Симферополь, 1995. – С.47.
17. «Бело-зелеными» в документах крымских советских органов именовались участники повстанческих отрядов, формируемых в горно-лесной части полуострова с целью свержения власти большевиков. В состав этих отрядов входили уцелевшие врангелевские офицеры, представители ранее привилегированных слоев, крестьяне. Национальный состав «бело-зеленых» был весьма многообразным (русские, украинцы, грузины, чеченцы, крымские татары). С организованным движением «бело-зеленых» было покончено в 1922 году, хотя рецидивы наблюдались и позднее (См.: Ишин А.В. Деятельность антибольшевистских организаций в Крыму в 1923 – 1925 годах // Культура народов Причерноморья. – 2001. – № 20. – С. 89-93).
18. ГААРК, ф.1, оп.1, д.69, л.96.
19. Там же, л.96.
20. Там же, л.112.
21. Там же, л.7об.
22. Там же, л.57. «Безруким атаманом» Чернобровый здесь именует полковника Станишевского – одного из наиболее видных руководителей движения «бело-зеленых».
23. Там же, л.35.
24. Ишин А.В. В Крыму после Врангеля... – С.47-48.
25. ГААРК, ф. Р-1881, оп.1, д.1, л.18.
26. К.-Р. – контрреволюция.
27. Партия К.Д. – конституционно-демократическая партия, именовавшаяся еще «партией народной свободы» (кадеты). Лидеры: П.Н. Милюков, В.Д. Набоков и др. Программа: парламентарная монархия, гражданские свободы, законодательное решение «рабочего вопроса», сохранение помещичьего землевладения. Последовательные политические противники большевизма. Членами партии кадетов являлись многие видные политические и общественные деятели России.
28. ГААРК, ф. Р-1881, оп.1, д.1, л.5.
29. Там же, л.9.
30. ОРТ ЧК – Отделение районной транспортной чрезвычайной комиссии.
31. ГААРК, ф. Р-1881, оп.1, д.1, л.13.
32. Там же, л.23.
33. Ишин А.В. В Крыму после Врангеля... – С.48.
34. Шаповал Ю., Пристайко В., Золотарьов В. Указ. соч. - С.11.
35. ГААРК, ф.1, оп.1, д.60, л.55.
36. ГААРК, ф.1, оп.1, д.91, л.41.
37. ГААРК, ф.1, оп.1, д.60, л.70.
38. Там же, л.74-74об.
39. ГААРК, ф. Р-1188, оп.3, д.217, л.158.
40. ГААРК, ф.1, оп.1, д.91, л.40.
41. Ишин А.В. В Крыму после Врангеля... – С.48; Красный Крым. – 1921. – 1марта; Красный Крым. – 1921. – 26 октября.
42. Ишин А.В. В Крыму после Врангеля... – С.48; Красный Крым. – 1921. – 1 марта; Красный Крым.– 1921. – 26 октября.
43. Крымские чекисты пресекли деятельность целого ряда подпольных антибольшевистских организаций, в частности, подпольной группы Михаила Дионисьева (белогвардейского полковника Боженко), пытавшегося возглавить крымскую контрреволюцию и объявившего себя Временным Правителем России; организации царского генерала Форафонова, готовившей нападения на милицию и воинские части, пытавшейся поднять широкое вооруженное восстание, а также некоторых других групп. (См.: Ишин А.В. В Крыму после Врангеля... – С.46-47; Красный Крым. – 1921. – 7 июля.)
44. Орлов Г.С. Указ. соч. – С.26-31.
45. ГААРК, ф. Р-1012, оп.1, д.15. л.76; Красный Крым. – 1921. – 22 декабря.
46. Красный Крым. – 1925. – 1 декабря.
47. ГААРК, ф. Р-1202, оп.2, д.8, л.7.
48. ГААРК, ф.1, оп.1, д.135, л.8об.
49. Там же, л.52-52об.
50. Красный Крым. – 1921. – 26 октября.
51. Софинов П.Г. Очерки истории Всероссийской чрезвычайной комиссии (1917-1922 гг.). – М.: Из-во политической литературы, 1960. – С.222.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Керчь после ухода белых в 1920
СообщениеСообщение добавлено...: 21 июл 2015, 22:27 
Не в сети
Хранитель Форума

Зарегистрирован: 16 дек 2014, 14:03
Сообщений: 2346
Благодарил (а): 193 раз.
Поблагодарили: 482 раз.
Пункты репутации: 60
вот кстати интересно, истории про десант на Кубань выдумка или нет?
Почему думаю, что выдумка:
1 после ухода белых, адекватных плавсредств в Керчи не было
2 это очень дорого топить баржу - расстрелять или повесить гораздо дешевле
3 в условиях отсутствия флота топить пусть даже гнилые баржи - непозволительная роскошь, по голове бы за такое не погладили.
Откуда взялась история:
Насколько понимаю, одна баржа с людьми затонула при эвакуации и видимо история с десантом берет свое начало из этого случая


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Керчь после ухода белых в 1920
СообщениеСообщение добавлено...: 22 июл 2015, 02:01 
Не в сети
Хранитель Форума

Зарегистрирован: 16 дек 2014, 14:03
Сообщений: 2346
Благодарил (а): 193 раз.
Поблагодарили: 482 раз.
Пункты репутации: 60
На полуострове по тем или иным причинам оставались: 2009 офицеров и 52687 солдат; кроме того, в госпиталях находились ещё около 15 тысяч раненых и больных военнослужащих; более 200 тысяч штатских: врачи, сестры милосердия, инженеры, учителя, мобилизованные и служащие государственных учреждений, монархисты и противники "белой идеи". Тридцать шесть месяцев Крым оставался относительно стабильным оплотом "старого мира", сюда сходились и съезжались все, кто сумел выбраться из Советской России.

"Сейчас в Крыму 300000 буржуазии. Это источник будущей спекуляции, шпионства, всякой помощи капиталистам. Но мы их не боимся. Мы говорим, что возьмем их, распределим, подчиним, переварим" (В. И. Ленин. Полное Собрание Сочинений том 42, стр. 74).
:sh_ok:
При таких цифрах красный террор был вполне обоснован:
Сталину докладывали о расстрелянных 20-25 тыс. чел, это порядка 7% буржуазии на полуострове. Наверняка были злоупотребления на местах, сведения счетов и пр., но основная масса расстрелянных наверняка была так или иначе уже заочно приговорена задолго до сего момента
(на секундочку, в России сейчас 86х14% - поддерживающие текущую власть и западники)


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Керчь после ухода белых в 1920
СообщениеСообщение добавлено...: 22 июл 2015, 23:00 
Не в сети
Хранитель Форума

Зарегистрирован: 16 дек 2014, 14:03
Сообщений: 2346
Благодарил (а): 193 раз.
Поблагодарили: 482 раз.
Пункты репутации: 60
На мой взгляд, работа выдержана в духе своего времени (1992г, правки 2008г)
:ti_pa: Непредвзятого :ti_pa: мнения не увидел, самая завалящая инфа выставлена как достижение. Но, достаточно много инфы, читать можно.

Константин Колонтаев
Создание и деятельность органов государственной власти в Крыму и Севастополе, и образование Крымской АССР в ноябре 1920 – в 1921 году


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ ………………………………………. 3

ГЛАВА I. ……………………………………… 6

СОЗДАНИЕ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ В КРЫМУ И СЕВАСТОПОЛЕ В НОЯБРЕ 1920 – НОЯБРЕ 1921 ГОДА.

1.1. Создание системы чрезвычайных органов государственной власти в Крыму и в Севастополе в ноябре 1920 – январе 1921 года

1.2. Прекращение деятельности чрезвычайных органов государственной власти (ревкомов) и создание Советов в Крыму и в Севастополе в июне – ноябре 1921 года.

ГЛАВА II. …………………………………….. 10

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ КРЫМА В НОЯБРЕ 1920 – В 1921 ГОДУ.

2.1. Деятельность ревкомов Крыма и Севастополя в ноябре 1920 – июле 1921 года.

2.2. Деятельность Советов Крыма и Севастополя в июле – ноябре 1921 года.

ГЛАВА III. …………………………………… 29

ОБРАЗОВАНИЕ КРЫМСКОЙ АССР.

3.1. Внешнеполитические аспекты создания Крымской АССР в 1921 году.

3.2. Деятельность крымских партийных и советских органов по созданию Крымской АССР.

3.3. Первый Съезд Советов Крыма и образование Крымской АССР.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………….. 35

Создание органов

государственной власти в Крыму

в ноябре 1920 – ноябре 1921 года

ВВЕДЕНИЕ

Тема государственного строительства на территории Крыма и Севастополя в течение первого года после окончания там Гражданской войны до сих пор еще почти не изучена. Особенно это касается деятельности чрезвычайных органов тогдашней Советской власти в лице революционных комитетов (ревкомов), и причин создания в 1921 году Крымской Автономной Советской Социалистической Республики, в состав которой также вошел и Севастополь. Раскрытию и анализу этих исторических проблем и посвящена данная работа.

Впервые мысль о создании Советами чрезвычайных организаций – ревкомов, для непосредственного руководства и проведения вооруженного восстания, высказал В. И. Ленин в годы Первой русской революции 1905–1907 гг., в работе "Роспуск Думы и задачи пролетариата" .

Однако свое практическое осуществление идея ревкомов получила в августе – октябре 1917 года в период борьбы с мятежом генерала Корнилова, подготовки и проведения Великой Октябрьской социалистической революции в виде военно-революционных комитетов.

Победа Октября и процесс установления Советской власти вызвала изменение в направлении деятельности ревкомов, которые из органов подготовки и проведения вооруженного восстания стали становиться органами государственного управления. По мере укрепления Советов военно-революционные комитеты передавали им функции управления государством и прекращали свое существование.

Гражданская война привела к новому оживлению деятельности ревкомов и последующему их разделению на два типа: ревкомы прифронтовой полосы, создававшиеся с целью укрепления тыла сражающихся советских армий, путем концентрации военной и гражданской власти в руках единого органа власти; вторым видом ревкомов были ревкомы, создаваемые на недавно освобожденных территориях с целью быстрейшего восстановления народного хозяйства, воссоздание Советов и передачи им в дальнейшем всей полноты власти.

Все эти функции ревкомов были юридически закреплены в "Положении о революционных комитетах", принятого ЦК РКП(б) 22 октября 1919 года .

В этом документе определялись функции и структура губернских, городских, уездных и волостных ревкомов. В феврале 1920 года данный документ был дополнен "Положением о сельских ревкомах", изданном НКВД РСФСР .

Таким образом, к моменту освобождения Крыма от белых в середине ноября 1920 года законодательная база, определявшая структуру и обязанности ревкомов всех уровней, существовала в полностью оформленном и законченном виде.

Согласно этим документам Крымский ревком относился к числу губернских ревкомов, "действующих на освобожденных территориях". Ревкомы данного типа создавались первоначально в составе 3–5 человек, затем при них создавался аппарат текущего управления в виде различных подразделений. Эти подразделения были аналогичны отделам и управлениям исполнительных комитетов местных Советов. В отличие от Советов ревкомы не выбирались, а назначались и действовали по принципу вертикальной централизации и подотчетности вышестоящим органам власти.

Ревкомы создавались во всех административных единицах губернии, объявленной или находящейся на чрезвычайном положении, начиная с губернского и через городские, уездные до сельских включительно.

Согласно "Положении. о революционных комитетах" от 22 октября 1919 года Крымский ревком состоял из отделов: управления, юстиции, труда, финансового, земельного, продовольственного, здравоохранения, народного образовании, Совета народного хозяйства, управления милиции и рабоче-крестьянской инспекции .

Городские и уездные ревкомы состояли из отдела управления, отделов: юстиции, труда, коммунального, финансового, земельного, продовольственного, соцобеспечения, народного образования, здравоохранения, военного, совета народного хозяйства, статистического бюро, милиции и рабоче-крестьянской инспекции .

Волостные ревкомы: отдел управления, земельный, военный, народного образования .

Сельские ревкомы создавались вначале в селах с населением не менее 300 жителей, затем – не менее 1.000 жителей, в составе 3 человек: председатель, секретарь, член ревкома. Несколько мелких деревень объединялись в один сельский ревком так, чтобы их совокупное население не превышало 1.000 жителей, с тем, чтобы расстояние от них до села, где находился ревком, не превышало 10 верст. В задачу сельских ревкомов входило: выполнение постановлений вышестоящих ревкомов, восстановление разрушенного хозяйства, организация коллективных хозяйств, охрана революционного порядка, борьба со спекуляцией и незаконной продажей, сбор продразверстки или продналога, проведение военных мобилизаций, материальное обеспечение семей красноармейцев, проведение трудовых мобилизаций, наблюдение за санитарным состоянием села и содействие в борьбе с эпидемиями .

Основным подразделением ревкома любого уровня, за исключением сельских, являлся отдел управления, который осуществлял административную власть на территории подведомственной тому или иному ревкому, и координировал работу других отделов ревкома. Заведующий отделом управления являлся первым заместителем председателя соответствующего ревкома.

Основными задачами отдела управления, согласно действующим инструкциям, являлись: организация органов административного управления и руководство их деятельностью, текущее административное управление, организация выполнения общественных повинностей, учет населения, изоляция вредных для общества элементов.

Отдел управления состоял из нескольких подотделов и управлений, подотделы: общий, инструкторско-информационный, общественных работ и повинностей, ЗАГС; управления эвакуации и управления милиции. Функциональные обязанности и структуры подотделов и управлений отдела управления: общий подотдел – наблюдал за правильным исполнением декретов, постановлений и распоряжений административного характера центральной и местной власти; осуществлял предварительное рассмотрение вопросов об организации новых и изменении старых административных единиц, решал вопросы гражданства, выдавал разрешения на выезд за границу; регистрировал мандаты прибывающих по служебным делам или выдаваемые местными учреждениями, выдавал разрешение на изготовление печатей, штампов, бланков.

Информационно-инструкторский подотдел – публиковал декреты и распоряжения центральных и местных властей, служебную и инструкторскую литературу, собирал и обрабатывал сведения о работе и нижестоящих органов, информировал выше и нижестоящие органы о работе ревкома, инструктировал и посылал на месте инструкторов для организации и постановки органов, подведомственных отделу управления, наблюдал за законностью и целесообразностью распоряжений административного характера подведомственных ревкому учреждений; вырабатывал инструкции, циркуляры по ведению делопроизводства и управлению делами в подведомственных учреждениях; готовил инструкторов, организовывал курсы советских работников, участвовал в работе по созыву Советов; вел учет личного состава ответственных работников ревкома и отделов.

Подотдел общественных работ и повинностей состоял из отделения трудовой повинности и отделения лагерных и принудительных работ. Отделение трудовых повинностей ведало организацией и учетом исполнения различных трудовых повинностей. Отделение лагерных и принудительных работ занималось организацией и управлением лагерных и принудительных работ, регистрацией осужденных на принудительные работы без лишения свободы; созданием и управлением лагерей для военнопленных и осужденных, выдачей удостоверений на освобождение из лагерей и от принудительных работ на основании постановлений судебных и административных учреждений. Отделение лагерных и принудительных работ делилось на следующие делопроизводства: а) административное (управление лагерями в пределах территории ревкома); б) учетно-распределительное (распределение осужденных по местам заключения или исправительных работ, сбор и регистрация соответствующего статистического материала).

Подотдел ЗАГС (регистрация рождений, смертей, браков, разводов, смены фамилий).

Рабоче-крестьянская инспекция (контроль за деятельностью органов государственного управления и народного хозяйства).

Управление милиции – охрана революционного порядка, борьба с его нарушителями, проведение в жизнь постановлений Советской власти. В тот период времени милиция состояла из городской и уездной, а также промышленной, горной, лесной, железнодорожной и водной милиции. Уездные и городские управления (отделы) милиции состояли из двух отделений: отделение службы (охрана наружного общественного порядка) и отделения уголовного розыскная (розыскная милиция) .

Совет народного хозяйства (совнархоз) – непосредственное управление экономикой на территории действия того или иного ревкома, проведение восстановительных работ в промышленности.

Таким образом, структура образованных в Крыму ревкомов полностью соответствовала поставленным перед ними задачам: организация борьбы с политическими противниками Советской власти, восстановление общественного порядка на подведомственной им территории, восстановление промышленности и сельского хозяйства, здравоохранение и культурное строительство, социальное обеспечение, подготовка и проведение выборов в Советы соответствующих уровней.

ГЛАВА I

Создание органов

государственной власти в Крыму

в ноябре 1920 – ноябре 1921 года

Часть I.

СОЗДАНИЕ СИСТЕМЫ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ В КРЫМУ

В НОЯБРЕ 1920 – ЯНВАРЕ 1921 ГОДА

Обращаясь к вопросам непосредственного создания ревкомов в Крыму, как органов государственной власти, необходимо отметить, что этот процесс состоял из двух этапов. Первый этап – это создание ревкомов. Он приходится на период с 12 по 20 ноября 1920 года, когда войска белых либо начинали оставлять тот или другой город Крыма, либо полностью покидали его, а войска Красной Армии в него еще не вступали. В этот период представители местных организаций различных левых партий, обычно коммунистов, левых эсеров, анархистов, а также профсоюзов для предотвращения обстановки безвластия для поддержания нормальных условий жизни города создавали временный революционный комитет, который с помощью освобожденных из плена красноармейцев, или перешедшего на его сторону рядового состава подразделений врангелевской армии и полиции, поддерживал порядок и нормальный ход жизни в городе до вступления в него частей Красной Армии .

Второй этап становления крымских ревкомов наступил после прихода в тот или иной город Крыма частей Красной Армии. Начало этому этапу положил приступивший к работе 16 ноября 1920 года в Мелитополе Крымский ревком. Приказ № 1 Крымского ревкома от 16 ноября 1920 года провозглашал о создании Крымского ревкома в составе 6 человек во главе с председателем ревкома Бела Куном и заместителем председателя Ю. Гавеном . Членами Крымревкома согласно этому приказу были назначены: Меметов, Идрисов, Давыдов, Лидэ. Существуют данные о более раннем создании Крымревкома, постановлением № 87 от 14 ноября 1920 года Реввоенсовета Южного фронта , однако официально согласно Приказу № 1 самого Крымревкома, он начал свою деятельность именно 16 ноября 1920 года. Об этом сообщил в отчетном докладе о деятельности Крымревкома его председатель Ю. Поляков на I Всеукраинском учредительном съезде Советов 8 ноября 1921 года. Судя по докладу за неполный год своего существования Крымревком издал 496 приказов по различным отраслям своей деятельности и провел 120 заседаний, то есть собирался в полном составе каждые 2–3 дня .

Создание Крымского и местных ревкомов проходило под фактическим руководством Крымского областного комитета РКП(б), сформированного по указанию ЦК РКП(Б) 15 ноября 1920 года во главе с Розалией Самойловной Землячкой .

Создание местных ревкомов организовали местные партийные комитеты и политотделы воинских частей, находившихся в тех или иных городах и населенных пунктах. В случае, если в том или ином населенном пункте партийной организации не оказывалось, создание ревкома целиком возлагалось на политотдел, находившейся в нем воинской части, одновременно с этим распускался временный ревком, созданный в период безвластия.

Так, например, Севастопольский ревком второго состава был создан вечером 16 ноября 1920 года на совместном собрании горкома партии, Реввоенсоветов Первой и Второй конных армий, 6-й общевойсковой армии, командования и политотдела 51-й стрелковой дивизии. После отчета первого состава ревкома собрание приняло следующее постановление: "На основании существующих положений РСФСР о ревкомах, созданный ранее ревком считать распущенным, выразив ему благодарность за исполненную работу и организовать революционный комитет Севастополя ".

Аналогичным образом с помощью политотдела Латышской дивизии 13 ноября 1920 года был создан ревком Евпатории. 14 ноября политотделом 2-й кавалерийской дивизии Второй конной армии был образован Бахчисарайский ревком, Ялтинский ревком был образован на общем собрании коммунистов Ялты и партийной организации 151-й бригады 51-й дивизии, под руководством политотдела этой же бригады .

Созданные таким образом местные ревкомы затем формально утверждались соответствующими приказами Крымревкома, как, например, Приказ № 6 Крымревкома от 16 ноября 1920 года о создании Феодосийского и Перекопского уездных ревкомов .

Учитывая слабость партийных организаций РКП(б) в только что освобожденном от Врангеля Крыме, роль армейских политотделов в создании ревкомов была решающей, особенно в плане укомплектования их кадров. Так, например, для укомплектования аппарата Севастопольского ревкома было направлено 200 моряков и красноармейцев .

Последним из постоянных ревкомов в городах Крыма был сформирован 23 ноября 1920 года Балаклавский ревком . Создание волостных и сельских ревкомов закончилось к концу декабря 1920 года.

Окончательные итоги организационного становления Крымских ревкомов всех уровней и первых результатов их деятельности были подведены на Съезде председателей ревкомов Крыма, состоявшемся 15 февраля 1921 года в Симферополе, на котором были заслушаны отчеты о работе Крымревкома, его отделов и отчеты о работе местных ревкомов .

Часть II.

ПРЕКРАЩЕНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РЕВКОМОВ И СОЗДАНИЕ СОВЕТОВ В КРЫМУ В ИЮЛЕ-НОЯБРЕ 1921 ГОДА

Вопрос о продолжительности деятельности ревкомов в Крыму начал обсуждаться практически сразу же после их создания. Это стало одним из вопросов на проходившем 21–22 декабря 1920 года в Симферополе совещания председателей и заведующих отделами управления городских и уездных ревкомов Крыма. В резолюции совещания по данному вопросу говорилось следующее: "Поскольку Крым только как полтора месяца очищен от белых органы Советской власти недостаточно организованы, население, особенно сельское, недостаточно подготовлено к выборам в Советы, то в них могут пройти антисоветские элементы. Поэтому необходимо пока Крым очищается от белогвардейского элемента оставить у власти военно-революционные органы власти, которые совместно с партийными комитетами поведут самую усиленную кампанию по подготовке населения к предстоящим выборам" .

Ввиду отсутствия представительных органов власти в лице Советов местные советы в целях привлечения общественности к делам управления периодически проводили различные общие собрании я, совещания, беспартийные конференции.

Особенно широко эти формы использовались Севастопольским ревкомом. Уже 27 ноября 1920 года им было созвано общее собрание всех бывших депутатов городских Советов созывов 1917–1919 годов и представителей профсоюзов. На собрании выступил председатель Севастопольского ревкома Семен Крылов. Им на рассмотрение собрания была представлена программа ближайшей деятельности ревкома, которая была собранием одобрена .

Затем 5 декабря 1920 года была созвана Первая городская беспартийная конференция. На ней присутствовало 400 делегатов, представлявших рабочих, моряков и красноармейцев Севастополя. На конференции обсуждались вопросы снабжения продовольствием, восстановления народного хозяйства, образования, создания в Севастополе рабоче-крестьянской инспекции. В дальнейшем беспартийные конференции в Севастополе проходили каждые полтора-два месяца. Всего в Севастополе за время деятельности ревкома прошло три городских беспартийных конференции .

Беспартийные конференции в Севастополе, по мнению председателя ревкома С. Крылова, заменяли в период деятельности ревкома городской Совет .

Подготовка к выборам в Советы началась в Крыму весной 1921 года в соответствии с решением VIII Всероссийского съезда Советов: "О проведении выборов местных Советов". Раньше всех в Крыму выборы в Совет прошли в Севастополе. Они начались 20 июня 1921 года и завершились к концу месяца. В городской Совет было избрано 384 депутата (1 депутат от 100 избирателей). Партийный состав Севастопольского горсовета был следующим: 291 коммунист, 1 меньшевик и 92 беспартийных .

В период с 1 по 15 июля 1921 года прошла первая сессия вновь избранного Севастопольского городского Совета. На ней был заслушан отчет Севастопольского ревкома о проделанной им за время своего существования работе и избран исполком Совета в составе 15 человек. На состоявшемся сразу после этого заседании исполкома его председателем был избран бывший председатель Севастопольского ревкома Семен Крылов .

В целом по Крыму выборы в советы начались на месяц позже. Постановлением Крымревкома от 21 июня 1921 года была образована Крымская избирательная комиссия. К концу июня 1921 года избирательные комиссии были созданы во всех административных единицах Крыма .

В начале избирательной кампании Крымский ревком опубликовал специальное воззвание к сельским избирателям, озаглавленное "Кого выбрать в Советы?". В обращении по этому вопросу говорилось следующее: "Не каждого крестьянина можно выбрать в Советы. Если крестьянин по недомыслию тянется за помещиком его не нужно выбирать. Если крестьянин был раньше кулаком его не нужно выбирать. Нужно зорко следить, чтобы в Совет не прошел бывший полицейский, жандарм, бандит, дезертир. Лучше всего, если в деревне есть коммунист. Его нужно избрать в Совет, конечно, если это настоящий коммунист. Если коммунист пьянствует, берет взятки его нельзя выбирать, а надо сообщить в город партийному комитету, чтобы его исключили из партии.

Почему надо выбирать коммуниста? Потому что коммунист не собьется с пути, всегда будет гнуть линию за бедняков, заботиться о голодных, добывать семена для посева. Коммунист всегда будет знать, как надо поступать, чтобы укрепить сельское хозяйство. Но в деревне коммунистов немного, в некоторых нет совсем. Там надо выбирать честных и толковых крестьян, которые все силы положат на улучшение крестьянского хозяйства и всей рабоче-крестьянской республики" .

Таким образом, крестьянам сообщались принципы, которыми они должны были руководствоваться при избрании депутатов в Советы всех уровней, но, прежде всего, в сельские и волостные Советы.

Выборы в местные Советы Крыма проходили в три этапа. В июле 1921 года прошли выборы в городские Советы. Было избрано 1093 депутата, абсолютное большинство из которых составили коммунисты и им сочувствующие. Так, например, в Симферопольский городской Совет было избрано 306 депутатов. Из них 250 коммунистов и сочувствующих, 2 эсера, остальные беспартийные .

В августе-сентябре 1921 года прошли выборы в районные Советы. В конце октября – начале ноября прошли уездные съезды Советов. В них принимали участие депутаты районных, волостных и сельских Советов, находившихся на территории того или иного уезда. На уездных съезда советов было избрано 428 делегатов на I Всекрымский съезд Советов, который состоялся 7–8 ноября 1921 года в Симферополе .

Съезд заслушал отчет Крымского ревкома, принял Конституцию Крымской АССР, избрал Центральный исполнительный комитет Крымской АССР в составе 50 членов и 15 кандидатов члены. На своем первом заседании 8 ноября 1921 года Центральный исполнительный комитет избрал Президиум в количестве 5 человек. Председателем Центрального исполнительного комитета был избран Ю. П. Гавен. Центральный исполнительный комитет утвердил состав Совета Народных Комиссаров Крымской АССР во главе с Саидом Галиевым .

Таким образом, завершился процесс передачи власти в Крыму от ревкомов к Советам.

ГЛАВА II

Деятельность органов

государственной власти Крыма

в ноябре 1920 – в 1921 году

Часть I.

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РЕВКОМОВ КРЫМА

В НОЯБРЕ 1920 – ИЮЛЕ 1921 ГОДА

Говоря о деятельности ревкомов в указанный период, необходимо остановиться на той ситуации, которая сложилась в Крыму в середине ноября 1920 года к моменту начала деятельности ревкомов и, прежде всего, состоянии экономики, которая находилась в состоянии крайней разрухи. Она коснулась, прежде всего, денежного обращения, промышленности и транспорта. Экономическое положение Крыма до прихода советской власти характеризовалось развалом производства при расцвете торговли и посреднической спекуляции .

К моменту краха врангелевского режима финансовая система Крыма находилась в стадии окончательного разрушения. При 609-тысячном населении Крыма в конце 1920 года в нем находилось в обращении 300 миллиардов рублей бумажных денег и еще столько же были отпечатаны за границей, но не было доставлено в Крым .

Крупная промышленность Крыма практически прекратила свое существование. К началу осени 1920 года остановились Севастопольский морской и Керченский металлургический заводы, большая часть оборудование Симферопольского авиастроительного и Сакского бромного заводов была вывезена за границу. Из оставшихся примерно 400 мелких полукустарных предприятий Крыма производство с трудом поддерживалось на 270. Выпуск промышленной продукции по сравнению с 1913 годом сократился в 3 раза, численность занятых в промышленности сократилась в 2 раза и составляла 9.000 рабочих и служащих .

Распад промышленности усугублялся разрухой на транспорте. Практически прекратил существование морской торговый флот. Крупные суда, за исключением явно непригодных к эксплуатации, были угнаны за границу при эвакуации врангелевских войск из Крыма. Не лучше было положение железнодорожного транспорта, грузооборот которого сократился в 10 раз, а пассажирские перевозки прекратились вовсе .

И без того катастрофическое положение Крымской промышленности и всего населения Крыма усугублял топливный кризис, начавшийся в последние месяцы существования врангелевского режима. С сентября 1920 года полностью прекратилась добыча угля в Бешуйских копях под Бахчисараем, а добыча нефти на Керченском полуострове с 4.000 тонн в 1913 году сократилась к концу 1920 года до нескольких тысяч пудов. В результате в городах Крыма остановились электростанции и водопровод.

В наиболее благоприятном положении оказался Севастополь, в котором после эвакуации врангелевских войск остался месячный запас разных видов топлива (75.000 пудов) и трехнедельный запас продовольствия .

Сельское хозяйство в целом к концу 1920 года пострадало меньше чем промышленность. Однако положение с продовольствием и сельскохозяйственным сырьем было крайне тяжелым, т. к. пребывание на сравнительно ограниченной территории Крыма 150-тысячной врангелевской армии и 300 тысяч беженцев привело к резкому уменьшению запасов продовольствия и, прежде всего, зерна и самое главное, резкое сокращение количества рабочего скота в результате мобилизации в армию нескольких десятков тысяч лошадей, главной тягловой силы тогдашней деревни. Кризис, прежде всего, проявлялся в сокращении посевных площадей. И если сокращение посевов зерновых к ноябрю 1920 года по сравнению с 1913-м было сравнительно незначительным с 655 до 548 тысяч десятин (15 %), то площади и соответственно производство технических культур, виноградников и садов сократилось катастрофически .

Площадь виноградников сократилась с 8.622 десятин до 5. 570 или почти на 40 %, табачных плантаций – в 6 раз. Это сразу поставило на грань голода население предгорных и горных районов Крыма, занимавшихся выращиванием технических культур и, прежде всего, табака .

Развал экономики непосредственно влиял на социально-политическую обстановку в Крыму. Среди населения распространялись, с одной стороны, апатия, пассивность, неверие в возможность властей что-либо изменить в лучшую сторону, и одновременно с этим шел быстрый рост общеуголовной и политической преступности, как в городах, так и в сельской местности. В конце 1920 – начале 1921 года в горнолесных местностях действовало свыше 200 банд, уголовного и политического характера общей численностью около 10.000 человек .

Общественно-политическую обстановку в Крыму осложняла его тогдашняя национально-религиозная пестрота, когда на ограниченной территории проживало 59 национальных общин, в том числе русских и украинцев – 51%, крымских татар – 24%, евреев – 7%, немцев – 6%, греков – 3,3%, армян – 1,7%, болгар – 1,5% и значительное количество других национальностей .

За влияние своих национальных групп боролись различные национальные организации и партии, часто действовавшие под видов национально-культурных обществ и кооперативов, как, например, "Крымский союз южно-русских колонистов германской расы" ("Бундестрой"), еврейское объединение потребительских кооперативов "Самодеятельность", объединение крымско-татарских сельскохозяйственных кооперативов "Шеркет" .

Таким образом, к концу 1920 года экономическая и социально-политическая обстановка в Крыму представляла запутанный тугой узел проблем, разрубить который можно было только путем проведения в жизнь системы чрезвычайных и энергичных мер с помощью соответствующих жестко централизованных организационных структур, какими были созданные в то время в Крыму ревкомы.

Первым шагом Крымского ревкома стали меры по оздоровлению денежной системы в Крыму. Приказом № 5 от 18 ноября 1920 года Крымревком объявил о национализации банковской системы Крыма, а 23 ноября 1920 года было отдано распоряжение о прекращении хождения на территории Крыма всех денежных единиц, кроме советских денежных знаков. На следующий день всем рабочим и служащим государственных предприятий и учреждений было выплачено двухмесячное жалование в советских денежных знаках .

Эта мера позволила значительно оздоровить денежный оборот в Крыму, устранив параллельное хождение примерно шести денежных единиц (царские рубли, "керенки", карбованцы Центральной рады, гривны Скоропадского, рубли Деникина и Врангеля), сняв давление непомерно разбухшей денежной массы на потребительский рынок и подорвав базу для спекуляции.

Говоря об управлении экономикой Крыма со стороны Крымревкома, нужно отметить, что она шла по двум направлениям: изданием специальных приказов Крымревкома по разным вопросам экономической жизни и принимаемых к исполнению местными ревкомами , но главным образом через созданного Крымским ревкомом 17 ноября 1920 года, специального органа по оперативному управлению экономикой – Крымского Совета народного хозяйства ("Крымсовнархоз") .

Во главе Крымсовнархоза находился председатель, имевший несколько заместителей, осуществлявший управление через коллегию Крымсовнархоза. Центральным органом управления экономикой в Крымсовнархозе являлась производственная комиссия, созданная в конце декабря 1920 года. В её функции входили вопросы экономического планирования в общекрымском масштабе. Уже к февралю 1921 года комиссией была разработана программа экономического развития Крыма на 1921 год, исходившая из возможностей производственных мощностей, находившихся под управлением Крымсовнархоза 400 предприятий, в большинстве своем кустарного типа.

Однако выполнить программу не удалось из-за топливного, продовольственного и финансового кризисов, сотрясавших Крым в 1921 году. Так, в частности, неотпуск центральными органами кокса, сорвал ввод в строй Керченского металлургического завода; непоставка из центра 50 тысяч пудов сахара сорвали программу восстановления консервной промышленности .

Крымсовнархоз состоял из следующих отделов: общего, финансово-сметного, отдела химической промышленности, металлов, горно-соляной промышленности, полиграфической, транспорта, топлива, кустарной промышленности, пищевой, кожевенной, табачной и швейной промышленности. Кроме отделов в составе Крымсовнархоза действовал научно-технический совет, уже упоминавшаяся производственная комиссия, а также комиссия по снабжению и комиссия по лесу .

К концу ноября 1920 года было завершено создание центральной структуры Крымсовнархоза, были созданы все его отраслевые отделы. В конце декабря 1920 года было закончено создание отделов народного хозяйства в составе городских и уездных ревкомов, завершившихся проведением 23 декабря 1920 года съезда народных и городских отделов народного хозяйства Крыма, результатом которого стало закрепление связи Крымсовнархоза с его органами на местах и местными ревкомами .

В связи с введением новой экономической политики и изменениями условий хозяйствования в начале лета 1921 года было произведено изменение производственной программы Крымсовнархоза и его структуры. Во всекрымском совещании совнархозов с участием профсоюзных комитетов, состоявшемся 28 июня 1921 года, был намечен ряд мер по совершенствованию деятельности совнархозов и проведением её в соответствие с новыми условиями хозяйствования.

В ходе осуществления принятых постановлений к концу лета 1921 года в Крыму были ликвидированы отделы народного хозяйства уездных и городских ревкомов (за исключением Севастопольского совнархоза), их заменили уполномоченные Крымсовнархоза по городам и уездам Крыма. В результате были в 10 раз сокращены штаты местных экономических органов (вместо 200–400 сотрудников местных совнархозов до 20–50 при уполномоченных) .

Одновременно была упорядочена структуры и сокращены штаты самого Крымсовнархоза. После реорганизации он состоял из 4 отделов: организационного, финансового, снабжения, производственно-технического и 4 управления, охвативших отрасли сельской промышленности, химической, горно-соляной, металлообрабатывающей, топливной, полиграфической, кожевенной, швейной и кустарной промышленности. Штат Крымсовнархоза после реорганизации сократился с 1.000 до 300 человек .

Первыми шагами Крымревкома в экономической сфере стал учет доставшегося ему имущества и последующая его национализация. В течение ноября-декабря 1920 года были учтены и национализированы все отрасли производств, транспорт и торговля .

Большая часть национализированных предприятий представляли из себя малые полукустарные предприятия полиграфической, легкой, пищевой промышленности и производства стройматериалов.

Говоря о результатах учета и национализации промышленности, газета "Красный Крым" от 8 декабря 1920 года сообщала о следующих показателях национализации промышленности Крыма: мыловаренных заводов – 8, винокуренных заводов – 5, пивзаводов – 5, стекольных заводов – 2, дрожжевых заводов – 1, уксусных заводов – 1, консервных фабрик – 5, клеевых, паточных и крахмальных фабрик – 6, фабрик повидла и варенья – 11, макаронных фабрик – 4, конфетных фабрик – 2, галетная фабрика – 1, колбасных фабрик – 4, мельниц – 46, текстильных фабрик – 17, кожевенных заводов – 19, типографий – 13. На каждой из фабрик работали в среднем от 5 до 20 рабочих.

Наиболее крупными объектами, подвергшимися национализации, являлись: Керченский металлургический завод – мощность 7.500 пудов чугуна в сутки, рудники Керченского и Феодосийского уездов с запасами железной руды в 60 млрд. пудов, месторождение нефти, серы и каменоломен Керченского полуострова, карьеров по добыче цементного сырья и Бешуйские угольные шахты под Бахчисараем .

Одним из крупных объектов национализации стал транспорт. К концу декабря 1920 года был национализирован весь морской транспорт, портовые сооружения, железные дороги, в том числе и строящиеся: линия Джанкой – Перекоп, узкоколейная ветка Бахчисарай – Бешуйские копи, 600 километров шоссейных дорог с мостами и зданиями, автомобильный и гужевой транспорт .

Завершением процесса учета и национализации стала проведенная в Крыму по указанию председателя Совнаркома РСФСР В. И. Ленина в апреле–мае 1921 года социально-демографическая, промышленная и сельскохозяйственная перепись. Для её проведения из Москвы было выделено Крыму 30 млн. рублей и 200 пудов бумаги .

При проведении национализации были допущены ошибки, которые затем отмечали и её организаторы. Так, председатель Севастопольского ревкома С. Крылов, спустя год писал: "Здесь необходимо отметить одну ошибку, совершенную нами. Вместе с крупными фирмами и магазинами были национализированы товары в мелких лавках и даже базарных ларьках. Этого, конечно, делать не следовало. Результаты малые, а озлобление мелкой буржуазии большое". Далее он отметил, что национализация торговли "дала небольшое количество товаров и продуктов, которые пошли в основном на снабжение армии и флота" .

Восстановление промышленности в 1921 году происходило очень непросто. На это влияли не только объективные факторы промышленной разрухи, доставшиеся в наследство новой власти от прежних режимов, периода гражданской войны, но и целый ряд собственных ошибок, в частности, продолжительное пребывание в Крыму почти полумиллионной группировки войск Южного фронта, привели к тому, что большая часть из доставшихся в качестве трофеев потребительских товаров и, прежде всего, тканей, кожи и продовольствия, ушли на военные заказы. Большая часть необходимого для промышленности сырья, материалов и оборудования была вывезена из Крыма на восстановление Донбасса .

В результате более менее была возобновлена работа легкой и пищевой промышленности, имевшей или получавшей сырье для выполнения в конце 1920 – начале 1921 года, военных заказов .

Другой причиной, затруднявшей восстановление промышленного производства, являлся недостаток его финансирования. Так программой восстановления промышленности Крыма в 1921 году, разработанного Крымсовнархозом, предусматривалось получение из центра 382 млрд. рублей, фактически было получено 42 млрд. рублей .

Более успешно проходило восстановление промышленности в Севастополе. Большим напряжением сил удалось возобновить работу основного промышленного предприятия города – Севастопольского морского завода, фактически закрытого в конце октября 1920 года незадолго до эвакуации войск Врангеля. На заводе было занято около 80% рабочих и служащих Севастополя. Несмотря на острейший топливный кризис в декабре–январе 1921 года завод продолжал работать, перейдя на дровяное топливо, пока в конце января 1921 года не начал поступать уголь из Донбасса. Выделенные вскоре 1 млн. рублей и несколько вагонов продовольствия позволили стабилизировать работу завода. В результате к концу 1921 года предприятие достигло 70% прежней мощности, было отремонтировано 89 судов и 3 дока .

Была восстановлена также работа всех средних предприятий, причем производительность полиграфической промышленности превысило довоенный уровень .

Восстановление промышленности было невозможным без преодоления топливного кризиса. Из собственных, довольно ограниченных энергоресурсов Крым имел месторождения каменного угля в поселке Бешуй недалеко от Бахчисарая. Проблема состояла не только в возобновлении добычи угля, но больше в его вывозе. С целью её решения Крымревком приказом № 133 от 17 декабря 1920 года возобновил строительные работы на железнодорожной ветке, соединявшей станцию Сюрень с Бешуйскими копями. Спустя четыре месяца, 28 апреля 1921 года, железнодорожная ветка вошла в строй и с её помощью добытые в январе – августе 1921 года 160 тысяч пудов бешуйского угля доставлялись во все районы Крыма . Координировала работу по добыче и распределению топливных ресурсов в Крыму созданная Крымским ревкомом 23 декабря 1920 года Крымская чрезвычайная топливная комиссия .

Ограниченность топливных ресурсов Крыма не давало ему возможности преодолеть топливный кризис самостоятельно, поэтому основная возможность в преодолении топливного кризиса в Крыму зависела от централизованных поставок. В течение 1921 года в Крым поступило из республик Кавказа 285 тысяч пудов нефтепродуктов и около 3 млн. пудов дров .

В преодолении топливного кризиса в Севастополе зимой 1920–1921 года помощь оказал Черноморский флот. Это позволило всю зиму не допускать перебоев в электро- и водоснабжении города .

По мере восстановления угольных шахт Донбасса в течение 1921 года и увеличении количества поставляемого оттуда в Крым угля, топливный кризис к осени 1921 года был в основном преодолен.

Говоря о положении в сельском хозяйстве и продовольственном вопросе в рассматриваемый период, необходимо отметить, что, несмотря на упадок сельского хозяйства Крыма оно находилось все же в лучшем положении чем промышленность и транспорт. Спад в его основных показателях по сравнению с довоенным периодом составлял от 10 до 20% .

Первыми шагами Крымревкома в сельском хозяйстве, как и в промышленности, стали меры по учету и национализации. Они, прежде всего, коснулись крупных помещичьих имений и племенных пород мясомолочного и рабочего скота, в большинстве своем находившегося в крупных частновладельческих имениях. Этому был посвящен Приказ № 108 Крымревкома от 14 декабря 1920 года "О взятии на учет и охране бывших частновладельческих имений, составляющих народное богатство Крыма".

Для управления этими имениями создавались рабочие комитеты в количестве 3–5 человек из числа занятых в них рабочих и служащих. Приказ № 9 Крымревкома от 19 ноября 1920 года опре6делял порядок регистрации и выдачи охранных свидетельств для поголовья племенного скота .

Для учета, заготовки и распределения продовольствия решением Обкома РКП(б0 и приказом Крымревкома 19 ноября 1920 года был создан Продовольственный комитет Крыма . Сразу же после своего создания Продовольственный комитет ввел продразверстку. В ходе её проведения зимой 1920–1921 года в продовольственный фонд Крыма было собрано 2 млн. 800 тыс. (400 тыс. тонн) пудов зерна, из которых несколько сот тысяч пудов было передано на посевные, остальное использовано для потребительских целей .

Начиная с декабря 1920 года, Крымревком приступил к коренным преобразованиям в сельском хозяйстве Крыма. На базе национализированных помещичьих имений к концу марта 1921 года было создано 978 совхозов, занимавших 1 млн. 150 тысяч десятин обрабатываемой земли . Эти преобразования проводились при активной поддержке из центра: так 3 марта 1921 года постановлением Совнаркома РСФСР на развитие совхозов Крыма было выделено 1 млрд. рублей .

К концу марта 1921 года дальнейшее проведение социалистических преобразований в сельском хозяйстве пришлось прекратить. Они вызывали резкое недовольство крымского крестьянства. При национализации имений и организации на их базе совхозов, были конфискованы вместе с частными помещичьими землями и земли, арендуемые крестьянами у помещиков. Кроме того, создание такого большого количества совхозов не позволило наделить дополнительной землей большинство нуждавшихся в ней крестьян, что также вызывало их недовольство против Советской власти. Реально оценив сложившуюся обстановку в селе, оперативно пошел на уступки крестьянству, и к концу мая 1921 года численность совхозов была сокращена более чем в 9 раз и составила 102 совхоза со 127 тыс. десятин земли. Образовавшийся излишек земельных площадей был использован для раздела её между крестьянами .

Кроме структурных преобразований в сельском хозяйстве Крымревкомом и местными ревкомами проводилась большая работа по проведению весенне-полевых работа 1921 года. В крупных городах Крыма из рабочих промышленных предприятий и специалистов воинских частей были созданы специальные отряды для работы в деревне, главным образом для ремонта сельхозтехники. Для проведения посевной кампании было выделено несколько тысяч сотен пудов зерна, в том числе 90 тысяч пудов по севастопольской зоне. Было восстановлено 50% довоенных площадей садовых и технических культур (по Севастополю около 85%) .

Таким образом, предпринятые меры давали надежды на восстановление довоенного объема сельскохозяйственного производства к осени 1921 года, и как следствие, подъем промышленности Крыма, большая часть которой состояла из предприятий по переработке сельскохозяйственной продукции и сырья. Однако этим планам не суждено было сбыться. Засуха летом 1921 года привела к гибели 42, 6% посевов (240.000 десятин), двух третей голов рогатого скота. Уцелевшие посевы зерновых культур дали максимум 10 пудов зерна с десятины .

Начавшийся в середине лета 1921 года голод охватил 25% населения Крыма. К концу 1922 года главным образом вследствие голода население Крыма сократилось на 21 процент .

Причиной голода 1921–1922 годов в Крыму помимо последствий общей экономической разрухи и засухи стало также и преждевременное и нерациональное израсходование запасов продовольствия в Крыму, собранных в ходе продразверстки зимой 1920–1921 года. Большая часть этих запасов была использована для снабжения многочисленной группировки армий Южного фронта, находившихся в Крыму в ноябре 1920 – январе 1921 года.

Одновременно с этим крымские власти не сумели вовремя соответствующим образом оценить складывающуюся обстановку и с опозданием обратились за помощью к центральным властям. В результате чего продовольственная помощь из центра (750.000 пудов хлеба) начала поступать только в конце 1921 года .

В результате голода в период сентября 1921-го – мая 1922 года в Крыму умерло до 120 тысяч человек, в Севастополе – около 15 тысяч.

Особенностью деятельности Крымского ревкома в области экономики в марте-октябре 1921 года и местных ревкомов в марте-августе 1921 года стало то, что этот период их деятельности совпал с переходом от политики "военного коммунизма" к "новой экономической политике", что заставило их в короткие сроки коренным образом менять свою социальную и экономическую политику.

Первоначально НЭП проводился в сельском хозяйстве, где он выразился в замене продразверстки продналогом и разрешением свободной торговли сельхозпродукции. Эти рыночные реформы в сельском хозяйстве регулировались декретами ВЦИК РСФСР от 14-го и 28 марта 1921 года, согласно которым продналог устанавливался в размерах в два раза меньше, чем предыдущая продразверстка. Сбор продналога возлагался на продовольственные комиссии соответствующих местных органов власти, кроме которых никакие другие государственные органы осуществлять сбор продналога не имели права. Сдавшему продналог, выдавалась специальная квитанция о сдаче продналога, которая одновременно служила документом на право на торговлю сельхозпродукцией. Сбор продналога осуществлялся на основании принятой 15 мая Совнаркомом РСФСР "Инструкции губпродкомам по сбору натурального налога" .

Началом осуществления новой экономической политики в Крыму стал Приказ № 373 Крымревкома от 31 мая 1921 года "О замене продразверстки продналогом" .

Согласно плану сбора продналога на 1921 год объем его сбора должен был быть в 3 раза меньше объемов продразверстки 1920–1921 года .

Затем началось проведение преобразований в рамках новой экономической политики в промышленности. С июня по ноябрь 1921 года в аренду частным лицам было сдано 158 предприятий . Одновременно с этим стали развиваться различные формы кооперации. К концу лета 1921 года в Крыму действовало 166 потребительских обществ, 150 кустарно-промышленных артелей, 56 кредитных и судосберегающих товариществ . В соответствии с новыми условиями строилась система торговли. К концу лета 1921 года доля государства в оптовой торговле составила 97%, в розничной – 27% .

В Севастополе проведение новой экономической политики началось намного раньше, чем в целом по Крыму. Уже 1 апреля 1921 года Севастопольский ревком разрешил свободную торговлю продовольственными товарами. Затем в городе была разрешена мелкая торговля на базаре, деятельность кустарей. Введенный за торговлю на базаре налог дал в апреле-мае 1921 года 200 млн. рублей в городскую казну. К июню 1921 года 67 мелких предприятий (из 70) были сданы в аренду; открылось 30 кустарных мастерских, создано 130 артелей кустарей, работало 60 кустарей-одиночек .

Таким образом, осуществление новой экономической политики на территории Крыма создавало предпосылки для существенного улучшения положения населения, однако засуха 1921 года и последовавший за ней голод, практически свел к нулю все наметившиеся положительные сдвиги.

Помимо задач по восстановлению того, что имелось, но было разрушено, Крымский ревком вскоре после своего созданий получил задачу, решение которой хотя и соответствовало природно-климатическим условиям Крыма, но для своего осуществления требовало начать большую работу по переустройству практически всех сторон его социальной и экономической сферы. Эта задача для Крымревкома была сформулирована в изданном 21 декабря 1920 года Советом народных комиссаров и подписанном В. И. Лениным декретом "Об использовании Крыма для лечения трудящихся". Согласно декрету в январе 1921 года в Крыму предусматривалось открытие санаториев и домов отдыха на 5.000 коек .

Претворение этого декрета в жизнь началось буквально спустя несколько дней после его издания, причем даже помимо крымских властей 29 декабря 1920 года комиссией из центра под руководством наркома здравоохранения Н. А. Семашко было создано Ялтинское курортное управление, в распоряжение которого было передано 65 зданий для организации в них санаториев и домов отдыха. Первая группа больных прибыла на лечение в Ялту уже к концу января 1921 года. Официальное открытие Ялтинского курорта состоялось 20 февраля 1921 года .

Такая оперативность объяснялась тем, что помимо широко известного декрета Ленина о Крыме как Всероссийской здравнице, еще в преддверие освобождения Крыма от белых Совнарком РСФСР принял постановление "О курортах Крыма и Кубани", согласно которому предусматривалась организация в этих районах зон массового отдыха трудящихся .

Началом непосредственной деятельности Крымревкома стало издание Приказа № 106 "Об организации в Крыму Всероссийской здравницы трудящихся", в котором, в частности, указывалось: "1) Ни одно из санаторных и курортных помещение не может быть занято и использовано ни для каких других целей кроме своего прямого назначения. 2) Все частные помещения (дачи, гостиницы и др.), могущие быть использованы для лечебных целей, передаются в распоряжение Управления санаториев и курортов. 3) Санатории и здравницы должны быть снабжены молочными фермами. 4) Медицинский персонал, работающий по курортному делу, по оплате приравнивается к медперсоналу, работающему в условиях эпидемии .

Для руководства курортной сетью было создано центральное управление курортов Крыма во главе с Д. И. Ульяновым. Весь полуостров был разбит по климатическим особенностям на курортные районы: Сакско-Евпаторийский, Севастопольский, Ялтинский (Южный Берег Крыма)), Керченско-Феодосийский .

Таким образом, в первом полугодии 1921 года были выполнены основные положения Декрета Совнаркома РСФСР от 21 декабря 1920 года и заложена основа для дальнейшего становления Крыма, как курортного региона к концу двадцатых годов, после преодоления голода 1921-22 гг. и его последствий.

Помимо программ курортного развития Крыма крымским властям с первых дней своей деятельности пришлось столкнуться с проблемами повседневной охраны здоровья населения, которое в условиях топливного кризиса холодной зимой 1920–1921 года и вызванной этим обострением санитарно-эпидемиологической обстановки, требовало к себе особого внимания.

Первые шаги Крымревкома в этой сфере были такими же, как и в других областях его деятельности. Ими стали учет и национализация. С этой целью Крымревкомом был издан ряд приказов, в том числе Приказ № 138 от 18 декабря 1920 года "О национализации аптек, запасов медикаментов, медицинской техники на территории Крыма"; Приказ № 142 от 20 декабря 1920 года определял порядок снабжения медицинских учреждений и больных, находящихся на лечении высококалорийными продуктами питания .

В результате проведенной работы к лету 1921 года сеть учреждений здравоохранения в Крыму значительно расширилась, их вместимость составила 3.920 койко-мест. Были открыты: Крымская детская больница, Дом матери и ребенка, Крымская психиатрическая больница в Симферополе, Бактериологический институт в Севастополе . Помимо Симферополя и Севастополя развитая сеть здравоохранения создавалась и в уездных городах, так, например, к сентябрю 1921 года в Керчи действовали 2 больницы, 1 поликлиника, 9 медицинских участков, 10 фельдшерских пунктов, 7 аптек. В них было занято 179 медработников, в том числе 20 врачей и 20 фармацевтов .

Немаловажное значение для поддержания здоровья людей имело создание условия для их полноценного отдыха. С этой целью Крымским ревкомом 1 марта 1921 года был издаг Приказ № 303 "Об установлении выходных и праздничных дней на территории Крыма". Он гласил: "Всем трудящимся предоставляется еженедельный непрерывный отдых продолжительностью не менее 42 часов. 1) Праздничными нерабочими днями объявляются: 1 января, 22 января (в честь 9 января 1905 года), 12 марта (День свержения самодержавия), 18 марта (День Парижской Коммуны), 1 мая, 7 ноября; 3) 8 христианский и 3 мусульманских праздника. Накануне выходных дней (кроме праздников) рабочий день – 6 часов .

Вся деятельность Крымревкома в области здравоохранения позволила несмотря на критическую обстановку, избежать обычно сопровождающих голод, массовых эпидемий.

Большое значение в деятельности Крымского ревкома занимали вопросы просвещения, науки и культуры, положение которых в тех условиях было просто критическим. Хозяйственная разруха грозила полностью уничтожить те немногочисленные ростки культуры, образования и научных знаний, которые сохранились в Крыму к моменту окончания гражданской войны.

Первыми действиями Крымского и местных ревкомов стали меры по учету, национализации и охране научных, культурных, просветительских учреждений и их материально-технической базы.

Первым шагом в области просвещения стал изданный Крымревкомом 30 ноября 1920 года Приказ № 57 "О перестройке работы учебных заведений". Согласно этому приказу все учебные заведения Крыма переходили в ведение государства, школа отделялась от церкви, отменялась плата за обучение, вводилось школьное самоуправление в лице школьных советов, состоявших из преподавателей и учащихся, отменялась система оценок.

Согласно этому же приказу в составе местных ревкомов создавались отделы народного образования, в ведение которых перешли все учебные заведения, расположенные в той или иной местности .

Вслед за школами Приказом № 122 Крымревкома от 16 декабря 1920 года, были национализированы и переданы в ведение отдела народного образования Крымревкома, детские приюты, сады и ясли .

Крымревкомом был принят также ряд мер для укрепления материальной базы образовательных учреждений. В течение 1921 года школам Крыма было передано 30 тысяч книг из национализированных частных библиотек .

С этой же целью в рамках подготовки к новому 1921–1922 учебному году Крымревком 4 июня 1921 года издал Приказ № 379, обязывающий все государственные ведомства и частных лиц передать в органы народного образования всё находящиеся в их руках школьное имущество .

Кроме налаживания системы школьного образования Крымревком уделял большое внимание ликвидации неграмотности среди взрослого населения Крыма, которая тогда составляла 48%. Для этой цели Приказом № 213 Крымревкома от 11 января 1921 года была создана Крымская чрезвычайная комиссии по ликвидации безграмотности (Крымграмчека"). Комиссия состояла из представителей обкома партии, отдела наробраза Крымревкома, профсоюзов, областного военкомата. Комиссии по ликвидации безграмотности создавались в количестве трех человек также в городах и уездах .

Сразу после своего создания "Крымграмчека" и комиссии по ликвидации безграмотности на местах приступили к созданию курсов по ликвидации безграмотности (ликбезы) и школ для малограмотных. К концу лета 1921 года в Крыму действовало 553 ликбеза и школ для малограмотных, в которых обучалось 16.122 человека. В результате деятельности этих организаций уже через два года количество неграмотных в Крыму сократилось в два раза .

Значительные изменения произошли в системе высшего образования. С целью создания условий для поступления трудящейся молодежи в университет в январе 1921 года при нем был открыт факультет рабочей молодежи (рабфак) со сроком обучения 6 месяцев. Для студентов рабфака предусматривался красноармейский паек, стипендия, места в общежитии. Вслед за Симферополем рабфаки были созданы в Севастополе и Керчи. В 1921 году в них обучалось 715 студентов .

К моменту прекращения деятельности Крымского ревкома в ведении его отдела народного образования находилось: 2 университета – Таврический в Симферополе и Боспорский в Керчи, 3 рабфака, 2 техникума, 21 профтешкола, 1.116 общеобразовательных школ, 237 библиотек .

С первых дней своего прихода к власти Крымревком большое внимание уделил печати и книгоиздательской деятельности. Приказом № 123 Крымревкома от 16 декабря 1920 года были национализированы все типографии на территории Крыма. Все типографии, работавшие на арабском шрифте, и печатавшие литературу на татарском языке были переданы Крымревкомом в распоряжение Татарского бюро при Обкоме РКП(б) . Реорганизация печатного дела в Крыму проходила на основании Приказа № 62 Крымревкома от 1 декабря 1920 года. Согласно этому приказу в составе Крымревкома был образован комитет по делам печати, в ведении которого находилось руководство газетами, издательствами и типографиями Крыма .

В конце 1920 – начале 1921 года в связи с острой нехваткой бумаги и денежных средств в Крыму выходили только две газеты: областная "Красный Крым" в Симферополе и городская "Маяк Коммуны" в Севастополе. В остальных крупных городах Крыма выпускались периодические листовки-бюллетени местных ревкомов. Весной и особенно летом количество газет в Крыму резко возросло, стали издаваться две газеты на татарском и одна на немецком языке. Весь 1921 год все газеты в Крыму распространялись бесплатно .

В феврале 1921 года распоряжением Крымревкома было создано Крымское государственное издательство ("Крымгосиздат"), которое уже к концу 1921 года выпустило в свет многотомную эпопею известного русского писателя С. Н. Сергеева-Ценского "Преображение России" .

Помимо печатных средств массовой информации Крымревком уделял большое внимание второму по значимости в то время средству массовой информации – кинематографу. Благодаря этому удалось спасти от разрушения и к середине 1921 года возобновить деятельность Ялтинской кинофабрики. Начиная с 1922 года, она смогла возобновить выпуск документальных и художественных фильмов .

В условиях послевоенной разрухи и вызванных ею социальной и моральной деградации общества, роста не только преступности, но и бытового вандализма, особое значение приобретала охрана культурных ценностей от хищения и порчи. Этому вопросу придавалось также большое значение в Москве, откуда 26 февраля 1921 года председателем СНК РСФС В. И. Лениным в адрес Крымского ревкома была направлена телеграмма с требованием принять решительные меры к охране произведений искусства, находящихся во дворцах и дачах Южного берега Крыма до прибытия специальной комиссии из Москвы .

Законодательной основой охраны служили издаваемые Крымревкомом и местными ревкомами приказы об охране или выдаваемые ими же охранные грамоты. В качестве примера можно указать на Приказ № 411 Крымревкома от 23 июня 1921 года "Об охране Никитского ботанического сала" , на дачу А. П. Чехова, выданная Ялтинским ревкомом . Охранная грамота, выданная 15 мая 1921 года Крымревкомом композитору А. А. Спендиарову на его дом в городе Судаке .

26 июля 1921 года прибывшей из Москвы комиссией СНК и ВЦИК РСФСП было принято решение в целях сохранения картинной галереи освободить дом Айвазовского в Феодосии от посторонних жильцов и учреждений, и использовать его только как здание художественного музея. 11 августа 1921 года Феодосийский художественный музей имени Айвазовского был открыт для посетителей .

Не полагаясь только на бумаги в деле сохранения культуры, ревкомы использовали для её охраны все средства, находящиеся в их распоряжении, вплоть до органов госбезопасности. Об этом свидетельствует изданный председателем Революционного военного трибунала и начальником особого отдела Черного и Азовского морей 11 января 1921 года совместный приказ для находившихся в их ведении в приморских районах Крыма революционных военных трибуналов, особых отделов и ЧК по вопросу охраны культурных ценностей. В приказе говорилось, в частности, следующее: "В городах побережья Крыма замечены случаи варварского отношения к предметам искусства, науки и литературы, как-то: картинам, гравюрам, научным трудам, приборам и инструментам, памятникам старины, книгам, рукописям. Имеют место случаи полного уничтожения названных предметов или же употребление их не имеющее ничего общего с их прямым назначением… Считая небрежное отношение к предметам искусства и науки или порчу их явно преступным. В целях борьбы с вышеуказанными преступлениями объявляется, что все лица, совершившие таковые, независимо от их личного и служебного положения, будут энергично преследоваться и подвергаться самым суровым репрессиям. Всем гражданам и должностным лицам вменяется в обязанность доводить до сведения местных ревкомов о месте нахождения библиотек, книгохранилищ, памятников искусства и старины, разных научных приборов и проч., о всех случаях варварского отношения к названным пред метам сообщать ревтрибуналам и особым отделам, а органам милиции задерживать лиц, виновных в подобных преступлениях их к законной ответственности" .

Все эти энергично проводимые Крымревкомом меры позволили сохранить без больших потерь материальную основу научных и культурных учреждений на территории Крыма.

Завершая рассмотрение деятельности крымских ревкомов, необходимо остановиться на той её стороне, которая в тогдашних условиях была не менее важной, чем борьба с голодом и болезнями. В обстановке, которая сложилась тогда в Крыму, поддержание правопорядка и общественного спокойствия было единственным способом для того, чтобы как можно скорее вывести из катастрофического положения, в котором он оказался после трех лет гражданской войны и смены пяти режимов за это короткое время.

Сложность создавшейся обстановки заключалась в том, что её дестабилизация происходила одновременно как изнутри, так и извне. Фундаментом внутренней дестабилизации, как уже неоднократно показывалось в вышеназванном материале, является крах крымской экономики. Её внешними проявлениями стал необычный рост как общеуголовной, так и политической преступности на территории Крыма. Помимо экономических причин это объяснялось и рядом военно-политических: проникновение вместе с частями Красной армии в ноябре 1920 года в Крым группировки махновцев, возглавляемой Каретниковым, численность в 5.000 человек. С первых же дней своего пребывания в Крыму, развернувших волну грабежей и убийств, значительную часть которых ряд антикоммунистически настроенных историков отнес на счет красного террора, так как первыми жертвами анархистов-махновцев становились представители состоятельных слоев населения. Кроме этого значительная часть офицеров и солдат врангелевской армии, не сумевшие эвакуироваться, и по разным причинам не желавшие сдаваться в плен, ушли в горнолесных районы Крыма. Там же продолжали действовать и ряд бывших крымских партизан, отвыкших от мирной жизни и не желавших возвращаться к производительному труду.

Всего к концу декабря 1920 года в Крыму действовало около 200 банд различного характера общей численностью около 10.000 человек.

Особенно напряженное положение в результате активизации к концу 1920 года бандитской деятельности, сложилось в Симферопольском, Севастопольском, Бахчисарайском, Ялтинском и Карасубазарском уездах. Бандитизм серьезно замедлял восстановление разрушенной экономики. Так, зимой 1920–1921 годов не прекращались бандитские нападения на строившуюся узкоколейную железную дорогу Сюрень-Бешуйские копи, с целью сорвать снабжение Крыма топливом .

Помимо внутренних экономических и военно-политических причин, активизации бандитизма в Крыму, особенно политического, способствовала и внешняя политическая обстановка, сложившаяся к тому времени вокруг РСФСР и входившего в её состав Крыма. Несмотря на формальную отмену морской блокады вокруг РСФСР странами Антанты еще 16 января 1920 года , она в бассейне Черного и Азовского морей фактически продолжалась и зимой 1920–1921 года. Так, например, в январе 1921 года французским миноносцем было потоплено советское торговое судно "Зейнаб", а в феврале 1921 года несколько других судов получили повреждения при задержании их военными кораблями стран Антанты, находившимися в Черном море .

Все это приводило к тому, что среди населения Крыма в конце 1920 – первой половине 1921 года распространялись настроения о неизбежности в ближайшее время иностранного вторжения и непрочности советской власти в Крыму.

Эти же настроения заставляли находившиеся в горах различные антисоветские повстанческие группировки продолжать борьбу и даже активизировать свою деятельность.

Мнение о возможности антисоветского десанта в Крым были далеко не беспочвенные и помимо активности иностранных военных кораблей в Черном море имели под собой и ряд других серьезных оснований и, прежде всего то, что в нескольких сотнях километров от Крыма в Турции на Галиполийском полуострове, разместились эвакуировавшиеся из Крыма войска и эскадра Черноморского флота, находившиеся под командованием генерала Врангеля.

Несмотря на эвакуацию и тяжелые условия проживания в галиполийских лагерях, армия Врангеля в первой половине 1921 года представляла из себя серьезную силу. В феврале 1921 года во время смотра врангелевских войск было установлено, что в составе их трех корпусов насчитывалось 48.319 солдат и офицеров. В составе врангелевской Черноморской эскадры свыше 100 боевых кораблей и транспортных судов. Это позволяло Врангелю планировать возможные варианты десантов в Крым или на Кавказ .

Помимо разработки планов, врангелевский штаб предпринимал для подготовки возможных десантов ряд практических мер путем непрерывной засылки в первой половине 1921 года в районы планируемых десантов диверсионных и разведывательных групп, которые, в первую очередь, стремились установить контакты с антисоветскими повстанческим движением и совместно с ним, помимо разведывательной и диверсионной деятельности, вели среди населения агитацию о скором возвращении врангелевских войск .

Возможность для такого рода деятельности врангелевскому командованию давала довольно щедрая помощь западных стран. Так, например, только правительство Франции выделило на содержание врангелевских войск в декабре 1920 – апреле 1921 года 200 млн. франков, не считая гуманитарной помощи продовольствием, медикаментами, одеждой со стороны разного рода благотворительных организаций, прежде всего, американских .

Таким образом под влиянием внешних и внутренних факторов обстановка в Крыму создавала чрезвычайно благоприятную среду для преступности во всех её проявлениях. В этих условиях необходимо было как можно скорее создать систему правоохранительных органов Крыма. В условиях ноября 1920 – января 1921 года, когда Крым находился на положении прифронтовой полосы и на его территории действовали законы военного времени, функции общего руководства и налаживания деятельности правоохранительных органов, были возложены на подразделения армейской и флотской контрразведки в лице Особых отделов.

Первоначально это был особый отдел Крымского ревкома, однако он фактически, не успев приступить к работе, был Приказом № 7 Крымревкома от 18 ноября 1920 года "О предоставлении Особому отделу 6-й армии прав и полномочий Особого отдела Крыма", упразднен, а его функции были переданы Особому отделу 6-й армии. А с 29 ноября 1920 года – Особому отделу 4-й армии Южного фронта .

Местными органами правопорядка становились особые отделы дивизий 4-й армии, находившиеся в той или иной местности. В приморских городах и населенных пунктах действовали особые отделения и военно-контрольные пункты Особого отдела Черноморского флота (Особый отдел Морских Сил Чёрного и Азовского морей), созданного еще в октябре 1920 года на базе Особого отдела 9-й Кубанской армии .

По мере вывода войск из Крыма, начиная с середины декабря 1920 года, и постепенной отмены военного положения, функции, исполнявшиеся Особыми отделами на территории Крыма, начали передаваться создаваемым в городах и уездах Крыма ЧК и управлениям милиции.

Приказом № 67 Крымревкома от 2 декабря 1920 года было образовано областное управление милиции, и к концу декабря 1920 года создание органов милиции в Крыму было завершено. Они подчинялись отделам управления Крымского и соответствующих местных ревкомов .

Затем в январе 1921 года в городах и уездах Крыма началось создание Чрезвычайных комиссий. 21 января 1920 года постановлением Крымревкома единым органом, объединяющим местные ЧК Крыма, стало "Полномочное представительство Всероссийской Чрезвычайной комиссии в Крыму" .

В небольших уездах или городах функции ЧК возлагались на "политические бюро", находившиеся в составе местных управлений милиции, но подчинявшихся вышестоящим ЧК .

Позже, в конце марта 1921 года, завершилось создание судебных органов – революционных трибуналов. Согласно приказу № 323 Крымревкома от 29 марта 1921 года "Об организации Крымского областного ревтрибунала", в их ведении находились: 1) "О контрреволюционных деяниях; 2) Крупных должностных преступлениях; 3) Крупной спекуляции; 4) Явной дискредитации власти советскими работниками; 5) злостного дезертирства .

Одновременно с постоянно действующими органами охраны правопорядка дополнительно создавались в различных местах временные вооруженные формирования. Так, 1 декабря 1920 года Зуйский волостной ревком принял решение о создании при ревкоме специального отряда по борьбе с бандитизмом из числа бывших партизан в количестве 26 человек . В Балаклаве 26 марта 1921 года был создан коммунистический батальон из числа членов уездной парторганизации, которые 5 раз в месяц после работа проходили военное обучение .

Одним из первых действий Крымревкома по наведению порядка стали меры учета и контроля над населением. Уже 17 ноября 1920 года Крымревком издает Приказ № 4 "О регистрации", согласно которому в трехдневный срок с момента издания приказа,в местных органах власти должны были пройти регистрацию иностранные подданные, офицеры и солдаты врангелевской армии, а так же гражданские лица, прибывшие в Крым в период с июня 1919 по ноябрь 1920 (т.е. в период нахождения Крыма под контролем режимов Деникина и Врангеля . Изданный спустя месяц 25 декабря 1920 года Приказ № 167 Крымревкома, расширял круг лиц, подлежавших регистрации. Согласно этому приказу регистрации в 10-дневный срок с момента его создания подлежали "бывшие офицеры и военные чиновники царской и белых армий, полицейские, жандармы, государственные чиновники, занимавшие высокие посты при царском и врангелевском режимах, духовенство, собственники фабрик, заводов, усадеб, домовладельцы домовладений стоимостью в довоенных ценах не менее 25 тысяч рублей, собственников магазинов, ресторанов, гостиниц, винных погребов, складов". Аналогичные приказы, дословно воспроизводившие Приказ № 167, издавались Крымревкомом в феврале и апреле 1921 года .

Последним распоряжением Крымревкома по вопросу регистрации населения стал циркуляр от 21 июня 1921 года уездным ревкомам о перерегистрации и выдаче видов на жительство иностранным подданным. Регистрация возлагалась на отделы управления уездных ревкомов совместно с органами милиции и ЧК. В процессе регистрации особому учету подлежали антисоветски настроенные иностранные граждане .

Помимо непосредственной регистрации населения 7 декабря 1920 года Крымревком издал Приказ № 77 "О приведении в порядок домовых книг, своевременной прописке и выписке жильцов и сдаче сведений о них в милицию", определявшей порядок постоянного учета населения. На основании этого приказа аналогичные приказы издавали городские и уездные ревкомы .

Другим мероприятием Крымревкома, направленным на наведение порядка, стал комплекс мер по изъятию оружия у населения. Этому вопросу был посвящен Приказ № 193 Крымревкома от 3 января 1921 года "Об оказании помощи Крымской ЧК в борьбе с остатками контрреволюции". Согласно этому приказу предусматривалась немедленная сдача населением оружия в местные органы милиции и ЧК в течение 4-х дней с момента издания приказа. За неисполнение приказа – наказание, вплоть до расстрела .

После проведения изъятия оружия у населения 29 апреля 1921 года Крымревкомом и КрымЧК был издан совместный приказ "О регистрации оружия на территории Крыма", регулировавший выдачу его различным добровольческим отрядам по борьбе с бандитизмом, партийным, советским и комсомольским работникам .

Если говорить о практических действиях властей Крыма по борьбе со всеми проявлениями бандитизма, то первым и очень важным шагом стал разгром махновского корпуса Каретникова, проникшего на территорию Крыма вместе с частями Красной Армии в ходе боев по разгрому Врангеля по договоренности между Махно командованием Южного фронта о совместной борьбе с Врангелем, подписанной в октябре 1920 года. Попав в Крым, махновцы в силу своей натуры буквально с первых дней своего пребывания на территории подняли целую волну грабежей, убийств, насилий и разрушений, став основной дестабилизирующей силой на полуострове, особенно опасной своей организованностью.

Сложившаяся обстановка требовала быстрых и решительных действий. Поэтому на основании согласованного плана Крымревкома и командования Южного фронта в ночь с 25 на 26 ноября 1920 года махновский части в Крыму были окружены, а затем разоружены. Из кольца удалось выскользнуть лишь 250 махновцам из примерно 5.000, находившихся в Крыму .

Одновременно с этим в ноябре 1920 – январе1921 года происходили массовые облавы в городах Крыма. Так, в указанный период во время подобных мероприятий, проводимых особым отделом Чёрного и Азовского морей в Севастополе было задержано около 3.000 человек .

Кроме репрессий для борьбы с бандитизмом было использовано также и объявление амнистии. С этой целью 1 мая 1921 года Крымревкомом и КрымЧК был издан совместный приказ "О широкой амнистии по случаю 1 мая", в котором было обещано прощение всем лицам, ведущим вооруженную борьбу против Советской власти в Крыму, если они в период с 1 по 20 мая 1921 года сложат оружие и сдадутся местным органам милиции и ЧК .

Все эти меры, в сочетании с проведением новой экономической политики, позволили добиться больших успехов в борьбе с бандитизмом. Численность банд, как уголовного, так и политического характера, доходившая в конце 1920 года до 10.000 человек, к концу 1921 года сократилась до 450 человек, скрывавшихся в труднодоступных горных районах .

О нормализации обстановки в Крыму свидетельствовало и изменение структуры преступности на его территории. Та, по данным севастопольской тюрьмы, за полтора месяца с момента установления Советской власти в Крыму и до 1 января 1921 года через тюрьму прошло 411 человек, из которых 50% – по обвинению в контрреволюционных преступлениях, 25% – за уголовные преступления, 10% – за дисциплинарные преступления, главным образом за самочинные обыски. В 1921 году через тюрьму прошел 1.621 человек, из 70% – за уголовные преступления, 20% – за контрреволюционные .

Только голод 1921–1922 годов помешал окончательной ликвидации и полной стабилизации обстановки. О влиянии голода на борьбу с преступностью в Севастополе, считавшемся в 1921 году, самым благополучным местом в Крыму, свидетельствуют сводки севастопольской милиции за июнь-июль 1921 года: "В июне 1921 года во всех 5 районах милиции города Севастополя по 5–7 милиционеров больны цингой вследствие неудовлетворительного питания, по 5–6 человек не ходят в наряд из-за отсутствия обуви" .

Тем не менее благодаря принятым мерам ситуация в Крыму была в значительной степени нормализована, что создавало основу для более успешных действий во всех других отраслях общественно-политической и экономической деятельности.

Подводя итоги работы ревкомов Крыма, необходимо отметить следующее: в той обстановке, в которой тогда оказался Крым, единственной формой правления могла быть только жесткая централизованная сверху до низу властная структура с жесткой внутренней дисциплиной, сосредоточением управления в одних руках.

Конечно, у жесткой централизации и разветвленности имелись не только положительные стороны. Многочисленные отделы, подотделы, отделения, делопроизводства вели к разбуханию штатов аппарата управления и, как следствие, к бюрократизму и неоперативности в решении многих острых вопросов. Но надо тут же отметить, что к концу деятельности Крымского ревкома, как в данной главе указывалось ранее, численность его аппарата сократилась в 4-5 раз.

Имелись серьезные ошибки у Крымского ревкома и в ходе восстановления народного хозяйства. Так, не были предвидены совершенно очевидные последствия даже короткого пребывания на территории Крыма 400-тысячной группировки войск Южного фронта, что привело в короткий срок к исчерпанию тех небольших запасов продовольствия, которые достались новой власти в виде трофеев и в результате продразверстки, что помешало осенью1921 года оказать действенную помощь пострадавшим от голода.

Крымревкому не хватало настойчивости добиться того, чтобы значительная часть промышленного сырья и оборудования остались бы в Крыму и были бы использованы на месте, а не вывезены в другие районы, где они оказались каплей в море тамошних нужд .

Однако, несмотря на все недостатки, значение ревкомов для стабилизации той критической обстановки, которая сложилась перед их приходом к власти, является решающим. Был заложен фундамент для восстановления и дальнейшего развития экономики, восстановлено нормальное функционирование железнодорожного и морского транспорта, упорядочена финансовая система. Проведена земельная реформа, покончившая со всеми остатки феодализма в крымской деревне, особенно среди крымских татар (помещичье и церковное землевладение). Началось осуществление новой экономической политики. Несомненен вклад ревкома в превращение Крыма сначала во Всероссийскую, а затем и во Всесоюзную здравницу. Весомым был вклад ревкома в сохранение культурной среды Крыма от вандализма и одичания, вызванных шестью годами Первой мировой и Гражданской войн, причем самыми решительными мерами.

Все это позволяет сделать вывод, что Крымревком и его местные органы выполнили в главном такие задачи, ради которых они были созданы.

Часть II.

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СОВЕТОВ

В ИЮЛЕ–НОЯБРЕ 1921 ГОДА

Говоря о деятельности Советов в Крыму в период их становления во второй половине 1921 года, нужно отметить, что она заключалась в основном в продолжении работы в тех направлениях, основы которых были заложены в период деятельности предшествовавших им ревкомов.

В области экономической это было продолжение работы по восстановлению народного хозяйства, окончательного оформления системы новой экономической политики, преодоления голода и его последствий. Те же самые процессы проходили и в остальных сферах деятельности новых органов государственной власти.

Окончательное завершение перехода в систему новой экономической политики, стал перевод в сентябре-октябре 1921 года промышленности Крыма на принципы хозяйственного расчета проходившей под руководством хозяйственных органов городских и уездных советов .

В области сельского хозяйства Советами проводились завершающиеся работы по землеустройству. Принимался ряд мер для укрепления общественного сектора в сельском хозяйстве Крыма. Осенью 1921 года в Крыму действовало 102 совхоза, 122 колхоза, 112 сельхозкоммун и 170 сельхозартелей .

В период перехода власти к Советам в Крыму продолжала обостряться проблема голода. Координацию помощи голодающим осуществлял Крымский комитет помощи голодающим, созданный в июле 1921 года, согласно Декрету ВЦИК РСФСР "Об учреждении Всероссийского комитета помощи голодающим", аналогичные комитеты создавались городскими и уездными Советами Крыма. Одновременно с этим для оказания продовольственной помощи голодающим со стороны военнослужащих частей, находящихся в Крыму, и моряков Черноморского флота была организована Черноморская комиссия помощи голодающим .

Помимо централизованных поставок продовольствия Крымский комитет помощи голодающим для получения продовольственной помощи устанавливал связи с другими регионами. Так, по договоренности с Ревкомом Грузии во второй половине 1921 года в Крым было доставлено 33 вагона продовольственных грузов .

В области здравоохранения, социального обеспечения, курортного строительства, науки и культуры Советы, исходя из своих крайне ограниченных обстановкой того периода возможностей стремились развить то, что начато при ревкомах. Вопросы правопорядка занимали важное место в деятельности Советов. В этой сфере во второй половине 1921 года по-прежнему оставался актуальным вопрос борьбы с бандитизмом, который после некоторого спада к началу лета 1921 года под влиянием голода, вновь резко вырос.

Наряду с уцелевшими с весны 1921 года бандами Ивана Дуба в Севастопольском, Шевкета и Захарченко в Бахчисарайском, братьев Мамолкиных в Феодосийском, Архипова и Алешина в Симферопольском и Ялтинском, Калаерова в Карасубазарском районах, появились новые банды – Апаса и Мустафы в Ялтинском, Мантюхина в Сакском, Аджиева в Алуштинском районах. Численность банд колебалась до 10 до 80 человек .

Для борьбы с бандитизмом в составе местных Советов создавался ряд специальных органов – военные и административные совещания. "Военное совещание" состояло из председателя и секретаря исполкома соответствующего Совета, начальник военного комиссариата, командира воинской частей, размещенной на территории и данного Совета, начальника особого отдела военкомата или воинской части. В составе "Административного совещания" входили: председатель исполкома, начальник ЧК, начальник милиции и начальник уголовного розыска. На каждом из этих совещаний проходила разработка и контроль за осуществлением планов борьбы с бандитизмом .

Кроме организации взаимодействия с военными и правоохранительными органами Советы непосредственно занимались также и созданием отрядов самообороны из числа местного населения .

Благодаря взаимодействию Советов, ЧК, милиции и армии к исходу осени 1921 года были разгромлены или уничтожены банды Калаерова, Захарченко, Шефкета, Аркелова. Бандитизм снова пошел на спад. В операциях по борьбе с бандитизмом в этот периодж особенно проявил спецотряд Крымской ЧК под командованием известного руководителя партизанского движения в Крыму в период врангелевского режима П. В. Макарова , знаменитого адъютанта его превосходительства.

Подводя итоги деятельности Советов Крыма во второй половине 1921 года можно сказать, что они продолжили развитие заложенных ранее ревкомами основ нормализации экономической и социально-политической обстановки в Крыму, начав переход от чрезвычайных методов управления к обычной административной деятельности завершая тем самым переход от гражданской войны к миру.

ГЛАВА III

Образование Крымской АССР

Часть I.

ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

СОЗДАНИЯ КРЫМСКОЙ АССР В 1921–1920 ГОДУ

Говоря о позиции центральных партийных и советских органов РСФСР в отношении государственно-административного устройства Крыма, её можно разделить её на два этапа. Первый этап – ноябрь 1920 – февраль 1921 года, характеризовался отношением к Крыму, как к одной из обычных губерний, которая только в силу того, что была последней из губерний европейской части РСФСР освобождена от белых, и в ней после бегства Врангеля осталось значительное число антисоветски настроенных беженцев, скопившихся за годы Гражданской войны. Только в силу этого Крыму зимой 1920–1921 года уделялось несколько большое внимание, чем другим территориям РСФСР. Но это внимание касалось в основном усиления действовавших в Крыму карательных органов и контроля за вывозом из него трофейного имущества, захваченного у белых, каких-либо геополитических планов в отношении Крыма у руководства РСФСР в то время просто не существовало, и его значение этой сфере никому не приходило в голову. Основной задачей считалось не допустить высадки десанта врангелевских войск, находившихся в этот момент в лагерях близ Стамбула. Однако развернувшиеся вскоре в такой крупной державе Чёрного моря, как Турция, стремительные военно-политические перемены заставили руководство РСФСР по-иному взглянуть на роль и значение Крыма.

После поражения в Первой мировой войне Турция лишилась около половины своей территории, её армия сокращалась до 50.000 человек, а зона проливов вместе со столицей Стамбулом оккупировалась англо-французскими войсками. Всё это вызвало настолько сильное возмущение по всей Турции и, особенно в турецкой армии, что, несмотря на то, что, начиная с 1912 и по 1918 гг. Турция практически не выходила из войн, в ней поднялось национально-освободительное движение во главе с одним из генералов турецкой армии Мустафой Кемаль-пашой, именем которого она в дальнейшем получила название "Кемалисткая революция". В своей борьбе с оккупацией Антантой Кемаль-паша неизбежно должен был стремиться к установлению контактов с Советской Россией. Уже в январе 1920 года Кемаль-паша обратился с письмом к Ленину, в котором предлагал начать совместную борьбу с Англией и Францией.

Контакты становились всё более тесными, и уже осенью 1920 года в Москву прибыла турецкая делегация для подготовки договора между РСФСР и Турцией. Через полгода 16 марта 1921 года в Москве был подписан договор "О дружбе и братстве между РСФСР и Турцией" . С учетом того, что неудачи в советско-польской войне серьезно поколебали уверенность советского руководства в перспективах социалистических революций в западноевропейских странах, и в это же самое время происходит целый ряд революционных событий на Востоке, где помимо Турции они проходили в Иране, Афганистане, Индии, на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Всё это вызвало заметную переориентацию во внешнеполитических ориентирах РСФСР, что также отразилось и на внутренней политике, особенно в регионах с мусульманским населением. При этом особенно возрастала роль Крыма и проживавших на его территории крымских татар, тяготение которых к Турции ни для кого не являлось секретом. Об этом руководству Крыма сообщил вскоре после заключения договора между РСФСР и Турцией представитель Народного Комиссариата по делам национальностей Б. Монатов, подчеркнув, что Крым "является окном, через которое смотрят на Советскую Россию многие народности Юга Европы, Ближнего Востока и Северной Африки. Более подробно эта точка зрения излагалась в военно-статистическом сборнике "Красный Крым", опубликованном в 1923 году в Харькове. В нем, в частности, отмечалось следующее: "Образование Крымской Республики, являющейся самой молодой в Советской Федерации, исходит также из некоторых мотивов международного положения. Крымские татары, составляющие четвертую часть всего населения Крыма, близко связаны с Турцией и Балканами, так как при царизме масса татар выселялась из Крыма в Турцию и Болгарию. Крым, таким образом, служит связывающим звеном между Советской Федерацией, Турцией и Ближним Востоком. Создание Крымской Республики укрепляет эту связь и влияние Советской России на мусульманской Востоке" .

Все эти соображения привели к тому, что сразу после заключения 16 марта 1921 года уже упоминавшегося советско-турецкого договора, процесс создания Крымской Республики резко ускорился. Уже 18 мая 1921 года, состоявшийся в Москве Пленум ЦК РКП(б) "признал необходимым выделить Крымский полуостров в Крымскую Автономную Республику". Спустя неделю 24 мая 1921 года на заседании Политбюро ЦК РКП(б) решение пленума о создании Крымской автономии было подтверждено . Объявление о подготовке создания Крымской Республики, приезды в Крым комиссий из центра, обсуждение этого вопроса в Крымских органах власти вызвали преувеличенные надежды среди крымских татар на создание в Крыму татарской национальной республики или, как говорили крымские татары, "полной автономии", под которой они понимали право самостоятельного сношения с заграницей, свободы внешней торговли, создание национальных воинских частей, возвращение в Крым татар-эмигрантов из Турции. Однако все эти требования были отвергнуты Москвой, поскольку они совершенно не вписывались в эту концепцию крымской автономии, которую она разрабатывала. Так 29 июня 1921 года Ленин одобрил разработанный наркомом иностранных дел Чичериным проект решения Политбюро об отказе создания в Крымской Республике комиссариата иностранных дел .

Таким же образом центром были отклонены и остальные пункты плана "полной автономии", предложенной лидерами крымских татар.

Позиция центра была очевидна. Крым должен быть "окном на мусульманский Восток", но само это "окно" должно находиться под полным контролем центральных властей. Эта концепция была оформлена в виде "Положения об Автономной Крымской Социалистической Советской Республике", принятого как соответствующее постановление Всероссийского центрального исполнительного комитета и Совета Народных Комиссаров РСФСР 18 октября 1921 года. Основные положения этого документа следующие:

1) Образовать Автономную Крымскую Социалистическую Республику как часть РСФСР в границах Крымского полуострова.

2) Аппарат государственной власти Автономной КССР складывается согласно Конституции РСФСР из местных Советов, Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров.

3) Для управления делами Крымской Республики учреждаются народные комиссариаты: Внутренних дел, Юстиции, Просвещения, Здравоохранения, Социального обеспечения, Земледелия, Продовольствия, Финансов, Труда, Связи, Рабоче-крестьянской инспекции, Совет народного хозяйства, Управление коммунального хозяйства и статистики.

4) Для управления военными делами в Крымской Республике создается Крымвоенкомат при Совете Народных Комиссаров, подчиненный ближайшему военному округу. Для ведения борьбы с контрреволюцией при Совнаркоме создается Крымчека, иностранные дела и внешняя торговля остаются в ведении РСФСР.

6) В целях сохранения единства финансовой и хозяйственной политики по всей территории РСФСР все декреты и распоряжения народных комиссариатов РСФСР являются обязательными для соответствующих народных комиссариатов Крымской Республики.

9) Всеми финансовыми и техническими средствами Крымская Республика снабжается из общих средств РСФСР.

Примечание. При распределении продуктов местного производства запросы и нужды Крыма удовлетворяются в первую очередь .

День принятия этого документа – 18 октября 1921 года, стал согласно исторической традиции, днем создания Крымской АССР, хотя официально она была образована три недели спустя на Первом Всекрымском Учредительном съезде Советов.

Часть II.

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КРЫМСКИХ ПАРТИЙНЫХ

И СОВЕТСКИХ ОРГАНОВ ПО СОЗДАНИЮ КРЫМСКОЙ АССР

Сразу после установления Советской власти в Крыму вопрос о государственности Крыма не возникал. Для крымского руководства было само собой разумеющимся, что Крым является одной из губерний РСФСР. Однако по мере того, как статус Крыма становился одним из факторов внешней политики РСФСР, центральные власти поспешили проинформировать своих крымских коллег о том, каким видится центру будущий статус Крыма. В телеграмме Крымскому обкому от 17 января 1921 года секретарь ЦК РКП(б) В. М. Молотов сообщил, что "принято решение о выделении Крымского полуострова в Крымскую Автономную Республику". Телеграмма Молотова была обсуждена 21 января 1921 года на совместном заседании Крымского ревкома и обкома партии в ходе рассмотрения вопроса "О политических взаимоотношениях Крыма с РСФСР и УССР". В ходе обсуждения Крымские власти не выразили большого восторга по поводу предлагаемого центром повышения статуса Крыма до уровня республики и приняли решение: "Признать наиболее желательным подчинить Крым непосредственно Москве на положении автономной единицы, присвоив ей название "Крымская автономная область" .

Этим взглядом на государственный статус Крыма соответствовала политики властей в национальном вопросе зимой 1920–1921 года и, прежде всего, в отношении крымских татар. Её суть заключалась в предоставлении прав культурно-национальной автономии. По этому поводу центральная крымская газета "Красный Крым" 9 февраля 1921 года в статье "Работа среди татар", писала следующее; "Из всех народностей, населяющих Крым, татарский народ является наиболее отсталым. Татарская интеллигенция занимается своими личными делами, а не просвещением своего народа. Предоставив им культурно-национальную автономию, Советская власть поступила очень мудро и практично, дав дело просвещения татар в их же руки". Далее газета намечала дальнейшие пути крымско-татарской культурно-национальной автономии считать необходимым "развивать сеть клубов, изб-читален, библиотек, народных домов, детских садов, татарских школ". Задачам культурно-национальной автономии соответствовало создание в составе партийных и государственных органов соответствующих структур. Так, в обкоме партии сразу был создан подотдел по работе среди национальных меньшинств, состоявший из татарской, немецкой и армянской секций. Татарская секция затем была преобразована в "татарское бюро" на правах отдела обкома партии. При отделе образования в Крымском ревкоме была образована "коллегия по работе татар" и созданы секции по работе с каждым из нацменьшинств .

По мере того, как позиция центра по созданию в Крыму автономной республики становилась все более определенной и настойчивой, менялись и взгляды крымских властей, которые начинали даже заниматься самокритикой. В начале мая 1921 года орган Крымревкома и Обкома партии газета "Красный Крым" писала: "Крымский обком РКП(б) и перед Х съездом РКП(б) и после него не отнесся с достаточным вниманием и осторожностью к вопросу о работе нацменьшинств. Вопрос этот не освещался в печати, не был продискуссирован на партсобраниях и почти не освещался перед крымской областной парторганизацией и коммунистами Красной Армии .

Впрочем, тут газета несколько перегнула, поскольку еще 2 апреля 1921 года очередной пленум Обкома партии решил направить уездным парткомам циркулярное письмо "О будущем политическом положении Крыма" и обменяться мнениями по этому поводу .

Подготавливая почву для восприятия идеи создания в Крыму автономной республики, власти Крыма помимо самокритичных статей помещали в газете "Красный Крым" ряд статей аналитического характера, пропагандирующих официальную точку зрения о внешнеполитических аспектах необходимости создания Крымской автономии. Первая статья такого рода под красноречивым названием "Крым не только Всероссийская здравница, но и всероссийское окно в Турцию и на Ближний Восток" появилась в "Красном Крыму" 30 марта 1921 года. Аналогичная тема развивалась и в напечатанной в "Красном Крыму" 29 апреля 1921 года статье "Государственная форма Крыма", где помимо пропаганды идеи "окна в Турцию и на Ближний Восток" указывалось, что эту задачу можно осуществить только образовав Крымскую республику, "как осуществление желания татарских масс".

Поэтому неудивительно, что первыми открыто и ясно поддержали намерения центра создать Крымскую республику коммунисты – крымские татары. Уже 14 апреля 1921 года члены татарского бюро при Крымском обкоме РКП(б) предложили объявить Крым интернациональной Советской Социалистической Республикой в границах Крымского полуострова. Это же предложение выдвинула и прошедшая 3 мая 1921 года конференция коммунистов – татар Крыма .

После того как намерения центра создать Крымскую республику стали абсолютно очевидными, 7 мая 1921 года в Симферополе состоялся Пленум обкома партии, который рассмотрел вопрос "О государственной форме Крыма". Пленум решил, что намерение ЦК РКП(б) объявить Крым автономией "вполне соответствует объективным условиям Крыма в настоящий момент" .

После решения Пленума ЦК РКП(б) 18 мая 1921 года о создании Крымской республики 20 мая 1921 года Крымревком направил в Москву, в Народный комиссариат по делам национальностей о необходимости образования в Крыму автономной республики .

Для обсуждения вопроса о путях реализации решения ЦК РКП(б) о создании Крымской республики 16 июня 1921 года собрался Первый Широкий Пленум Крымского обкома партии. В работе пленума приняла участие прибывшая в Крым "Комиссия ВЦИК РСФСР по делам Крыма". На пленуме была образована специальная комиссия их представителей обкома и Крымревкома по созданию Конституции "Автономной Крымской Социалистической Советской Республики" .

По итогам работы комиссии 24 августа 1921 года был созван Второй Широкий Пленум Крымского обкома, на котором был рассмотрен проект постановления ВЦИК РСФСР "Об автономной Крымской Социалистической Советской Республике". При обсуждении проекта в него было внесено двадцать различных поправок, дополнений и предложений, после чего Пленум одобрил проект постановления ВЦИК. Вторым вопросом обсуждался разработанный комиссией обкома проект Конституции Крыма. В ходе обсуждения было внесено 11 поправок, дополнений и предложений, после чего проект Конституции был утвержден Пленумом . Все документы, обсужденные и утвержденные Пленумом, были направлены в Москву. После того, как все эти документ были одобрены в Москве, и на их основании 18 октября 1921 года было издано постановление ВЦИК и СНК РСФСР об образовании Крымской АССР, утверждено "Положение о Крымской АССР" и одобрен проект Конституции Крыма, разработанный комиссией Крымского обкома РКП(б) .

На следующий день после этого 19 октября 1921 года состоялось заседание Президиума Крымского обкома партии, на котором был рассмотрен вопрос о проведении Первой областной партийной конференции и её повестки дня. Было решено провести конференцию 3–6 ноября 1921 года.

Другим решением Президиум обкома постановил открыть Первый Всекрымский Учредительный съезд Советов 7–11 ноября 1921 года и направить об этом циркулярное письмо во все партийные организации Крыма. 26 октября 1921 года это письмо было опубликовано в газете "Красный Крым" .

На состоявшемся вскоре после этого 25 октября 1921 года Пленуме Крымревкома были рассмотрены Постановление ВЦИК и СНК РСФСР "Об Автономной Крымской Социалистической Республике".. Пленум Крымревкома постановил открыть Съезд Советов 7 ноября 1921 года и направить в местные Советы телеграмму об этом . Открывшаяся 3 ноября 1921 года Первая областная партийная конференция заслушала и обсудила следующие вопросы:

1) Отчетный доклад обкома и областной контрольной комиссии;

2) Проведение новой экономической политики в Крыму;

3) Положение о КАССР и Конституция КАССР;

4) Закон о земле;

5) Доклад комиссии по партийной чистке;

6) Вопросы партийного строительства;

7) Выборы руководящих партийных органов.

Решения партконференции по вопросам Конституции Крыма, новой экономической политики, Закона о земле стали основой для постановлений Съезда Советов по данным вопросам, также вошедших в повестку дня его работы.

Часть III.

ПЕРВЫЙ СЪЕЗД СОВЕТОВ КРЫМА

И ОБРАЗОВАНИЕ КРЫМСКОЙ АССР

Открытие Первого Всекрымского Учредительного съезда Советов состоялось 7 ноября 1921 года в 18 часов в городском театре Симферополя. Открытию съезда в течение всего дня 7 ноября предшествовал парад войск Симферопольского гарнизона, демонстрация трудящихся, торжественное открытие памятника "Освобождение Крыма" и монумента "Крымская республика". В работе съезда приняло участие 428 делегатов, из них 357 с правом решающего голоса. Перед открытием съезда в зале заседаний хор и оркестр исполнили Гимн Крымской АССР на музыку А. А. Спендиарова и слова Н. Рыковского. В повестку работы съезда были включены следующие основные вопросы:

1) Отчетный доклад Крымского ревкома, докладчик – председатель Крымревкома М. Н. Поляков;

2) "Положение о Крымской АССР, докладчик – С. Саид-Галиев;

3) Выборы Центрального Исполнительного Комитета Крымской АССР, а также принятие "Закона о земле", и вопрос о проведении новой экономической политики в Крыму.

После обсуждения соответствующего доклада Саид-Галиева 10 ноября 1921 года делегаты утвердили "Положение о Крымской АССР" и Конституцию, провозгласили Крым Автономной Социалистической Республикой. На следующий день, 11 ноября съезд избрал Крымский Центральный Исполнительный комитет, как высший орган Советской власти в Крыму в период между съездами Советов Крыма. КрымЦИК был избран в количестве 50 человек, из них 18 крымских татар и 15 кандидатов в члены ЦИК, из них 2 крымских татарина. На этом съезд завершил свою работу.

Вечером 11 ноября после закрытия съезда состоялась первая сессия КрымЦИК, на которой был избран Президиум КрымЦИК в составе 5 человек. Председателем Президиума КрымЦИК был избран Ю. П. Гавен. Затем из членов КрымЦИК был избран Ю. П. Гавен. Затем из членов КрымЦИК было образовано правительство Крыма – Совет Народных Комиссаров в количестве 15 человек. Председателем Совнаркома был избран С. Саид-Галиев .

Так завершилось формирование органов государственной власти Крымской Автономной Советской Социалистической Республики, образованной в составе РСФСР.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итоги деятельности органов государственной власти РСФСР на территории Крыма в ноябре 1920 – октябре 1921 года можно отметить их роль в начале процесса нормализации обстановки на полуострове после хаоса и разрухи трех предшествующих лет Гражданской войны 1917–1920 годов. Ими были заложены те основы дальнейшего социально-экономического развития Крыма, которые определяли его будущее на протяжении следующих двадцати лет, вплоть до начала Великой Отечественной войны 22 июня 1941 года.

Оценивая научное значение данной работы можно отметить, что она впервые в советской, а в дальнейшем и в постсоветской историографии, раскрыла причины создания, структуру и направления деятельности таких чрезвычайных органов Советской власти периода Гражданской войны 1917–1922 годов какими были "революционные комитеты" ("ревкомы").

Так же показан переход от чрезвычайных органов государственной власти в лице ревкомов к государственным властным структурам мирного времени Советам и переход на территории Крыма к обычной административной деятельности, завершив тем самым переход лот гражданской войны к миру.

Кроме этого в завершении данной работы подробно раскрыты подлинные причины создания в 1921 году на базе Крымской губернии – Крымской АССР. А именно следование центральных властей близорукой внешнеполитической конъюнктуре вопреки воле местных партийных советских органов и желанию большинства населения Крыма.

Колонтаев Константин Владимирович

Данная работа написана в 1990–1992 годах в качестве чернового наброска кандидатской диссертации. Небольшие поправки и добавления внесены в июле 2008 года. Ранее не публиковалось

http://istor-vestnik.org.ua/5888/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 11 ]  На страницу 1, 2  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Перейти:  


Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group (блог о phpBB)
Сборка создана CMSart Studio
Тех.поддержка форума