Форум "В Керчи"

Всё о городе-герое Керчи.
Текущее время: 19 авг 2018, 23:49
Книга Памяти Керчи Крым - твой! О Крыме и отдыхе в Крыму


Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 40 ]  На страницу 1, 2, 3, 4  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Керчь героическая
СообщениеСообщение добавлено...: 24 мар 2013, 20:23 
В сети
Фотоманьяк
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 10 мар 2010, 21:06
Сообщений: 19111
Изображения: 0
Откуда: Город Герой Керчь
Благодарил (а): 4298 раз.
Поблагодарили: 7500 раз.
Пункты репутации: 75
Керчь героическая


В годы Великой Отечественной войны город Керчь и Керченский полуостров не раз были ареной ожесточенных и кровопролитных сражений нашей армии с гитлеровскими захватчиками.
Фашистское командование, стремясь во что бы то ни стало захватить полуостров и превратить его в трамплин для броска на Кавказ, не жалело ни солдатских жизней, ни боевой техники.
Несгибаемым мужеством и героизмом прославили в этой борьбе советские воины и трудящиеся города древнюю Керчь, подвиг которой отмечен высоким званием «Город-герой».
Авторы настоящей книги рассказывают о героических событиях тех лет, участниками которых они были.
Составил книгу Н. А. Сирота, первый секретарь Керченского городского комитета партии в годы Великой Отечественной войны.

СОДЕРЖАНИЕ


Предисловие

УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР О ПРИСВОЕНИИ ГОРОДУ КЕРЧИ ПОЧЕТНОГО ЗВАНИЯ «ГОРОД-ГЕРОЙ»

ТРУДЯЩИМСЯ ГОРОДА-ГЕРОЯ КЕРЧИ И ВОИНАМ, УЧАСТНИКАМ ГЕРОИЧЕСКИХ СРАЖЕНИЙ НА КЕРЧЕНСКОМ ПОЛУОСТРОВЕ

КЕРЧЕНСКОМУ ГОРОДСКОМУ КОМИТЕТУ КОМПАРТИИ УКРАИНЫ, КЕРЧЕНСКОМУ ГОРОДСКОМУ СОВЕТУ ДЕПУТАТОВ ТРУДЯЩИХСЯ

В ГРОЗНЫЕ ГОДЫ

Когда фронт приблизился вплотную... Н. А. СИРОТА

В дни суровых испытаний. Н. И. БАНТЫШ

На фронтовой дороге. В. Г. ПАНАСЕНКО

Умираем, но не сдаёмся. Ф. Ф. КАЗНАЧЕЕВ

Дневник,найденный в катакомбах

А НАЧИНАЛОСЬ ТАК...

Бросок через пролив. В. Ф. ГЛАДКОВ

Катера штурмуют пролив. В. В. КОКУРКИН

Герои не умирают. С. В. БАШАРИН

Плывут поезда. Л. И. СЫРКИН

О друзьях - десантниках. Ф. С. ЧИНЯКИН

Наш прорыв к Керчи. А. Н. ЕРЕМКИН

И вздрогнула земля. И. Л. ВАРФОЛОМЕЕВ

Атакует морпехота. Е. М. ЛИХОБАБА

Чижик. А. Д. Иванов

ВЕСНА ОСВОБОЖДЕНИЯ

Стремительный удар. А. И. ЕРЕМЕНКО

ЗОЛОТЫЕ ЗВЁЗДЫ ГОРОДА - ГЕРОЯ

Девушка из Керчи. Т. А. ФЕДОРОВ

У домашнего порога. Г. М. СОКОЛОВ

Дороги солдата. А. Н. ПЕТРОВ

Мужество,помноженное на мастерство. Г. С. СЕРГЕЕВА

Эскадрилья бесстрашных. Ф. А. ТРЕТЬЯКОВ

Десантная ночь. В. И. ОТРОШКО

Через водные преграды. Р. В. МИХАЙЛОВ

Один - против семи. А. А. ЛЕСИН

Ему шёл пятнадцатый... А. Н. НАУМОВ

В ТРУДЕ, КАК В БОЮ

Наследники славных традиций. А. К. ЭМИН

_________________
Изображение Изображение Я В контакте. Группа В контакте.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Керчь героическая
СообщениеСообщение добавлено...: 24 мар 2013, 20:34 
В сети
Фотоманьяк
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 10 мар 2010, 21:06
Сообщений: 19111
Изображения: 0
Откуда: Город Герой Керчь
Благодарил (а): 4298 раз.
Поблагодарили: 7500 раз.
Пункты репутации: 75
Предисловие


На пороге тридцатилетия освобождения нашей Родины от гитлеровских захватчиков пополнилась семья городов-героев. Указом Президиума Верховного Совета СССР за выдающиеся заслуги перед Родиной, массовый героизм, мужество и стойкость, проявленные трудящимися города, воинами Советской Армии, Военно-Морского Флота и авиации, звание города-героя присвоено Керчи.

Эта высокая оценка Родиной ратного подвига керчан и советских воинов вызывает огромное чувство гордости у всего советского народа, особенно у тех, кто дрался у стен города с озверевшим, вооруженным до зубов врагом, кто своим героическим трудом ковал победу в труднейших условиях прифронтового города, кто вел борьбу в период гитлеровской оккупации.

Город героически отстаивали и освобождали многие соединения и части Советской Армии и Военно-Морского Флота. Здесь сражались 44-я армия под командованием генералов А. И. Первушина и С. И. Черняка, 47-я — под командованием генерала К. С. Колганова, 51-я — под командованием генералов Ф. И. Кузнецова, П. И. Батова и В. Н. Львова, 18-я — под командованием генерала К. Н. Леселидзе, Отдельная Приморская — под командованием генералов И. Е. Петрова и А. И. Еременко, корабли и части морской пехоты Черноморского флота — командующий вице-адмирал Ф. С. Октябрьский, Азовской военной флотилии — командующий контр-адмирал С. Г. Горшков, Керченской военно-морской базы, которой командовали контр-адмиралы П. Н. Васюнин и А. С. Фролов.

С самого начала войны жизнь города была перестроена на военный лад, интересам фронта подчинена вся работа промышленности и транспорта.

Военные события на Керченском полуострове развивались быстро. Надо было срочно демонтировать и вывезти из города оборудование промышленных предприятий, переправить через пролив огромное количество различного имущества, скот крымских колхозов и совхозов. И керчане с честью справились с этой сложной и важной задачей.
Люди, оставшиеся на предприятиях после первых мобилизаций, становились под ружье. Они шли добровольцами в народное ополчение, в истребительные и аварийно-восстановительные батальоны.
Эти формирования, впоследствии включенные в состав действующих частей Красной Армии, самоотверженно, героически дрались с врагом за каждую пядь родной земли, прикрывали отход войск.

Каждый труженик стремился внести вклад в общее дело, горел желанием сделать больше для любимой Родины. Люди неделями не покидали свои рабочие места, не уходили с предприятий. Трудовой героизм стал повседневной нормой их жизни.
Когда угроза захвата Крыма гитлеровскими войсками возросла, городской комитет обороны и городской комитет партии начали активно готовить к боевым действиям партизанские отряды, базой которых должны были стать каменоломни.
Несмотря на сложности и трудности, народные мстители воевали активно, уничтожили значительное количество солдат и офицеров, сумели отвлечь на себя немалые силы оккупантов.
После высадки первого нашего десанта под новый 1942 год и стабилизации фронта на Акмонайских позициях город, залечивая раны, нанесенные ему 45-дневной оккупацией, продолжал трудиться для фронта.
Важнейшие производственные участки возглавили бывшие партизаны А. И. Кущенко, П. Н. Иванов, Ф. Т. Баранов, П. Д. Мороз, Н. В. Кочубей, С. 3. Трунов, И. Н. Пахомов и А. А. Жученков.

Почти одновременно с десантниками в город прибыли рыбаки. Они организовали лов рыбы. Враг жестоко бомбил причалы, но рыбаки даже в этих условиях выловили весной 1942 года 200 тысяч пудов рыбы.
Рыбацкие суда помогали кораблям Черноморского флота и Азовской военной флотилии эвакуировать войска, перевозить через пролив военную технику, боеприпасы, раненых воинов.
На боевых позициях находился и Керченский морской порт, успешно выполнявший задания фронта.
Самоотверженно трудились керченские железнодорожники. Они оперативно восстанавливали разрушенное хозяйство — паровозы, вагоны, платформы, цистерны, прокладывали пути к линии фронта.

Враг превратил судоремонтный завод в руины. Но рабочий коллектив продолжал трудиться под открытым небом, при почти не прекращающихся налетах вражеской авиации.
Мемориальная доска, установленная сейчас на территории завода, свидетельствует о том, что немало рабочих погибло в то грозное время непосредственно на своем посту.

В мае 1942 года, ворвавшись вторично в Керчь, гитлеровские захватчики расстреливали керчан, а в октябре 1943 года оставшихся насильно вывезли из города.
Мужественно боролись с фашистами солдаты, матросы и офицеры, которые в мае 1942 года, ведя арьергардные бои, не смогли переправиться через Керченский пролив и укрылись в каменоломнях Аджимушкая. Эту борьбу возглавили полковник П. М. Ягунов, подполковник Г. М. Бурмин, батальонный комиссар И. П. Парахин.

1 ноября 1943 года советские войска второй раз высадились на керченской земле. Начало освобождения ее от гитлеровских захватчиков положила 18-я армия под командованием генерал-лейтенанта К. Н. Леселидзе и начальника политотдела Л. И. Брежнева. Части этой армии в составе подразделений 318-й стрелковой дивизии и морской пехоты во главе с полковником В. Ф. Гладковым, высадившись в районе Эльтигена, прорвали береговую оборону и захватили плацдарм.
Героическая борьба десантников на клочке земли — это массовый подвиг советских воинов.

Вслед за Эльтигенским десантом форсировали Керченский пролив, высадились и захватили плацдарм северо-восточнее Керчи войска 56-й армии под командованием генерал-лейтенанта К. С. Мельника.
Дни и ночи непрерывных атак, дни и ночи непрерывных жестоких и кровопролитных битв... В горниле этих боев за Керчь рождалась и мужала Отдельная Приморская армия, бойцы и офицеры которой покрыли себя неувядаемой славой в боях за освобождение Крыма от гитлеровских захватчиков.
В ночь на 11 апреля 1944 года войска этой армии совместно с моряками Черноморского флота и Азовской военной флотилии при поддержке авиации освободили Керчь.

За доблесть и героизм, проявленные в боях за город, более 10 тысяч солдат и офицеров было награждено орденами и медалями, 138 воинам присвоено высокое звание Героя Советского Союза, а 18 частям и соединениям - наименование «Керченских».

Тяжелая картина предстала перед освободителями города. Руины, руины, ни одного уцелевшего дома, безлюдье, заросшие чертополохом улицы и дворы... Тем не менее начавшие прибывать керчане не пали духом. Они были полны решимости отдать все силы для возрождения города.

В Керчи, как и всюду, развернулось плановое широкомасштабное строительство и восстановление разрушенного войной хозяйства.
Сегодняшняя Керчь — современный индустриальный город.
Керчане свято чтят память тех, кто самоотверженно сражался с ненавистным фашизмом, отстаивая свободу и счастье советских людей.

_________________
Изображение Изображение Я В контакте. Группа В контакте.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Керчь героическая
СообщениеСообщение добавлено...: 24 мар 2013, 21:25 
В сети
Фотоманьяк
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 10 мар 2010, 21:06
Сообщений: 19111
Изображения: 0
Откуда: Город Герой Керчь
Благодарил (а): 4298 раз.
Поблагодарили: 7500 раз.
Пункты репутации: 75
УКАЗ

ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР

О ПРИСВОЕНИИ ГОРОДУ КЕРЧИ

ПОЧЕТНОГО ЗВАНИЯ «ГОРОД-ГЕРОЙ»


За выдающиеся заслуги перед Родиной, массовый героизм,
мужество и стойкость, проявленные трудящимися Керчи
и воинами Советской Армии, Военно-Морского Флота и
авиации в годы Великой Отечественной войны, и в ознаменование
30-летия разгрома фашистских войск при освобождении Крыма
присвоить городу Керчи почетное звание «Город-герой» с вручением
ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».


Председатель Президиума Верховного Совета СССР


Н. ПОДГОРНЫЙ.


Секретарь Президиума Верховного Совета СССР


М. ГЕОРГАДЗЕ.

Москва, Кремль, 14 сентября 1973 г.

_________________
Изображение Изображение Я В контакте. Группа В контакте.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Керчь героическая
СообщениеСообщение добавлено...: 24 мар 2013, 21:36 
В сети
Фотоманьяк
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 10 мар 2010, 21:06
Сообщений: 19111
Изображения: 0
Откуда: Город Герой Керчь
Благодарил (а): 4298 раз.
Поблагодарили: 7500 раз.
Пункты репутации: 75
ТРУДЯЩИМСЯ ГОРОДА-ГЕРОЯ КЕРЧИ
И ВОИНАМ, УЧАСТНИКАМ ГЕРОИЧЕСКИХ
СРАЖЕНИЙ НА КЕРЧЕНСКОМ ПОЛУОСТРОВЕ


Дорогие товарищи!
Сердечно поздравляю вас с присвоением городу Керчи высокого и почетного звания «Города-героя»,
награждением орденом Ленина и медалью «Золотая Звезда»!

Величайший героизм и самоотверженность, проявленные вамив борьбе с фашистскими захватчиками, получили достойную оценку.
В этой награде — благодарность Родины, партии, правительства и всего советского народа героическим воинам, непосредственным участникам сражений на Крымском полуострове, мужественному подвигу советских патриотов в Аджимушкайских каменоломнях, всем трудящимся города, проявившим огромную выдержку и стойкость,отдавшим все силы во имя нашей великой победы.

Желаю вам, дорогие товарищи, доброго здоровья,личного счастья и успехов в труде на благо нашего социалистического Отечества!

Слава Городу-герою Керчи!

Вечная слава героическим защитникам свободыи независимости нашей великой Родины!


Л. БРЕЖНЕВ.

Крым, 15 сентября 1973 г.

_________________
Изображение Изображение Я В контакте. Группа В контакте.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Керчь героическая
СообщениеСообщение добавлено...: 24 мар 2013, 21:45 
В сети
Фотоманьяк
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 10 мар 2010, 21:06
Сообщений: 19111
Изображения: 0
Откуда: Город Герой Керчь
Благодарил (а): 4298 раз.
Поблагодарили: 7500 раз.
Пункты репутации: 75
КЕРЧЕНСКОМУ ГОРОДСКОМУ КОМИТЕТУ
КОМПАРТИИ УКРАИНЫ
КЕРЧЕНСКОМУ ГОРОДСКОМУ СОВЕТУ
ДЕПУТАТОВ ТРУДЯЩИХСЯ


Центральный Комитет Компартии Украины, Президиум Верховного Совета и Совет Министров Украинской ССР горячо и сердечно поздравляют трудящихся, всех защитников и освободителей Керчи с высокой наградой Родины — присвоением городу почетного звания "Город-герой"

Коммунистическая партия и Советское правительство достойно оценили ратный подвиг Керчи в Великой Отечественной войне. Вместе с мужественным Новороссийском Керчь вошла в славную плеяду городов-героев нашей страны. В благодарной памяти советского народа навсегда останется подвиг участников Эльтигенской десантной операции, сыгравшей большую роль в освобождении Керченского полуострова от немецко-фашистских захватчиков.

В ожесточенных боях исключительное мужество и отвагу проявили воины 18 и 56 армий Северо-Кавказского фронта, показав высокий патриотизм и беспредельную преданность Родине и Коммунистической партии. Яркой страницей вошли в летопись Великой Отечественной войны подвиги керченских партизан и подпольщиков, защитников Аджимушкая, массовый героизм, самоотверженность и доблестный труд жителей города.

Бои на Керченском полуострове стали видным событием Великой Отечественной войны, способствовавшим освобождению Советской Украины от немецко-фашистских захватчиков, их окончательному разгрому. В них с новой силой проявилось нерушимое единство и братство всех советских народов.

Благодаря заботе Коммунистической партии и Советского правительства, ленинской дружбе и взаимопомощи народов СССР трудящиеся Керчи в короткий срок возродили город из руин и пепла, восстановили разрушенное оккупантами народное хозяйство. Ныне Керчь — город развитой горнорудной, судоремонтной, рыбной промышленности. Трудящиеся Керчи вместе со всем советским народом вдохновенно претворяют в жизнь решения XXIV съезда КПСС, вносят достойный вклад в выполнение планов девятой пятилетки.

Три десятилетия прошло со дня освобождения Керчи. Но не меркнет в людских сердцах память о погибших героях, гордость за ветеранов войны, тружеников тыла, отстоявших в жестокой битве с врагом завоевания Великого Октября.

Трудящиеся Украины, как и все советские люди, глубоко благодарны Центральному Комитету КПСС, Генеральному секретарю ЦК КПСС товарищу Л. И. Брежневу за активную деятельность по обеспечению мира и надежной безопасности для советского народа, строящего коммунизм.

С высокой наградой вас, дорогие товарищи— защитники, освободители и труженики города Керчи. Свято берегите и умножайте боевые и трудовые традиции, высоко несите честь и славу города-героя!
Пусть крепнет и расцветает нерушимая братская дружба народов СССР!
Да здравствует Коммунистическая партия Советского Союза и ее Ленинский Центральный Комитет!

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ КОМПАРТИИ УКРАИНЫ
ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА УКРАИНСКОЙ ССР
СОВЕТ МИНИСТРОВ УКРАИНСКОЙ ССР

_________________
Изображение Изображение Я В контакте. Группа В контакте.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Керчь героическая
СообщениеСообщение добавлено...: 24 мар 2013, 22:04 
В сети
Фотоманьяк
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 10 мар 2010, 21:06
Сообщений: 19111
Изображения: 0
Откуда: Город Герой Керчь
Благодарил (а): 4298 раз.
Поблагодарили: 7500 раз.
Пункты репутации: 75
В ГРОЗНЫЕ ГОДЫ


Война! Это слово сразу обожгло, затем вызвало гнев против врага, вероломно напавшего на нашу Родину. Гнев народный — грозный, испепеляющий.

По всей стране прокатился пламенный призыв Коммунистической партии: «Все для фронта,все для победы! Все на разгром врага!» И советский народ, расправив свои могучие плечи, начал ковать победу. И на фронте,
растянувшемся от Ледовитого океана до Черного моря, и в глубоком тылу.

По суровым законам военного времени жила и работала Керчь. Как и вся наша страна, город оделся в солдатскую шинель. Более 15 тысяч керчан с первых дней войны ушли в армию. В городе готовилось новое пополнение фронту — были сформированы истребительные батальоны и народное ополчение, налажено военное обучение всех, способных носить оружие. Фабрики и заводы переключились на выпуск продукции, необходимой фронту. А когда враг стал приближаться, в городе были созданы партизанские отряды. Затем надо было эвакуировать через Керченский пролив огромное количество людей, техники, - скота. О большом размахе этой работы красноречиво свидетельствует тот факт, что только из железорудного комбината, заводов им. Войкова и им. Кирова было отправлено 30 тысяч тонн оборудования. И керчане с честью справились со всеми сложными и ответственными задачами, о чем и рассказывается в этом разделе книги.

_________________
Изображение Изображение Я В контакте. Группа В контакте.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Керчь героическая
СообщениеСообщение добавлено...: 24 мар 2013, 22:37 
В сети
Фотоманьяк
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 10 мар 2010, 21:06
Сообщений: 19111
Изображения: 0
Откуда: Город Герой Керчь
Благодарил (а): 4298 раз.
Поблагодарили: 7500 раз.
Пункты репутации: 75
Когда фронт приблизился вплотную...


Н. А. СИРОТА, секретарь Керченского горкома партии в годы Великой Отечественной войны

Недобрые вести приносили сводки Совинформбюро. Все новые города и села оказывались под пятой фашистов. И хотя Керчи пока еще не угрожала непосредственная опасность, мы начали оборонительные работы.

Около станции Багерово, в пригородах — Камыш-буруне (ныне Аршинцево), Старом Карантине и Аджимушкае (ныне Партизаны) рыли окопы, траншеи, строили противотанковые сооружения. Мужчины, женщины, подростки — коммунисты, комсомольцы и беспартийные, рядовые и руководители трудились самоотверженно, сознавая всю меру ответственности за судьбу города.

Почти не отдыхали. На счету была каждая минута. Усталость отступала при мысли: а вдруг опоздаем и враг воспользуется этими минутами, которые сложатся в часы, и каким судом тогда судить себя?
Часто в те дни вместе с председателем горисполкома Алексеем Степановичем Осипчуком мы бывали на строительстве оборонительных сооружений. Говорили с людьми, интересовались, как идут дела, не нужна ли какая помощь.
И всегда нас вновь поражала та сосредоточенная деловитость, с которой работали люди.

Мы всегда встречались с Екатериной Ивановной Одинец, инструктором горкома. Она была душой строительства, знала все его нужды, запросы, положение дел в самых мельчайших деталях.
Высокая, тоненькая и, казалось, слабенькая, она умела быть твердой, принципиальной, настойчивой и неутомимой!
Отирая перепачканный землей лоб, Катя улыбалась, хотя глаза у нее были очень усталыми.

— Ну, Катя, — сказал Алексей Степанович, — выкладывай претензии.

— Претензия одна: пусть прекратят бесконечные инспекции.

— Но ведь это специалисты, Катя, им положено...

— Что положено? Ты дослушай. Сегодня одни указания дают, а завтра — переделывай заново. Ведь у людей настроение падает. Надо же понимать.

— Хорошо, Катюша, а как вообще?..

— Вообще отлично. Люди у нас золотые. Знаете, десять жизней им отдай, все мало будет.

Вскоре после того, как строительство оборонительных сооружений было закончено, в горком партии зашел заместитель командира авиационного соединения, в прошлом известный полярный летчик Герой Советского Союза М. Т. Слепнев. Он вместе с летчиками М. В. Водопьяновым, И. В. Дорониным, Н. П. Каманиным, С. А. Леваневским, А. В. Ляпидевским и В. С. Молоковым в І934 году принимал участие в спасении челюскинцев, за что всем им было присвоено звание Героя Советского Союза. Товарищ Слепнев рассказал о делах на фронте и попросил содействия.

— Мимо вас по центральной магистрали пойдут тылы и техника авиасоединения. Очень прошу дать указание, чтобы на Приморском бульваре выкопали щели — на случай налета. Они, кстати, и вам пригодятся.

Копать начали тотчас. И сразу несколько керчан явилось в горком.

— Что это у нас делается? — возмущенно говорили они. — Почему калечат бульвар? Если война, так, значит, можно безобразничать?

Я попытался успокоить их:

— Действительно, — говорю, — война. Поймите: что стоит бульвар по сравнению с теми потерями, которые мы несем? Придет мир, и все будет, как раньше. Даже лучше.

Партийным работникам, агитаторам приходилось сталкиваться со случаями недооценки суровых условий военного времени. Поэтому мы настойчиво призывали население отрешиться от благодушия и беспечности.
Это было тем более необходимо, что уже в первые недели войны фашисты начали забрасывать в ближайшие к фронту тыловые районы парашютистов-десантников. Их цель была совершать диверсионные акты, сеять панику и растерянность среди мирного населения, деморализуя тыл.

Появились «мигальщики» — предатели или агенты, засылаемые врагом, которые ночью подавали вражеской авиации фонариком условные сигналы.
Для борьбы с вражескими десантами в стране создавались истребительные батальоны. Такой батальон был сформирован и в Керчи. Командиром и комиссаром его были назначены бывшие кадровые военные Гаранин и Кузьмиченко.
Вначале часть бойцов продолжала работать на производстве, и только в конце октября, когда обстановка усложнилась, батальон был полностью переведен на казарменное положение. Это стало необходимо: вероятность появления в городе шпионов и диверсантов, заброшенных в наш тыл, была вполне реальной, особенно когда немцы подошли к Акмонайским позициям.
К борьбе с вражескими парашютистами и шпионами мы старались привлечь все население — только при этом условии формирования МПВО и бойцы истребительного батальона могли успешно справиться со своей задачей. Поэтому агитаторы и пропагандисты, коммунисты и комсомольцы проводили среди населения беседы о необходимости проявлять самую высокую бдительность. И действительно, жители города помогли задержать несколько «мигальщиков».
Как и в других городах страны, в Керчи создавалось народное ополчение. Для формирования его были организованы районные штабы, в которые входили военкомы, секретари райкомов партии, заведующие военными отделами райкомов, директора и секретари парторганизаций некоторых предприятий. Центральный штаб народного ополчения Крыма возглавлял А. В. Мокроусов.
Формировалось народное ополчение из добровольцев. Тысячи людей выстраивались возле столиков, где шла запись.
Как-то раз на заводе им. Войкова обратил на себя внимание человек, энергично проталкивающийся к столику. Худой, сгорбленный, с багровыми пятнами румянца на щеках, он явно был очень болен. Мне сказали, что это бывший рабочий завода, инвалид. С ним заговорили осторожно, чтобы не обидеть.

— Может быть, вам лучше поберечься...

А он в ответ:

— Не то сейчас время, чтобы беречься. В армию,конечно, меня не возьмут, а в народное ополчение никто не имеет права запретить.

И надо было видеть, как горячо поддержали его окружающие.
На заводах им. Войкова и Керченском судоремонтном в ополчение записывались целыми бригадами. Занятия в отрядах проходили вечером, после окончания рабочего дня. Для многих ополченцев — жителей города — военное дело становилось второй специальностью, причем овладевали они ею в предельно сжатые сроки.
...На должности командиров подразделений народного ополчения назначались наиболее авторитетные коммунисты. Бригаду Орджоникидзевского района возглавил директор железорудного комбината А. Т. Петрухин, начальником штаба стал заведующий химической лабораторией Б. А. Соболев, командирами рот — диспетчер гаража В. Д. Ушинский и рабочий П. Г. Лутовинов. Командиром бригады ополчения Ленинского района был назначен директор завода им. Войкова В. Д. Бакст, а Кировского — прокурор города Е. С. Макаренко.
Комиссарами бригад были секретари райкомов партии.

Военное обучение в подразделениях ополченцев проводили кадровые командиры, выделенные начальником Керченского гарнизона контр-адмиралом П. Н. Васюниным. Обучались без отрыва от производства стрельбе из винтовки, полевым действиям, метанию гранаты, преодолению препятствий. Кроме того, ополченцы несли службу по охране предприятий и важных объектов в городе.
Вопросами формирования подразделений народного ополчения, организацией учебы и политической работы в них повседневно занимался горком партии.

2 сентября 1941 года бюро горкома заслушало доклад секретаря Кировского райкома партии о состоянии боевой и политической подготовки 16-й бригады народного ополчения.
Политическую работу среди ополченцев вел специально образованный политотдел. Начальником его был утвержден М. Е. Полтавский, ранее работавший заведующим отделом пропаганды и агитации горкома партии; инструкторами — Г. И. Бессарабов и И. М. Кирносенко, отличные организаторы и политические воспитатели масс.

Когда фронт приблизился к городу, бойцы истребительного батальона и ополченцы в районе Старого Карантина, завода им. Войкова и пригородов — Катерлеза (ныне Войково), Еникале (ныне Сипягино) вместе с воинскими частями сдерживали натиск противника, прикрывая эвакуацию на Кубанский берег. Часть ополченцев ушла в партизанские отряды, квалифицированные специалисты были эвакуированы к местам эвакуации предприятий, на которых работали, а оставшиеся ушли в армию.
В Крыму была сформирована 320-я дивизия, целиком укомплектованная крымчанами. Много было в ней и жителей Керчи, а среди политработников — активистов Керченской парторганизации, рекомендованных на политработу обкомом партии, Секретарь Орджоникидзевского райкома партии С, Б. Белявский был назначен начальником политотдела дивизии, инструктором его стал начальник политсектора рыбтреста С. А. Калганов, комиссарами полков — второй секретарь горкома партии П. И. Красников и секретарь Приморского райкома Д. Ф. Ермаков. Редактор газеты «Керченский рабочий» К. Г. Железняк и редактор заводской газеты Ф. Т. Гусаров возглавляли дивизионную газету «На штурм врага». Вели политработу в дивизии М. Г. Чередниченко, М. А. Яценко, М. К. Матуш, Л. В. Перич, И. К. Буров. Да всех не перечислить. Дивизия стала для керчан буквально родной; город собирал для нее книги и теплые вещи, посылал свои делегации, а бойцы и командиры дивизии в свою очередь приезжали к нам и рассказывали о ходе ее формирования, о том, как и чем живет дивизия, которой в очень скором времени пришлось сразиться с врагом на подступах к нашему городу.
Многих своих коммунистов послала крымская партийная организация, в том числе и керчан, в 51-ю отдельную армию. Военный совет армии направил их в части для усиления партийно-политической работы.
Самую тесную связь в те дни поддерживал город и с военными моряками, в частности с береговой батареей, которая стояла на Арабатской стрелке. 16 октября к батарейцам (по согласованию с командованием) приехала делегация наших рабочих во главе с секретарем горкома комсомола Николаем Овдиенко. Керчане провели на батарее несколько дней.
Наши делегаты рассказывали бойцам, как живет город, что он делает для победы над врагом.
Коля Овдиенко взволнованно говорил об этой поездке, о том, как пожилой артиллерист с запорожскими усами и широким обветренным лицом сказал им (они понимали, что он обращался ко всей работающей для фронта Керчи):

— Значит, фронтовое вам спасибо, ребята. Немало вы для нас постарались. Из минометов ваших будем бить врага, чтобы скорей и вам и нам не минометы делать, а всякие мирные предметы. В общем, спасибо керчанам за помощь!
Еще в июне обком партии собрал секретарей горкомов и райкомов» Был обсужден вопрос о подготовке баз для партизанских отрядов. А в горком партии от коммунистов, комсомольцев и беспартийных шел поток заявлений с просьбой зачислить их в партизанские отряды.

«В случае организации партизанского отряда прошу зачислить меня бойцом...»

«Комиссия признала негодным к службе в армии. Прошу включить меня в состав партизанского отряда, если таковой организуется...»

«У меня двое сыновей на фронте. Прошу зачислить в партизанский отряд. Имею медицинское образование...»

Настойчиво добивались зачисления в отряд участники борьбы с оккупантами и белогвардейцами в 1918—1920 годах, уже имевшие опыт партизанской борьбы.

— Отстаем! По радио уже передают о действиях партизан на оккупированной территории, а мы все что-то думаем, все раскачиваемся, — возмущался старый партизан Иван Иванович Пахомов, остановив меня в коридоре горкома. — Гляди, захватит нас немец врасплох!

В кабинете ожидал другой партизан 1919 года— Михаил Иванович Перепелица, плотный, лет шестидесяти. Я, как секретарь горкома, должен был вручить ему партийный билет.
Перепелица волнуется. Получив билет, пожимает мне руку, говорит:

— Партии я сгожусь еще. Прошу, не забудьте меня, когда отряд формировать будете, не бракуйте по возрасту — есть еще порох в пороховницах.

В конце июня горком партии созвал в районе Аджимушкайских каменоломен совещание партизанских активистов, на котором был обсужден вопрос о формировании отрядов и другие организационные дела. По решению обкома партии партизанские отряды должны были базироваться в каменоломнях.
В районе Керчи имеются такие каменоломни: Аджимушкайские, Старокарантинские и Багеровские. Их подземелья не сообщались друг с другом, не имели выхода и в город.
Аджимушкайские каменоломни старинные, разрабатывавшиеся в течение столетий. В них до революции добывали известняк для доменного производства и строительный камень-ракушечник.
Они представляют собой лабиринты подземных помещений, имеющие около двухсот выходов и входов.
Еще в 1903 году в Аджимушкайских лабиринтах располагалась подпольная большевистская типография. В 1914 году здесь проходил митинг, организованный стачечным комитетом, руководившим забастовкой на металлургическом заводе. А в 1919 году в подземельях Аджимушкая базировались партизанские отряды. Славную историю имел Аджимушкай, и туда опять уходили лучшие люди Керчи, чтобы бороться, чтобы продолжать героическую историю.
В каменоломни завозили боеприпасы и взрывчатку, в бесконечных подземных коридорах искали воду, устраивали запасные выходы.
Из рабочих завода им. Войкова, железорудного комбината, судоремонтников, рыбаков, партийных и советских работников формировались отряды. Партизанами готовились стать мужчины и женщины, молодежь и люди преклонного возраста. В Старокарантинском отряде старейшим партизаном был Николай Степанович Юров, коммунист с 1919 года, участник гражданской войны в составе прославленной 25-й Чапаевской дивизии. В Аджимушкайском — Михаил Иванович Перепелица и Иван Михеевич Голиков, участник партизанской борьбы с белогвардейцами в 1919 году в этих же Аджимушкайских каменоломнях. После того как белогвардейцам удалось разгромить отряд, Голиков скрывался в старокарантинских балках, несколько раз его арестовывали, он бежал и снова сражался с белогвардейцами. В 1920 году Голиков поступил на завод в литейный цех. Потом некоторое время работал кочегаром на паровой мельнице и опять вернулся в литейный цех. С 1931 года он инструктор ФЗУ, а затем начальник литейных цехов ремесленного училища № 1. Когда разразилась война, Иван Михеевич просился на фронт — не взяли: специалисты и в тылу нужны. И все же Голиков ушел воевать — в партизаны, в каменоломни.
Ушел в каменоломни и Александр Андреевич Жученков. Когда мы покидали Керчь, руководство Камышбурунского комбината поручило ему закончить взрывные работы. Он выполнил задание, потом пожелал товарищам счастливо перебраться через пролив и, прощаясь, добавил:

— Вот так. Значит, еще раз счастливого вам плавания. А я — в каменоломни. Ждут меня там. До встречи в Керчи, товарищи!

В Ленинском районе Аджимушкайский отряд имени Ленина возглавили М. А. Майоров, Н. И. Бантыш, С. И. Черкез, в Орджоникидзевском районе Старокарантинский отряд — А. Ф. Зябрев, С. М. Лазарев, И. 3. Котло, А. А. Жученков.

Включились в подготовку к партизанской борьбе активисты Н. Г. Баранов, И. А. Небора, А. И. Кущенко, П. Н. Иванов, В. Ф. Войтенко, П. П. Самойленко, П. Д. Мороз, Я. М. Манто, П. А. Мацуляк, Н. В. Кочубей, И. 3. Гриценко и другие. Все они продолжали трудиться на своих рабочих местах, хотя вечера и часто ночи напролет проводили в каменоломнях. Никто не жаловался на усталость, все отлично понимали — другого выхода нет. Каждый день все являлись без опоздания утром на работу, хотя им не всегда удавалось скрыть усталость от постороннего глаза. В Ленинский райком к С. И. Черкезу поступило заявление, в котором указывалось на то, что некоторые товарищи по ночам где-то «болтаются», а на работе ходят как сонные. Предлагалось обсудить их поведение.
Людей, которые уходили в каменоломни, я знал давно. Был уверен в том, что на каждого из них можно положиться, в трудную минуту ни один не подведет. Настоящей коммунистической закалки были люди. Взять хотя бы Сергея Иосифовича Черкеза. Вся его сознательная жизнь была связана с заводом им. Войкова. Он строил здесь доменные печи, а потом встал к этим печам, всегда был одним из лучших рабочих. На заводе Черкез вступил в комсомол и в партию. Несколько лет возглавлял комсомольскую организацию завода, причем пользовался у молодёжи непререкаемым авторитетом. Немало способствовал этому его характер: умение идти прямым путем к намеченной цели и удивительно стойкий юношеский задор. После второго оставления Керчи Сергей Иосифович был комиссаром партизанского отряда, а затем бригады, действовавшей в крымских лесах.

_________________
Изображение Изображение Я В контакте. Группа В контакте.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Керчь героическая
СообщениеСообщение добавлено...: 24 мар 2013, 23:41 
В сети
Фотоманьяк
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 10 мар 2010, 21:06
Сообщений: 19111
Изображения: 0
Откуда: Город Герой Керчь
Благодарил (а): 4298 раз.
Поблагодарили: 7500 раз.
Пункты репутации: 75
Подготовка баз для партизанских отрядов в Аджимушкайских и Старокарантинских каменоломнях шла полным ходом, когда возникло совершенно непредвиденное осложнение. Отдельные партизаны Старокарантинского отряда заявили, что, по их мнению, необходимо отказаться от мысли базировать отряд в каменоломнях и, пока не поздно, вывести его в старокрымские леса. Там, дескать, простор для действий против оккупантов, а здесь чуть ли не ловушка. Хотя этого взгляда придерживались немногие, мы обратились в обком. Секретарь обкома партии В. С. Булатов, командующий партизанским движением А. В. Мокроусов внимательно отнеслись к соображениям керчан. Мокроусов разъяснил:

— Вы не правы, товарищи. Разрабатывая план размещения партизанских сил в Крыму, мы учитывали и опыт прошлого, и особенности современной войны. Отряды должны, понимаете, не только могут, но и должны, — подчеркнул Мокроусов, — базироваться на Керченском полуострове. Именно в каменоломнях. Более удобного места не придумаешь.

— Совершенно верно, — поддержал командующего Булатов. — А в лесах расположатся другие отряды. Совместными действиями вы сможете наносить ощутимые удары по врагу.

—Кого думаете назначить начальником партизанских отрядов Керченского полуострова? — спросил Мокроусов. Тут разногласий не было: конечно же, Ивана Ивановича Пахомова.

Этот человек прошел большую школу жизни. В 1919 году он партизанил в Аджимушкайских каменоломнях. Вместе с товарищами организовал разгром белогвардейского гарнизона на Камышбурунской косе. К концу гражданской войны Пахомов был комиссаром эскадрона Красной Армии. Потомственный рыбак, он затем много лет работал председателем рыбколхоза.

Со второй половины августа работа по подготовке отрядов и их баз велась организованно и форсированно. Разведка воды в Аджимушкайских и Старокарантинских каменоломнях не дала положительных результатов. Пришлось строить бетонные бассейны, которые могли бы обеспечить ею партизан на 4—5 месяцев, и запасаться брезентовыми ваннами. Завозили воду и заполняли бассейны сами будущие партизаны. К концу октября создали запас продовольствия и всего необходимого на 5—6 месяцев. Большая группа Аджимушкайского отряда строила оборонительные сооружения у входа в каменоломни. А вооружения и боеприпасов не было.
Правда, командование не отказывало, но их и там в первые месяцы войны было не густо. Но пока это все добывалось, главным образом у отходящих к переправе частей, шло время.
В силу всего этого завоз в каменоломни вооружения и боеприпасов производился в самые последние, почти критические часы, в большой спешке, при недостатке транспорта.
Но партизаны не падали духом, проявляли инициативу и настойчивость.
В начале ноября отряды — в каждом около 40 человек — ушли в каменоломни. Впоследствии к ним присоединились воины Красной Армии и Флота, в силу разных причин оставшиеся на полуострове во время отступления наших войск.
Так, в Аджимушкайские каменоломни пришла группа из четырех человек с пулеметами и автоматами во главе с капитаном Л. Д. Молчановым, а интендант 2 ранга Д. И. Сирота привел группу моряков: младшего лейтенанта А. В. Кабелецкого, курсанта В. Г. Иудина, старшину 2 статьи Н. X. Малиновского, краснофлотца Е. М. Короленко и других. Вместе с ними пришли в каменоломни две девушки: Таня Глушко и Аня Горелова — студентки Феодосийского физкультурного техникума. Не пожелав эвакуироваться, они упросили моряков взять их с собой.
Пополнился группой советских воинов и партизанский отряд Старокарантинских каменоломен. Сюда пришли командир роты А. Петропавловский, политрук роты Г. Корнилов, командир взвода И. Сергеев, интендант 2 ранга А. Бондаренко и другие.
16 ноября партизаны Аджимушкая провели первое партийное собрание. Были избраны бюро первичной парторганизации, редколлегия стенной газеты. А 21 ноября состоялось второе партсобрание. Речь шла о первом бое с фашистами, о задачах парторганизации по улучшению боевой готовности, о внутреннем распорядке, о работе хозяйственной части. Все вопросы обсуждались деловито, спокойно. Такое же партийное собрание состоялось и в Старокарантинском отряде.
По указанию Центрального Комитета нашей партии заблаговременно формировались и подпольные партийные организации. В случае оккупации им предстояло возглавить всю деятельность советских патриотов во вражеском тылу.
Утвердив подпольный областной партийный комитет с местом пребывания в Керчи, обком партий направил в Керчь его руководителя Ивана Андреевича Козлова, члена партии с 1905 года, подпольщика с дореволюционным стажем. Трудно было себе представить более подходящего руководителя областного подпольного центра.
Еще совсем юношей с баррикад Коломны начал Козлов свою революционную деятельность. Был в ссылке, на каторге, знал конспирацию.
Козлова я знал хорошо по совместной работе в оргинструкторском отделе Крымского обкома партии в 1938 году. И был рад, когда узнал, что предстоит включиться в дела, связанные с подготовкой Ивана Андреевича к уходу в подполье. Рад потому, что испытывал удовлетворение перспективой опять работать с ним, хотя в другой, новой для меня области. Я не мог не заметить, как он изменился, не мог не восхищаться мужеством этого человека: несмотря на преклонный возраст, вконец подорванное здоровье, полуслепоту, Иван Андреевич встал в ряды бойцов по первому зову партии.
Война застала его в московском госпитале по поводу тяжелого заболевания глаз. Не закончив лечения, он возвратился в Крым и в обкоме партии настоял, чтобы его оставили на подпольной работе в случае оккупации Крыма. Сразу же по приезде в Керчь Иван Андреевич принялся за организацию партийного подполья.
...Мы встретились втроем у меня в кабинете. Иван Андреевич, начальник горотдела НКВД Петр Алексеевич Хватков и я.
Покашливая, близоруко щурясь, Иван Андреевич медленно говорил:

— Времени у нас очень мало, товарищи, обстановка на фронте такая... Да, очень, очень мало времени... Однако нужно сделать все, чтобы люди, оставшиеся в тылу врага, чувствовали себя уверенно, могли драться...

Во всех вопросах, связанных с подготовкой к уходу в подполье, Козлов был очень требователен и принципиален. Это и понятно. Человек с большим опытом, он хорошо знал, какое огромное значение имеет конспирация. Надо было обеспечить конспиративные квартиры — не одну, а несколько, найти наборщиков, граверов, радистов, других специалистов. Кроме типографского шрифта, нужны были краски, рыболовные снасти, лодки, стекло, гвозди и другое.
Он считал, что при благоприятных условиях для удобства подпольной работы необходимо будет открыть в городе кое-какие предприятия, например мастерскую по ремонту предметов домашнего обихода, комиссионный магазин, чебуречную и т. д. Вот для этого и надо было многое припасти.
Он всесторонне взвешивал, что и как надо делать, чтобы заранее предупредить возможные опасности, могущие возникнуть в тылу противника, в подполье.
Когда Иван Андреевич приехал в Керчь, он сразу предупредил меня:

— Забудьте об Иване Андреевиче Козлове. Отныне я Вагин, Петр Иванович Вагин. Прибыл из Красноярска, где отбывал трехлетнее тюремное заключение.
Вагина нужно было срочно устроить на работу.
Перебрав почти все предприятия и организации города, остановились на Рыбакколхозсоюзе.
Я позвонил председателю правления Крымрыбакколхозсоюза Буряченко.

— Послушай, Александр Васильевич, хотя знаю, что ты в кадрах особой нужды не испытываешь, все же посылаю тебе одного гражданина по фамилии Вагин. Надо его устроить.

— конечно, устроим, — ответил Буряченко, — пусть приходит хоть сейчас.

Однако когда Вагин явился, Буряченко долго рассматривал его документы и самого рекомендованного. Перед председателем правления сидел сутулый старик в очках, обросший бородой, в поношенной телогрейке и сапогах, в руках — старая шапка-ушанка. Бывший заключенный... Сомнения одолевали Буряченко.

— Зайдите дня через два-три, — наконец сказал он и поспешил в горком. У него возникла мысль, что я, возможно, ошибся, не разобрался в Вагине.

Работая в Рыбакколхозсоюзе, Вагин вызывал все больше и больше подозрений: держался замкнуто, очень часто отлучался. Заметив, что сотрудники, пока он отсутствует, осматривают его стол, Вагин положил в один из ящиков учебник немецкого языка. Конечно, учебник был обнаружен. Вагину начали задавать колкие вопросы.
Дело дошло до того, что весь коллектив ополчился против Буряченко, принявшего в военное время на работу «такого типа». Поступали заявления в горком. Завидовать Буряченко не приходилось.
Кончилось все это тем, что был написан приказ об увольнении Вагина с работы. Вагин обвинялся в «срыве мероприятий в колхозах» и контрреволюционном саботаже. Такой приказ Вагина вполне устраивал, и он попросил, чтобы ему выдали выписку. Кроме того, материал на него был передан в трибунал.
Все время пребывания в Керчи, вплоть до оставления города нашими войсками, Козлов вел себя как умелый конспиратор. Глядя на сгорбленного, невзрачного старичка, шагающего по улицам со свернутым мешком под мышкой или с ящиком стекольщика, никто не мог предположить, что это руководитель партийного подполья. Затеряться, ничем не выделяться среди окружающих было очень важно для пользы дела.
Когда в последние дни перед оставлением города начали раздавать населению остатки продовольствия из магазинов, Козлов становился то в одну, то в другую очередь. Получив в магазине небольшой бочонок с хамсой, он медленно прокатил его от центра до самой своей квартиры.
О действительной причине частых отлучек Вагина сотрудники его, конечно, не подозревали. А Иван Андреевич встречался на конспиративных квартирах с будущими своими соратниками по борьбе против оккупантов.
С Лидией Николаевной Боруц, например. Эта хрупкая, небольшого роста, энергичная женщина работала много лет в органах государственной безопасности. Перед войной была управляющей домами в Симферополе. В Керчи никто не знал ни Лидию Николаевну, ни ее дочь Клеру, которая тоже стала подпольщицей.
Не знаком был керчанам и начальник Евпаторийского порта Василий Степанович Колесниченко, высокий, широкоплечий, очень уравновешенный, всегда спокойный, с неизменной трубкой во рту. Подпольная кличка его была Семен. Колесниченко — старый большевик, активный участник владивостокского подполья в тылу у белых в 1921 году, командир партизанского отряда.
Из Старого Крыма приехала в Керчь для работы в подполье Евдокия Тимофеевна Ефимова, в прошлом учительница, затем секретарь Старокрымского райкома партии по кадрам. Эта очень волевая, принципиальная женщина в подполье звалась Машей.
Вполне можно было положиться и на Николая — Николая Васильевича Скворцова, заместителя председателя Феодосийского горисполкома.
Вот с этими очень верными, стойкими людьми предстояло работать Ивану Андреевичу, из них складывалось ядро керченского подполья.
Я и секретарь обкома регулярно встречались с подпольщиками, информировали их о состоянии дел в городе и на фронте. В Керчи меня хорошо знали, поэтому место встреч постоянно приходилось менять.
Помню, однажды в ноябре, когда немцы были уже недалеко от Камышбуруна, я встретил Ивана Андреевича около горкома.
Встреча была совершенно случайной, но как нельзя кстати: поговорить было о чем. Но среди бела дня, на улице...
«Выручил» нас вражеский налет. Улица обезлюдела, а мы с Козловым укрылись в большой воронке от бомбы. Говорят, в одно и то же место два раза ни бомба, ни снаряд не могут угодить. Так что убежище представлялось надежным. Все вокруг гудело, вздрагивало, и я кричал Ивану Андреевичу в самое ухо — он просил проинформировать его об обстановке. Не дожидаясь конца налета, мы расстались (конспирацию надо было соблюдать несмотря ни на что).
В начале августа 1941 года по рекомендации областного комитета партии и военного командования мы приступили к эвакуации населения.
В первую очередь решили вывезти из города детей ясельного и дошкольного возраста и учеников 1—4 классов.
По решению бюро горкома была создана городская комиссия под председательством секретаря горкома партии по кадрам. В нее вошли секретарь горкома комсомола, заместитель председателя исполкома горсовета и другие. Комиссия вела учет эвакуируемых, находила транспорт для переброски уезжавших, обеспечивала их продуктами и теплыми вещами.
А общими вопросами эвакуации населения Крыма занималась другая комиссия, утвержденная обкомом партии.
Осенью, когда путь через Перекоп был отрезан, в Керчи скопилось немало крымчан, ожидавших переправы на кубанскую сторону. Городская комиссия заботилась и о них. Впоследствии она помогала эвакуированным устроиться в Краснодарском и Ставропольском краях.
Не так просто было убедить керчан в необходимости оставить город. Многие, очень многие не хотели уезжать, не хотели покидать родные углы, где жили отцы и деды, где росли и воспитывались дети. Люди цеплялись за малейший повод, лишь бы остаться в Керчи.
Часто бывало так: на определенный день намечалось отплытие очередного транспорта. Оповещали людей — пароход будет стоять у такого-то причала, посадка начнется тогда-то, отправление тогда-то. Составлены списки желающих уехать, выданы эвакуационные листы. Все готово. А стоило ночью накануне отправки появиться сообщению Совинформбюро о том, что на каком-либо участке фронта наши войска разгромили немецкую дивизию, взяли много пленных, трофеев и т. д., как наутро к пароходу приходили единицы. Остальные уже распаковывали дорожные мешки, воспрянув духом и твердо — в который раз! — уверовав, что теперь не придется покидать родной дом, свой город.
Во второй половине октября начались ежедневные налеты вражеской авиации на город, жестокие бомбежки, от которых больше всего страдало мирное население.
Городской комитет партии обратился к населению с настойчивым призывом ускорить эвакуацию, чтобы избежать ненужных жертв. Это возымело действие: эвакуация пошла довольно интенсивно. Каждый день из Керчи отправлялось по два парохода, не считая более мелких судов, которые также вывозили значительное количество людей. Но такое «оживление» продолжалось недолго.
В начале ноября при выходе из Керченского пролива немецкими бомбардировщиками был атакован и затоплен теплоход «Рот-Фронт». Из 600 женщин, стариков и детей спаслось лишь около 10 человек.
После этого керчане все чаще стали решительно заявлять: «Лучше погибнуть дома, чем где-то в море. Тем более, что у себя в Керчи мы занимаемся полезной для фронта работой».
И все же, несмотря на все трудности и срывы, нам удалось эвакуировать до 30 тысяч только керчан, не считая жителей других городов и районов Крыма.
Обстановка на фронте усложнялась. По распоряжению Наркомчермета металлургический завод и железорудный комбинат начали демонтировать оборудование и готовить его к эвакуации на восток: в глубоком тылу оно еще могло хорошо послужить стране.
Демонтаж проводился с учетом того, чтобы завод и комбинат могли еще некоторое время работать, используя остатки сырья на базах. Поэтому в первую очередь было демонтировано оборудование, отсутствие которого не нанесло бы ущерба производству концентрата и агломерата, и только некоторое время спустя — все остальное.
В августе пришлось демонтировать уже прокатное, энергетическое и другое наиболее ценное оборудование. На железорудном комбинате — электростанцию с мощной турбиной, все экскаваторы, в том числе многоковшовый, только недавно смонтированный и пущенный в ход!
Грузить крупногабаритное оборудование на корабль, приспособленный к перевозке жидкого топлива, оказалось очень тяжело. Общее руководство эвакуацией осуществлял заместитель директора комбината Григорий Михайлович Бирюков, а непосредственным работам по демонтажу и отгрузке привлекли Даниила Тимофеевича Корнева, высококвалифицированного такелажника-самородка.
В период эвакуации Даниил Тимофеевич и его помощники В. М. Васильченко и П. И. Златницкий успешно демонтировали и грузили крупногабаритное оборудование комбината на совершенно неприспособленное судно. Да, любая задача была по плечу таким людям.
Керчь, Новороссийск, Поти, Тбилиси, Баку, Красноводск и дальше, дальше на восток».. С завода им. Войкова и коксохимического — на Чусовской металлургический завод, в Губаху, Кемерово, Нижний Тагил, с железорудного комбината —- на Бакальский и Высокогорский рудники. Тысячи тонн, сотни вагонов, погрузка, разгрузка, перевалка с пароходов в вагоны, из вагонов в пароходы. О масштабах этой операции можно судить по тому, что только заводы им. Войкова, им. Кирова и железорудный комбинат отправили около 30 тысяч тонн оборудования.
Сопровождали его специалисты В. С. Васильев, И. Т. Бодяк и В. И. Горелышев, а оборудование консервного завода в Сибирь доставил инженер А. И. Чуприна.
Через Керчь эвакуировалась техника ряда фабрик и заводов Симферополя.
Единственное предприятие не демонтировалось — Керченский судоремонтный завод.
Ранее он ремонтировал суда торгового флота, а в начале войны освоил работы по переоборудованию транспортных кораблей в военные и их ремонту. Шаланды и теплоходы превращались в тральщики, минные заградители, канонерские лодки.
В предельно короткий срок отлично освоили выполнение сложных работ мастера П. А. и С. И. Ковалевы, М. Т. Тарасенко, Г. А. Есипенко, корабельщики Ф. Власов, В. Матвеенко, Г. Борщ, слесари П. Айзенберг, Д. Кравченко, литейщики П. Бойчевский, В. Фаерман, столяры: И и Г. Шаргаровы.
Надо было думать, что делать с доменными печами. Демонтировать их и вывезти хотя бы за пределы города невозможно. Но и не оставлять же врагу. Святая ненависть подсказывала: уничтожить! Немецко-фашистские захватчики не должны ими воспользоваться.
Своими руками советские люди строили заводы. А потом эти заводы стали их вторым домом, с которым связана была, по сути, вся жизнь. И вот теперь этот дом надо было уничтожить, уничтожить теми же руками, которые его сооружали. Тяжело было видеть, как седоусый старик с окаменевшим лицом стоял, ссутулившись, с тяжелым молотом около станка в первый раз в жизни не для того, чтобы запустить его...
А некоторые все же решали не уничтожать столько лет служившие им машины, нашли иной выход.
Наборщик Г. Щербина, печатник И. Розалимов, переплетчик Г. Вишневский, посоветовавшись с парторгом типографии М. Л. Кириченко, сняли с печатных машин и спрятали барабаны, а вилки с них под строжайшим секретом забрали каждый себе на квартиру. «Ненадолго ушла наша армия из Керчи, — рассуждали рабочие-патриоты, — вот-вот вернется обратно, как же тогда без газеты? В первые же дни после освобождения обязательно должен выйти «Керченский рабочий».
В период оккупации фашисты так и не смогли воспользоваться типографией. Несмотря на угрозы, ни один из рабочих вилки не возвратил. А после освобождения Керчи уже через четыре дня городская типография стала в строй, вышла газета «Керченский рабочий», и политорганы войсковых соединений смогли печатать все нужное для фронта.
На Урале и в Сибири керченская техника помогла ковать победу над врагом. И не только техника, а многие керченские рабочие и специалисты, доблестно трудившиеся на сибирских и уральских предприятиях.
Иван Иванович Молибога, заместитель начальника прокатного цеха завода им. Войкова, был в Керчи известным человеком. О нем говорили: механик-самородок. Золотые руки Ивана Ивановича сделали много полезного и для крупнейшего на Урале Нижнетагильского металлургического комбината, где Молибога работал после эвакуации из Керчи.
Когда в 1958 году, уже выйдя на пенсию, Иван Иванович вернулся в Керчь, его грудь украшали орден Ленина, два ордена Трудового Красного Знамени и несколько медалей.
Не менее славно трудился на Нижнетагильском комбинате и эвакуировавшийся из Керчи Р. И. Радзивиловский. Всю войну он проработал у броневого стана — вначале старшим вальцовщиком, затем мастером, а с 1948 по 1960 год старшим мастером рельсо-балочного стана.
Родина высоко оценила его труд. Он награжден орденом Ленина, орденом Трудового Красного Знамени, орденом «Знак Почета» и медалями.
В 1961 году, выйдя на заслуженный отдых, он приехал в Керчь, где сейчас и проживает.
Николай Константинович Никонов, наш знатный камышбурунский агломератчик, Герой Социалистического Труда, в годы войны тоже работал на Нижнетагильском металлургическом комбинате. Там он вступил в Коммунистическую партию, был награжден орденом «Знак Почета», орденом Трудового Красного Знамени и тремя медалями.
В Нижний Тагил был эвакуирован и начальник прокатного цеха завода им. Войкова Сергей Владимирович Макаев, который с бригадой войковцев строил оборонительные сооружения на Перекопе. До недавнего времени он работал директором Нижнетагильского металлургического комбината, кандидат технических наук, лауреат Государственной премии, Герой Социалистического Труда, был депутатом Верховного Совета РСФСР, делегатом XXIII съезда КПСС.
Правительственные награды заслужили также керченские металлурги И. Н. Ткаченко, П. Н. Антилогов, И. В. Шипков, Н. М. Клыпук.
В первой половине сентября 1941 года по решению бюро обкома партии началась эвакуация имущества колхозов, МТС и совхозов. По железной дороге через Чонгар удалось вывезти лишь незначительную часть скота и сельскохозяйственной техники. Вскоре там развернулись военные действия, и единственным путем для эвакуации стал Керченский пролив.
Ответственность за организацию переправы обком партии возложил на своих уполномоченных Н. А. Жукова и С. Н. Грачева и, конечно, на Керченский горком партии.
Из колхозов и совхозов тронулись в путь огромные стада коров, табуны лошадей и отары овец. Они двигались через Керченский полуостров в Керчь, к переправам. Транспортных средств было мало: почти весь моторный флот, как рыболовецкий, так и принадлежащий пароходству, был мобилизован еще в первые дни войны.
Начальник Азово-Черноморского пароходства, прибывший по указанию обкома партии в Керчь, нашел возможным выделить для эвакуации скота недостроенное судно, пришедшее из Николаева, и часть мелкого флота. Кроме того, на судоремонтном заводе еще до начала войны начался ремонт корпусов двух судов — угольщика «Металлист» и теплохода «Местком». Пароходство решило использовать и их.
Рабочие бондарного завода «Пролетарий» соорудили, паром из бочек с дощатым настилом, но он оказался ненадежным. Тогда сделали настил с перилами, на двух спаренных рыболовецких дубах. Это сооружение вполне подошло. Несколько таких «паромов» отбуксировали в Еникале и поставили под погрузку. Скот нужно было сохранить в пути. Люди, выделенные обкомом партии, организовали на пути от косы Чушки до районов Краснодарского, Ставропольского краев и Калмыцкой АССР подкормочные пункты.
Когда фашисты рвались в Крым, их самолеты часто появлялись над Керчью, но преимущественно с разведывательной целью, а 27 октября город подвергся сильной бомбежке. Первые взрывы грохнули в районе торгового порта. Это было особенно страшно: на молу порта скопилось огромное количество мин, снарядов, авиационных бомб.
Объясняется это тем, что доставляли их регулярно, а для вывозки не хватало ни автомобильного, ни железнодорожного транспорта. Кроме того, у головки мола стояли еще не успевшие разгрузиться пароходы с боеприпасами.
В течение нескольких часов вражеские самолеты делали новые и новые заходы и буквально засыпали порт и станцию Керчь-1 фугасами. Рвались боеприпасы, все кругом гремело, ухало, горело.
Бомбы попали в теплоход «Делегат», груженный боеприпасами. Он сразу взорвался. Сила взрыва была настолько велика, что котел парохода отлетел метров на триста — через крыши зданий на булыжную мостовую улицы Энгельса.
В этой тяжелой, сложной обстановке люди сумели сохранить хладнокровие и самообладание.
Мужественно вели себя бойцы аварийно-восстановительного батальона местной противовоздушной обороны. Рискуя жизнью, они боролись с огнем, спешили на помощь пострадавшим от бомбежки. Было потушено 8 больших пожаров, разобрано 12 завалов, спасено 40 человек.
За проявленную самоотверженность 17 бойцов батальона были награждены. Среди них Алексей Федорович Новиков, Александра Григорьевна Благодарная, Мария Ивановна Журавкина, Николай Николаевич Николаев, Павел Федорович Исаев, Петр Шаевич Айзенберг и другие.
Восстановить все, что было разрушено на молу, в короткий срок было невозможно — на это потребовалось бы несколько месяцев. Порт вышел из строя. Надо было срочно искать выход из создавшегося положения.
Рано утром 28 октября городской комитет обороны совместно с членами бюро горкома, секретарями райкомов и представителями военного командования заслушали сообщение директора Камышбурунского железорудного комбината Петрухина. Порт комбината, специально построенный для доставки угля и вывозки агломерата, был достаточно технически оснащен, и приспособить его для новых целей оказалось несложно: уже через сутки все военные грузы стали поступать через Камышбурунский порт.
Накануне секретарь обкома партии тов. Булатов сообщил мне по телефону, что Государственный Комитет Обороны решил в интересах сосредоточения всей гражданской и военной власти и установления строжайшего порядка создать в Симферополе, Севастополе и Керчи, представляющих ближайший тыловой район фронта, городские комитеты обороны.

— Керченский городской комитет обороны, — сказал Булатов, — утвержден обкомом партии в составе первого секретаря горкома Н. А. Сироты (председатель), председателя горсовета А. С. Осипчука, начальника горотдеда НКВД П. А. Хваткова и начальника гарнизона контр-адмирала П.Н. Васюнина.

Да, Керчь стала прифронтовым городом. Трудности, которые пришлось преодолеть в первые месяцы войны, были лишь прологом к предстоящим испытаниям.
Еще в конце сентября 1941 года гитлеровское командование сконцентрировало на подступах к Крыму большие силы.
51-й армии было приказано всеми силами удерживать Перекопский перешеек, и она, невзирая на численное превосходство противника, отражала одну атаку за другой. В середине октября, в то время, когда войска Южного фронта отступали к Таганрогу, немцы получили возможность бросить на Перекоп новые соединения.
18 октября немецко-фашистское командование двинуло на Ишуньские позиции большое количество пехоты, тяжелой артиллерии и танков, и 20 октября фронт был прорван. Контратаками с ходу, предпринятыми только что прибывшей из Одессы Приморской армией, удалось приостановить натиск противника до 26 октября. Но с захватом Ишуньских позиций немцы получили возможность обойти наши войска с флангов.
Чтобы не допустить окружения, было решено отвести на юг полуострова части Приморской армии. ,51-я армия должна была прикрыть Керченское направление.
Выполняя это решение, Приморская армия отошла к Севастополю, а 51-я — на Керченский полуостров, где заняла Акмонайские позиции (самый узкий перешеек от Азовского до Черного моря, шириною 18 километров). Начались упорные бои. За три недели советские войска истребили более 20 тысяч солдат, уничтожили до 130 танков противника.
Десятки тысяч керчан, не жалея себя, работали во имя победы, тысячи керчан обороняли родной город.
После 27 октября фашистская авиация ежедневно бомбила город. Условия резко усложнились. Городской комитет партии переехал на Митридат — ближе к командному пункту МПВО. Мы начали эвакуацию. На Таманский полуостров было отправлено и все партийное хозяйство горкома. По предложению обкома партии на кавказский берег отправилась большая группа партийного и советского актива, в первую очередь люди небоеспособные, больные.
Все формирования местной противовоздушной обороны во главе с начальником штаба Кировского района К. П. Зориным отбыли в распоряжение командира 156-й стрелковой дивизии и уже держали оборону.
Торгующие организации раздали населению остатки продовольственных товаров: муку, рыбу, сахар, крупу, картофель, мыло... Это было последнее, что мы могли сделать для остающихся в городе людей.
В один из пасмурных дней на горе Митридат появились немецкие автоматчики.
Было ясно, что удержать Керчь уже не удастся. По распоряжению Ставки Верховного Главнокомандования начался отвод войск из-под Керчи на Таманский полуостров.
16 ноября Керченский полуостров был оставлен.
Мы переправились на кубанский берег. Сошли с катера. И долго еще стояли у самой кромки воды, вглядываясь туда, где остался наш город.
Над Керчью пылало зарево. Керчь горела. Мы стояли молча, обнажив головы, и мысленно клялись сделать все, чтобы как можно скорей вернуться в родной город.

_________________
Изображение Изображение Я В контакте. Группа В контакте.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Керчь героическая
СообщениеСообщение добавлено...: 25 мар 2013, 21:32 
В сети
Фотоманьяк
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 10 мар 2010, 21:06
Сообщений: 19111
Изображения: 0
Откуда: Город Герой Керчь
Благодарил (а): 4298 раз.
Поблагодарили: 7500 раз.
Пункты репутации: 75
В дни суровых испытаний


Н. И. БАНТЫШ, бывший начальник штаба партизанского отряда им. Ленина, первый секретарь Ленинского РК КПУ г. Керчи

Керчь... С нею связана вся моя жизнь.
Расставался я с родным городом только тогда, когда требовали долг службы, исполнение гражданских обязанностей или при других, помимо моей воли сложившихся обстоятельствах. Служил ли в Советской Армии, работал ли на Камчатке, эвакуировался ли в годы войны. Но где бы мне ни пришлось бывать, я всегда думал о родных местах, о товарищах, с которыми работал, делил радости и печали, о своих родных — словом, о Керчи, о своем море, на берегах которого я вырос и с малых лет начал трудиться.
В феврале 1941 года я вернулся с Камчатки и опять начал работать на Еникальском рыбозаводе — был назначен начальником цеха, находящегося на Целимберной косе.
Хорошо мы тогда поработали. Цех завоевал заводское переходящее Красное знамя, нам была присуждена премия.
Но вот в наш мирный дом ворвалась война.
Во время митинга, на котором читали обращение к народу И. В. Сталина от 3 июля, мне дали слово. Призывая наших людей к бдительности, к самопожертвованию, я поклялся отдать свою жизнь и кровь за Родину.
После митинга я узнал от матери о том, что мой младший брат Павел погиб, взрывая мост через Буг. За эту смерть я тоже должен был мстить.
Вскоре томительное ожидание кончилось: я был назначен командиром роты народного ополчения.
Но дальнейшие события направили мою деятельность по другому руслу. Мне предложили записаться в партизанский отряд, которому было присвоено имя Ленина.
Было избрано командование отряда, намечены основные цели и задачи, определено местонахождение — Аджимушкайские и Греческие каменоломни.
Одновременно в катакомбы завозились оружие,боеприпасы, продовольствие, обмундирование, вода. Члены отряда старались как можно скорее подготовить сами каменоломни — очищали проходы в одном месте, заваливали в другом, достраивали цементные цистерны для питьевой воды. Были подобраны помещения для штаба, жилья, столовой, складов, медпункта и др. Днем каждый из нас был на службе, а ночью, почти до утра, выполнял эти обязанности.
В первых числах ноября 1941 года я в качестве начальника штаба отряда со своими ближайшими помощниками переселился под землю.
Формирование отряда (в нем было 55 мужчин и 5 женщин) завершилось принятием присяги, которая выразила решимость членов отряда до последней капли крови бороться с гитлеровскими бандитами.
За неделю до того, как гитлеровцы заняли Керчь, отряд получил патроны, гранаты, пулеметы и винтовки. Мы начали закладку внутренних ходов. Вмуровывали фугасы на случай, если возникнет необходимость взорвать эти преграды. В главных ходах подземелья мы устроили мощные каменные завалы, чтобы противник не мог пробраться к закладкам, ориентироваться под землёй.
Были построены две линии обороны: сплошная каменная стена и вторая такая же — в 8—10 метрах от первой. Подземный гарнизон имел продовольственный склад, место для боеприпасов, казарму, медицинский пункт, кухню и помещение, где находился штаб.
Весь отряд был разбит на оперативно-боевые группы. Приказом от 12 ноября 1941 года организовали группу разведки. 13 октября отряд пополнили моряками во главе с командиром Красной Армии Кобелецким. Помощник командира отряда по строевой части М. И. Молчанов, в прошлом работник Осоавиахима, создал специальное подразделение пулеметчиков. Огневые точки были установлены в галереях, по которым противник вероятнее всего мог проникнуть в каменоломни. У пулеметов дежурили бойцы. Ближе к выходам выставлялись секреты.
Была у нас специальная группа подрывников. Женщины отряда шили из наволочек мешки, которые заполняли аммоналом. Впоследствии эти своеобразные «мины» взрывались на выходах из штолен, обрушивая на врага глыбы камня.
О захвате Керчи фашистами разведка сообщила уже 16 ноября. На совещании командного состава некоторые товарищи предлагали немедленно начать боевые действия. Но так как отряд получил приказ не вступать в открытый бой с противником, а держаться законспирировано, то было решено проводить пока только диверсионные вылазки. К вечеру 16 ноября, когда были закончены последние работы по внутреннему укреплению каменоломен, коммунисты провели собрание, на котором избрали партийное бюро.
Прошло еще несколько дней, в течение которых действовала в основном разведка. К 21 ноября гитлеровцы очистили район каменоломен от гражданского населения и оцепили выходы из подземелья. Затем они спустились в галереи, но, встреченные огнем партизан, ушли, понеся потери. На другой день взрывом двух фугасов партизаны завалили главный вход, а взрыв на левом бастионе прервал проникновение немцев, оставивших под обвалом десять солдат. После этого гитлеровцы в катакомбах больше не решались появляться, но, опасаясь вылазок партизан, стали закладывать камнем основные входы под землю, цементировать их. Над каждым отверстием выставили по часовому.
Потекли суровые будни. Часть товарищей несла караульную службу. Через выходы, оставшиеся свободными, восемь бойцов ежедневно отправлялось в разведку. Зачастую в так называемую «командирскую разведку» ходил лучше всех знавший аджимушкайский лабиринт начальник укрепрайона И. М., Голиков. Вместе с ним ходил и я.
Ближнюю разведку вели ежедневно партизаны А. А. Носков, Зайченко, А. И. Кущенко, И. А. Небора, а также партизан времен гражданской войны еникальский рыбак А. А. Сатири.
2 декабря 1941 года разведка донесла, что немцы замуровывают вход в старые каменоломни. Штаб отряда отдал распоряжение сократить продовольственные расходы: питаться два раза в день, снизить потребление воды на 30 процентов.
5 декабря 1941 года партизанская разведка вышла на поверхность земли. Партизаны в белых маскировочных халатах приблизились к дому, занятому немецкой комендатурой. Но враг обнаружил их. В воздух полетели ракеты, стало светло, как днем. Партизаны уничтожили часового, поднявшего тревогу, и, отстреливаясь, вернулись в каменоломни. После этой вылазки гитлеровцы не знали ни одного спокойного дня, ни одной спокойной ночи. Бойцы отряда тревожили врага одновременно в разных концах деревни Аджимушкай. Оккупанты поняли, что каменоломни представляют для них серьезную опасность. Они усилили охрану отрядом кавалерии, вновь принялись заваливать и взрывать проходы, замуровывать их. Особенно интенсивно гитлеровцы орудовали в «круглой яме», откуда партизаны вели наблюдение. 12 декабря разведка донесла, что противник бурит подставку «круглой ямы» и одновременно ведет обстрел выходов из каменоломен.
Вернувшийся из разведки Николай Кочубей, бывший прокатчик, доложил: фашисты собираются применить против партизан угарный газ. Отряд повысил бдительность. Мы выслали подкрепление для охраны большой «круглой ямы», ввели ночной обход, суточное дежурство для постов и охраны, членам отряда выдали противогазы. 15 декабря немцы приступили к бурению сводов, чтобы через отверстия компрессорами нагнетать газ.
А через два дня разведка и боевые посты донесли штабу: со стороны моря отчетливо слышны взрывы бомб и снарядов. Это подняло боевой дух отряда. Участились вылазки наших оперативно-боевых групп. Обеспокоенные растущей активностью партизан, гитлеровцы оборудовали амбразурами домики, расположенные у выходов из каменоломен, и держали там днем караулы. Ночью выходы блокировали сплошные цепи автоматчиков.
21—22 декабря части Красной Армии усилили бомбежку и обстрел керченского побережья. 25—26 декабря по гулу артиллерии партизаны решили, что наши войска высадили в Керчи десант. Отряд имени Ленина был приведен в боевую готовность. Утром 27 декабря четыре группы партизан — всего 30 человек — обстреляли гитлеровцев. Народные мстители оттеснили часовых к деревне, но там были оставлены засевшие на чердаках «кукушки» — немецкие снайперы. На другой день уже шесть групп предприняли попытку вырваться из кольца врага, обложившего каменоломни.
Перебив «кукушек», партизаны под прикрытием домов и заборов устремились к дороге, по которой отходили немецкие обозы. Первыми трофеями отряда стали несколько автомашин. Бойцы сожгли радиостанцию противника, а партизаны Носков и Ислямов залезли на чердак одного дома и, пристроивши там пулеметы, открыли огонь по оккупантам. К полудню немцы вынуждены были обходить Аджимушкай по вспаханному полю, так как дорога была запружена брошенными и разбитыми партизанами автомашинами. К 5 часам вечера через Аджимушкай полетели снаряды нашей артиллерии. Чтобы не попасть под ее огонь, отряд по приказу командования вернулся под землю.
29 декабря отряд целый день вел бой, уничтожил около сотни гитлеровцев и шесть автомашин. Колонны врага, проходя через Аджимушкай, рассеивались, теряли боевой порядок. Бойцы отряда освободили 25 заложников — жителей села Аджимушкай, которых фашисты намеревались расстрелять.
На другой день наши партизаны захватили штабные документы саперного полка и — в числе других трофеев два фашистских знамени.
Отряд наш состоял преимущественно из закаленных металлургов и отважных рыбаков. Возглавляли его коммунисты Иван Михеевич Голиков, Иван Иванович Пахомов, Макар Антонович Майоров — партизаны гражданской войны. Их опыт, трезвая оценка обстановки позволяли отряду сохранять высокую боеспособность в течение всего времени пребывания в тяжелых условиях аджимушкайских подземелий. Образцом выдержки и смелости для партизан был старый политкаторжанин С. И. Блейх.
Не уступали в храбрости и смелости члены отряда, впервые попавшие в боевую обстановку, — И. П. Кизилов, В. Р. Войтенко, А. И. Кущенко, В. М. Иудин, И. А. Небора, Ф. Е. Болюнов, отважный разведчик Н. В. Кочубей, повар отряда А. Г. Кизилова, заведующая водным режимом М. Р. Молчанова и другие товарищи.
А в конце декабря 1941 года, когда высадился наш десант, буквально каждый боец отряда проявил исключительное мужество. Партизан Носков своим пулеметом уничтожил 30 фашистов. Когда немцы стали отступать по открытому полю, Носков взобрался на крышу дома и оттуда поливал фашистов свинцом.
Отряд полностью выполнил задачу, которая ставилась перед ним.
Благодаря разумным действиям и крепкой дисциплине отряд сохранил свой личный состав, уничтожил врагов в несколько раз больше, чем численность отряда, нанес гитлеровцам немалый материальный ущерб. В последнем бою партизаны помогли одной из наших частей в наступлении. Но, пожалуй, главная заслуга партизан состояла в том, что фашисты, не зная численности отряда, полтора месяца держали в Аджимушкае до полка солдат.
И вот победа! Десант Советской Армии очистил от врага Керченский полуостров. Неописуемую радость и гордость испытывал каждый боец нашего отряда. «И верится, и не верится, и не знаешь — ты ли это или нет, — записал я в тот день в своем дневнике. — Кругом воздух, и стоишь во весь рост! Вынесли наверх и укрепили в скале наше отрядное партизанское знамя».
Перед тем, как встретиться с регулярными советскими частями, органами Советской власти и руководителями партийных организаций, мы оповестили население специальной листовкой: «Настоящим штаб партизанского отряда имени Ленина объявляет, что с сего числа власть в районе переходит в его руки».
Надо было действовать быстро и решительно. Мы оцепили каменоломни, чтобы они не превратились в базу наших врагов.
Под началом И. М. Голикова мы создали группу по сбору трофейного имущества и оружия, сообщили населению адреса складов и пунктов сбора, куда нужно сдать все военные вещи и оружие.
3 января 1942 года состоялось совещание руководителей отрядов, на котором было утверждено организационное бюро в составе первого секретаря райкома партии, председателя райисполкома и представителя — уполномоченного НКВД. Районную партийную организацию было предложено возглавить мне. Председателем райсовета стал партизан Д. Г. Жужель, представителем НКВД — тов. Полозаев.
Чтобы приступить к налаживанию нормальной жизни освобожденного города, надо было в первую очередь подобрать и расставить кадры.
Коллектив завода им. Войкова возглавили партизаны, инженеры А. И. Кущенко и П. Н. Иванов. Директором Еникальского рыбного завода стал бывший командир нашего отряда М. А. Майоров. Организационное бюро подобрало также председателей рыболовецких колхозов (их в районе было тогда пять), директоров двух моторно-рыболовецких станций.
В самом срочном порядке требовалось наладить снабжение населения хлебом, водой и питанием, открыть столовые, в первую очередь для рабочих, организовать выдачу топлива, приводить в надлежащее санитарное состояние районы и город в целом, заниматься благоустройством. Нужно было помогать воинским частям подыскивать помещения для размещения госпиталей.
За короткий срок «носители нового порядка» разорили город, расстроили всю его нормальную жизнь. Магазины, столовые, общественные здания, школы — все было разграблено, опустошено, разбито. Гитлеровцы уничтожили почти все колхозное имущество и оборудование рыбозавода и моторно-рыболовецких станций. То, что осталось, требовало восстановления и капитального ремонта.
Запасов продовольствия для населения, конечно, не было никаких. Одним из источников пополнения запасов могла быть рыба. Но как ее добыть? В проливе стоял лед, который не позволял добраться до Средней Косы — места лова сельди. Областной и городской комитеты партии, да и сами обстоятельства требовали применить какие-то необычные методы лова рыбы. На совещании в районном комитете партии было предложено организовать подледный лов бычка в акватории рыбколхоза им. 1 Мая. Большинство добытчиков встретило это предложение с энтузиазмом. В январские дни 1942 года, в ледостав, в рабочих столовых Керчи появились жареные бычки и уха.
Позже был налажен лов сельди, которой хватало и для тыла и для фронта.
Более того, нам удалось снабжать население хлебом. В проливе лед, рядом фронт, а нам доставлялась мука!
В районе была построена пекарня, налажена выпечка хлеба, установлен строжайший контроль за расходованием муки, распределением хлеба.
Пекарней ведал партизан Зинченко.
Водой обеспечивал город завод им. Войкова. И в этом была немалая заслуга инженера завода тов. Андрющенко.
Постепенно налаживалась жизнь. Обсуждались возможности восстановления завода им. Войкова, его соседа — коксохимического завода.
Но продолжалась война, бои шли на Керченском полуострове, город ежедневно был под бомбежкой.
Требовалось восстановить железнодорожные мосты — их восстановили рабочие котельного цеха завода им. Войкова. В конце января взялись за строительство бронепоезда, но стали нужных марок не было.
Что делать? Решили приступать, делать пока, что возможно! А тем временем в Сталинград был послан с письмом Военного совета фронта Н. А. Кочубей, наш бывший разведчик. Он раздобыл и доставил на завод необходимые материалы. Бронепоезд был построен.
Я видел своими глазами, как артиллеристы бронепоезда сбили над заводом с первого выстрела вражеский четырехмоторный бомбардировщик, заходивший бомбить заводской причал, где суда принимали раненых бойцов для эвакуации в глубокий тыл.
Приходилось нам заниматься и строительством укреплений на подступах к городу. Для этого требовалось много рабочих рук. Такие руки нашлись. На рытье траншей и других сооружений Ленинский район послал более тысячи человек, в подавляющем большинстве женщин. Они шли с охотой, хотя и знали, что будет трудно, что все время идут бои и неизвестно, что их там ожидает.
В районе колхоза им. 1 Мая наши люди по просьбе командования осмотрели и выбрали направление для перехода войск и военной техники через лед. Переправу нужно было усилить вспомогательными средствами. Все, что можно мобилизовать в районе, было отдано на это важное дело: большое количество леса от разборки ненужных зданий и заборов, всевозможные пустые бочки и т. д. Вдвоем с секретарем ГК партии Н. А. Сиротой мне приходилось много раз бывать на переправе, помогать ее строителям или давать, зная местные условия, какие-то советы.
В районе было до десятка госпиталей. За исключением медицинских инструментов и, кажется, белья, все было собрано, сделано, оборудовано работниками завода им. Войкова и колхозов им. 1 Мая, им. Войкова, им. 12 годовщины Октября. Десятки колхозниц, работниц, домашних хозяек, пожилых и молодых, работали в этих госпиталях, стирали, ухаживали за ранеными. Каждый отдавал все силы для фронта, для победы.
В городе, а значит, и в районе был проведен сбор средств на танковую колонну. Много денег собрали наши активисты. Люди, не задумываясь, отдавали все, чем располагали. Все думали о победе, о защите своего родного города.
Надвигалась весна, областной комитет партии готовил все, что было в его силах и распоряжении, к весеннему севу. В нашем районе на заводе им. Войкова был организован цех по ремонту тракторов, в ремесленном училище открыта школа трактористов. Подготовка к предстоящей посевной тоже стала повседневной заботой районного комитета партии.
С энтузиазмом восприняли мы задание подготовить пирс завода им. Войкова к приему плавучего дока, которым в Керчь должны быть доставлены паровозы и вагоны. И вот 11 марта, несмотря на бомбежки, артиллерийский обстрел, непогоду, док пришвартовался к причалу, на котором уже были рельсы. По рельсам, после соединения их с уложенными в доке выкатили десять паровозов и сорок вагонов. Это была большая победа.
Электроэнергии в районе практически не было, а для нормальной работы предприятий нужен был внутригородской транспорт.
Рабочие железнодорожного цеха завода им. Войкова под руководством начальника цеха Ф. Т. Панкратова довольно оригинально решили эту проблему. На трамвайные рельсы они поставили два или три отремонтированных заводских паровоза, которые таскали трамвайные вагоны от завода к центру города и обратно.
Так на первых порах налаживалась жизнь района. Было организовано социалистическое соревнование, проводились месячники в честь дня Красной Армии, 1 Мая и т. д. Укреплялась партийная организация, совершенствовалась работа.
По-боевому работал комсомол под руководством смелого партизана Васи Щекотихина.
Но моему родному городу предстояли еще более суровые военные испытания.
До сих пор не прошли горечь и боль, которые я испытал, когда секретарь ГК партии Н. А. Сирота сообщил по телефону о том, что мы должны покинуть город, что связи на этой стороне больше не будет. 12 мая 1942 года мы — группа работников района и завода — переправились баржой, увозившей раненых, в Тамань.
Но мы твердо верили, что будет и второй звонок. Он позовет нас домой, в наш героический город.
И звонок прогремел! Наши доблестные воины вторично выгнали врага из Керчи и закрепились на крымском берегу.
В конце сентября 1943 года меня вызвали в Сочи, в распоряжение Крымского обкома партии.
В Сочи я принял дела нашего Ленинского райкома партии. Меня включили в группу работников, которым предстояло переправиться в Керчь. Как мы туда попадем, что нас там ожидает — мы не знали. Но наши мысли и, как говорят, душа — все было там, в родном городе. И уже намечались планы: как, с чего мы начнем работу в освобожденном городе. Беспокоили кадры — где «старая гвардия», всех их разбросала, расшвыряла война.
Мы дождались дня, когда враг был окончательно сломлен и наша любимая Керчь вновь обрела свободу. С огромным энтузиазмом керчане принялись восстанавливать город. Разрушено было почти все. И у нас в районе было все в руинах, в пепле: прекрасный заводской клуб-дворец, клуб инженерно-технических работников, техникум, школы, колхозные клубы, больницы, поликлиники, детские дошкольные учреждения, общественные здания, жилье.
Сейчас думаешь: как мы смогли тогда без техники, без достаточного числа мужских рук справиться с такой разрухой, с таким объемом работ? Но все преодолели — и трудности, и холод, и голод, все сделали. По примеру сталинградцев развернулось черкасовское движение. Люди трудились самозабвенно, всегда находили выход из, казалось бы, безвыходного положения. Бывшую баню района приспособили под клуб. Главный зал был небольшой, но ведь и людей было не так много.
Правда, на первом торжественном собрании, посвященном 25-й годовщине Октября, этот зал был забит до отказа.
На заводе им. Войкова смонтировали 250-киловаттную турбину. Она дала первый ток. Рыбаки-колхозники и рыбаки Гослова выловили за весеннюю путину около четырехсот центнеров сельди и еще сотни центнеров другой рыбы.
Начав на пустом месте, керчане возродили свой город, а в последующие годы сделали его еще краше, благоустроеннее, чем он был до войны. Это тоже подвиг, мирный, трудовой. Мы, ветераны, с глубокой радостью восприняли весть о присвоении Керчи звания города-героя. В этой высокой оценке партией и правительством подвига керчан мы видим признание и наших заслуг.

_________________
Изображение Изображение Я В контакте. Группа В контакте.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Керчь героическая
СообщениеСообщение добавлено...: 25 мар 2013, 22:22 
В сети
Фотоманьяк
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 10 мар 2010, 21:06
Сообщений: 19111
Изображения: 0
Откуда: Город Герой Керчь
Благодарил (а): 4298 раз.
Поблагодарили: 7500 раз.
Пункты репутации: 75
На фронтовой дороге


В. Г. ПАНАСЕНКО, бывший начальник военно-эксплуатационного и железнодорожного отделения №8

В последние дни 1941 года на Керченский полуостров были высажены крупные десанты советских войск. Они почти одновременно заняли населенные пункты севернее и южнее Керчи, освободили Феодосию, а затем Керчь. Вскоре гитлеровцы были изгнаны со всего полуострова до Акмонайского перешейка.
Железнодорожная сеть на освобожденной земле была всего 125 километров. Линия упиралась прямо в передовые позиции. Часть ее подвергалась артиллерийскому обстрелу.
Первые железнодорожники переправились на полуостров через несколько дней после высадки десанта — 2 января 1942 года. Они немедленно начали обследование пути от Керчи до станции Сарыголь, взяли все на учет, определили объем будущих восстановительных работ.
Было издано обращение ко всем железнодорожникам, оставшимся на полуострове, с призывом принять участие в восстановлении дороги.
Работы начались.
В середине февраля в Керчь прибыла еще одна большая группа железнодорожников и два эшелона военно-эксплуатационного отделения № 8, сформированного на Куйбышевской дороге. Собрался довольно значительный отряд рабочих, насчитывавший вместе с членами семей до 1300 человек.
Работы по восстановлению путей, различных служб и подвижного состава начались с первого дня после освобождения Керченского полуострова от гитлеровских оккупантов. Командование Северо-Кавказского фронта поставило перед железнодорожниками задачу немедленно мобилизовать все силы, использовать все возможности и приступить к восстановлению транспорта. Ко времени приезда основной группы железнодорожников, т. е. за полтора месяца, много было сделано. Однако дорога еще не работала, и прибывшим в Камышбурунский порт железнодорожникам пришлось добираться в Керчь пешком.
Темпы восстановления возросли, но надо было еще много сделать, чтобы пошли поезда. Дело в том, что число разрушений было очень велико. На всем протяжении от Керчи до станции Алибай и на участке до станции Ак-Монай путь и все искусственные сооружения были полностью выведены из строя, разрушена связь, уничтожена и повреждена аппаратура.
Паровозное депо Керчь — единственное на участке — было превращено в пустую каменную коробку. Станков не было, поворотный круг взорван. Водокачки на станциях Айсул и Керчь были также взорваны, а их оборудование разбито, станционное хозяйство и подвижной состав — паровозы и вагоны — основательно разрушены.
Пришлось как следует потрудиться, чтобы возвратить к жизни все, что нужно было для нормальной эксплуатации участка. Выполнение задачи усложнялось тем, что доставлять с Таманского полуострова запасные части, инструмент и прочее было невозможно. Все приходилось изыскивать на месте. Кроме того, во избежание больших потерь как людей, так и в материальной части, работы нельзя было сосредоточивать в одном месте. Гитлеровские самолеты висели в воздухе. Приходилось рассредоточивать и рабочую силу, и паровозы с вагонами по отдельным участкам.
Тем не менее темп работы был очень высок. Особенно самоотверженно трудились путейцы, возглавляемые начальниками дистанций Мурахтановым и Коптелкиным. Они привлекли к восстановительным работам население, хорошо организовали труд и добились замечательных успехов. Инженер Подчасов наладил на заводе им. Войкова изготовление рельсовых пакетов, а коллектив путейцев-мостовиков сумел за короткий срок подвести шпальные клетки и установить пакеты до станции Ак-Монай.
По путейцам равнялись остальные службы.
Связисты, которыми руководил Федоров, поставили сотни новых столбов, подвесили на десятки километров провода, оборудовали аппаратурой все станции, стрелочные пути, диспетчерскую связь, организовали телеграфно-телефонные пункты.
Паровозники во главе с Метонидзе и Мараховским активно взялись за восстановление машин. Сложные работы велись на территории топливного склада при угрозе вражеских бомбардировок. Начальник депо М. С. Огольцов и его заместитель И. П. Кузьменко организовали работы по восстановлению поворотного круга, что дало возможность ввести паровозы в депо.
Большую помощь оказал нам Тихорецкий паровозоремонтный завод. Его коллектив прислал бригаду квалифицированных рабочих. Самолетами из Тихорецка перебрасывали нужные части. Благодаря этому уже к апрелю было сдано в эксплуатацию восемь паровозов, а вскоре еще четыре.
Но этого было мало. Отсутствие паровозов лимитировало перевозки. Восстанавливать больше было нечего. Встал вопрос о переброске новых паровозов морем. Военный совет фронта принял решение перебросить из Новороссийска в Керчь доком десять паровозов серии «ЭХ» и сорок вагонов.
Так в Керчи в начале 1942 года создавался паровозный парк.
Восстановление вагонов было организовано на керченском вагоноремонтном пункте. Возглавил это дело опытный мастер-вагонник В. Ю. Кононов.
Работали вагонники с огромным воодушевлением. Свои рабочие места оставляли только тогда, когда заканчивали начатое дело. Они подготовили к эксплуатации до полутысячи вагонов, в подавляющем большинстве восстановленных собственными силами.
Вскоре был оборудован восстановительный поезд, крайне необходимый в прифронтовой обстановке. Он состоял из четырех вагонов, в нем имелся весь необходимый инструмент и материал для ремонта. Коллектив поезда (начальник П. Б. Гузь) был одним из самых боевых на участке.
Одновременно с подготовкой подвижного состава встал вопрос, где взять топливо. Надеяться на доставку его извне не приходилось. Помогла находчивость начальника паровозной части И. М. Гладкого и его заместителя Е. Ф. Примака. На заводе, им. Войкова было обнаружено много штыба — топлива, непригодного для паровозных топок. Его надо было: обогатить. Решили делать из штыба с пеком — смолой особого рода — брикеты. Выросла целая фабрика по производству топлива. Брикеты горели хорошо. Правда, паровозы дымили, и это их демаскировало, но работали.
Столь же остро стоял вопрос о снабжении водой. Кроме станционных, была выведена из строя и водокачка города Керчи.
Руководить восстановлением водоснабжения поручили молодому инженеру В. Л. Матасову. Он предложил пустить в ход агрегаты городской водокачки. Молодого инженера поддержали, и на станцию Керчь-2 в достаточном количестве стала поступать вода.
Было восстановлено специальное оборудование для теплой промывки паровозов, организовано эксплуатационное содержание и укрепление путей. Возобновил работу Айсульский карьер, откуда вывезли 200 вагонов балласта. Группа инженеров разработала умягчитель воды.
На станции Алибай, которая оказалась оборотным пунктом паровозов, воды вообще не было. В километре от нее имелось небольшое озеро. Зима 1942 года была снежной, и воды в нем было достаточно. На озере установили центробежный насос, проложили до станции трубы, оборудовали гидроколонку, и проблема была разрешена.
Тут же у путей был установлен «журавль» для погрузки топлива на локомотивы.
Много затруднений вызвала организация разгрузки поездов. Каждый получатель требовал, чтобы груз ему был доставлен в такой-то пункт.
Необходимость подсказала выход. Из имеющегося парка вагонов были сформированы вертушки — для каждого получателя грузов.
Воинские части были обязаны разгрузить вертушки за 40 минут. Значительно сократился оборот вагонов.
Помимо того, на участке было создано два санитарных поезда. Мы отдали для них лучшие вагоны, подобрали для обслуживания соответствующие кадры.
Обычный порядок на транспорте не нарушался и во фронтовой обстановке. Законом движения был график. В нем до мелочей предусматривалась технология работы участка. Диспетчеры И. К. Волошинов, М. Ф. Татаринов и Барабаш круглосуточно руководили движением. Нередко им предъявлялись требования не совсем обычного порядка.
Однажды фронт получил тяжелые танки. Командование решило доставить их по железной дороге с места разгрузки под Камыш-Буруном до станции Алибай. Для перевозки боевых машин необходимо было иметь большегрузные платформы. Естественно, на нашем участке их не было. Танки погрузили на платформы меньшей грузоподъемности, создали специальную вертушку. Двигалась она с большой осторожностью. Задание было успешно выполнено.
Вскоре надо было перевезти большое количество горючего. Но ни одной цистерны у нас не было. Диспетчерам дали задание изыскать емкости для горючего, и они отлично справились: раздобыли на заводах котлы и цистерны, поставили их в полувагоны.
Железнодорожники вместе с войсками стойко переносили все тяготы и опасности фронтовой жизни. 1 марта на станции Ак-Монай вражеская артиллерия и авиация обстреляли во время маневра состав из 24 вагонов. Станционные пути были полностью разрушены. С наступлением темноты сюда прибыла группа технической разведки. Выяснив обстановку, она организовала восстановление путей. На следующий день к вечеру на станцию прибыли два мотовоза с работниками паровозного депо. Они быстро расчистили путь, освободили паровоз. Работали в темноте, а в 50 метрах от них наша батарея вела артиллерийскую дуэль с немецкой. Выстрелы и разрывы снарядов освещали место работы. Я подошел к артиллеристам и попросил:

— Товарищи, не демаскируйте паровоз.

Они ответили:

— Нам не до того. Видите, он лупит, надо отвечать.

Двумя мотовозами израненный паровоз был доставлен в Керчь для восстановления. Движение до Ак-Моная возобновилось. Фронт снова получал все необходимое без задержки.
Группе вражеских самолетов удалось прямым попаданием повредить поезд на участке Салынь — Семь Колодезей. В составе были большегрузные самоопрокидывающиеся вагоны для перевозки руды, так называемые думпкары. Взрывом бомбы их опрокинуло и бросило поперек пути. Без помощи крана убрать такой груз было невозможно. Тогда начальник восстановительного поезда Гузь решил соорудить обводной путь, что и было сделано. Поезда без задержки двинулись по участку.

Особенно тяжелыми были условия работы на станциях Камыш-Бурун и Порт Камыш-Бурун. Фашистская авиация бомбила их ежедневно по два-три раза. Тем яростней, тем самоотверженней работали там наши люди. Как-то при очередной бомбардировке был поврежден путь и свален паровоз. Разрушения оказались так велики, что на несколько суток могло остановиться движение. Но восстановители быстро навели обводной путь, и движение немедленно возобновилось.
В Камышбурунском депо размещался санбат железнодорожников. В нем работала фельдшером Нина Корнилова, прибывшая в Крым с Куйбышевской дороги. Во время одной из бомбежек ранило несколько рабочих депо. Нина приняла все меры к тому, чтобы вывезти пострадавших. Как раз в это время на пути показалась дрезина, идущая к порту. Нина встала на пути, подняла руки и не сошла, пока машинист не остановил дрезину. Все раненые были отправлены.
Сама Нина Корнилова все время была на передовой, даже когда ее ранило, продолжала оставаться на своем посту, перевязывала и отправляла в тыл раненых воинов.
А вот еще факт. Бомба, упавшая около Камыш-Буруна, не разорвалась. В другое время этот участок оцепили бы и, конечно, прекратили движение. Но поезда неуклонно продолжали идти по рельсам, под которыми лежала эта бомба.
Таких случаев было несколько. Но работа не останавливалась. К счастью, ни одна бомба не разорвалась. '
На станции Алибай размещались армейские склады. Здесь всегда было и многолюдно и опасно. Гитлеровцы, видимо, знали о значении этой прифронтовой станции, и их авиация наведывалась сюда довольно часто.
Что представляла собой станция? Здание ее было взорвано. У выходных стрелок сохранилась путевая казарма — небольшой дом из четырех комнат. В нем и была сосредоточена вся жизнь станции.
Командовали движением И. А. Коваль, Берман и В. И. Славгородский. Руководили хорошо, по-боевому. Они вынесли на себе основную тяжесть организации работы на прифронтовой станции. Бомбежки и артобстрел были здесь обычным явлением. Если неприятель не обстреливал станцию, то налетал на склады. И в том, и в другом случае для железнодорожников было достаточно забот, тревог и опасностей.
В начале марта фашистская авиация разбила домик, где обосновалась станция. Немало воинов и железнодорожников было ранено и убито.
Скромные рядовые транспортники проявляли истинный героизм, стремясь до конца выполнить свой долг.
Например, вражеские самолеты налетели на санитарный поезд, который следовал от станции Семь Колодезей до Керчи. Машинист В. А. Худошин и его помощник были тяжело ранены, паровоз поврежден. Ранило и кочегара Завизиона. Бойцы, ехавшие в поезде, устранили повреждения в паровозе: забили пять дыр в котле. Завизион довел поезд до станции назначения. За этот подвиг он был награжден орденом Красного Знамени.
Таких примеров можно привести очень много.
Со станции Ак-Монай на Керчь шел состав с ранеными. У семафора станции Алибай на него налетело семь «мессершмиттов». Они варварски бомбили и обстреливали санитарный состав. Многие раненые получили новые ранения, многие погибли. Был поврежден паровоз. Со станции Ак-Монай на помощь остановившемуся поезду прибыла мотодрезина с работниками медсанбата и специалистами-железнодорожниками. Пока врачи и сестры оказывали помощь раненым, железнодорожники взялись за ремонт паровоза. Выяснилось, что у него поврежден котел — из него с огромной силой вырывалась струя пара. Машинисту Николаеву и его помощнику Грачеву удалось заделать мелкие пробоины, осталась большая. Тогда они взяли ломик, обернули его курткой и кувалдой забили в дыру. Затем подняли пар. Состав двинулся и благополучно дошел до Керчи.
Гитлеровцы все усиливали активность авиации. По этим и другим признакам было ясно, что они готовят новое наступление. Редко какой поезд приходил благополучно к месту назначения. Пришлось искать способы сохранения подвижного состава. Всем поездам и вертушкам были приданы зенитные пулеметные установки. Немецкие самолеты уже не могли, как раньше, безнаказанно гоняться за каждым нашим паровозом и вагоном. Зенитчики часто вынуждали фашистских летчиков сходить с боевого курса и бросать бомбы куда попало.
Связь наша была разветвленной и работала четко. Сигналы постов воздушного наблюдения немедленно передавались на станции. Благодаря этому удавалось рассредоточить составы, укрыть людей и принять другие меры предосторожности до подхода немецких самолетов.
В мае 1942 года гитлеровцы перешли в наступление. Их авиация произвела интенсивные налеты большими группами на все станции одновременно. На Семь Колодезей было сброшено несколько тонных бомб. Станция перестала существовать.
Беспрепятственность движения всюду была нарушена.
Но даже в этих условиях мы выполнили ряд очень важных заданий по эвакуации людей, уничтожению подвижного состава и разрушению участка дороги.
Гитлеровцам удалось оттеснить наши войска.
Весной 1944 года, когда Керчь, а затем весь Крым были освобождены от захватчиков, мы, железнодорожники, вновь взялись за восстановление дороги — артерии жизни.

_________________
Изображение Изображение Я В контакте. Группа В контакте.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 40 ]  На страницу 1, 2, 3, 4  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Перейти:  


Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group (блог о phpBB)
Сборка создана CMSart Studio
Тех.поддержка форума
Анализ сайта